Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Андрей Лошак: «Меня с Латвией связывают, можно сказать, родственные узы»

Леонид Якобсон

  

(picture 1)
Андрей Лошак - обладатель «Тэфи-2003» в номинации «Лучший репортер».

    Андрей Лошак – обладатель «Тэфи-2003» в номинации «Лучший репортер». Это он вместе с антиглобалистами ездил из Берлина через Амстердам в Брюссель, чтобы рассказать телезрителям, почему те протестуют и бьют витрины. Это он отправлялся в деревню Ульяновской области, где было отключено электричество, и рассказывал о жизни ее обитателей. Сегодня Андрей вместе с другими «парфенятами» (так московские газеты окрестили экс-команду «Намедни» – Авт.) Вадимом Такменевым, Александром Зиненко, Ильей Зиминым делает на НТВ передачу "Профессия - репортер".

    Андрей Лошак в журналистику пришел не случайно. Можно сказать, по зову крови. Еще бы! Он – племянник редактора легендарного «Огонька» Виктора Лошака, двоюродный брат журналистки Анны Лошак. Да и женат (к слову, супруга ему приходится троюродной тетей) на сценаристке многих ток-шоу на НТВ.

    - Если бы не дядя, наверное, журналистским ремеслом никогда и не занялся, - улыбается Андрей. - Прямиком направился бы в армию, а после службы... кто знает, как все сложилось бы.

    - По достижениям на ТВ не скажешь, что ты на работу по блату устроился.

    - Тем не менее, именно так и было, чего уж там лукавить...

    В прошлом году Андрей сделал сюжет из Латвии - об авторах книги "[голово]ломка" Александре Гарросе и Алексее Евдокимове, которые получили премию "Национальный бестселлер"

    - Я не работаю в службе информации уже несколько месяцев, так что вопрос не ко мне.

- Знаешь, что мне понравилось? Эти ребята не выставляют себя этакими угнетенными русскоязычными, не играют на этой теме. Они нормальные молодые люди – работают, реализуются. Их интересуют, как мне кажется, более масштабные проблемы, чем мышиная возня вокруг околонациональных проблем. И жизнь показывает, что они правы. А "[голово]ломка" мне очень понравилась. Злая. По-настоящему классовая литература. «Мать» Горького на новый манер. Честно говоря, для меня неожиданно, что подобная книга родилась в Латвии. И написана на отличном русском языке. Искренне рад за ребят.

    - В твоем сюжете было и интервью с Валерием Каргиным...

    - Как я понимаю, он был прообразом одного из героев книги (действие "[голово]ломки" происходит в "Рэкс-банке" - напрашивается анология с "Парэксом". - Прим. авт.). Каргин оказался крайне лояльным к Латвии человеком, пел панегирик власти и латышскому народу. Бросал какие-то шпильки в адрес России и русского бизнеса. Всячески изображал из себя этакого сытого члена Евросоюза, европейца с «Мэйбахом». В пресс-службе «Парэкса» нам особо подчеркнули, что у господина Каргина первый «Мэйбах» на постсоветском пространстве...

    - Да Бог с ним. Скажи лучше, что происходит на НТВ после закрытия «Намедни»?

    - По понятным причинам я не могу комментировать то, что происходит на канале. Заморочки страшные. Есть тенденция к выражению одного мнения, думаю, ясно, чьего – президента. Я до последнего момента ждал, что будет у Лени (Леонид Парфенов). А у него ничего нет. Ему ничего не дают делать из того, что он хотел бы сделать. Он не может мне сказать: «Давай искать вместе». Ему выплатили «увольнительные» за шесть месяцев, все по закону, потому есть на что жить. А когда мне на НТВ сделали предложение пойти в программу «Профессия - репортер», то я согласился. Идти-то особенно некуда.

    - А, к примеру, на MTV-Россия? Ты ведь писал для ультро-молодежного журнала «Птюч».

    - Это был бы шаг в детство. Пройденный этап.

    - А он был?

    - Я не работал на MTV, но у меня там куча друзей. Когда MTV открылся, я уже работал на НТВ, так что это мне было не интересно. В свое время мне хотелось, конечно, но тогда еще MTV не было. Когда же оно появилось, я уже перехотел, точнее, вырос из него, так будет правильнее сказать.

    - Правда ли, что фамилия Парфенов сейчас под запретом на НТВ?

    - Нет. Я давал интервью программе «Утро на НТВ». Перед этим честно поинтересовался, можно ли называть «Намедни» или Парфенова. Мне сказали – пожалуйста.

    - Что бы ты мог отметить из программ российского ТВ?

    - Я вообще не смотрю телевизор. Новости черпаю из Интернета. Это по-моему последний свободный информационный островок в России.

    - «Намедни» сильно отличалась от остальных передач. Их смотрела молодежь...

    - Гениальность Парфенова в том, что он умудрялся нравиться всем. На самом деле это и есть высшее мастерство. Ему сейчас многие подражают. Только у одних это получается как-то органично, а у других – попугайничание и все. Сейчас все стали интонировать, вертеть башкой, как Парфенов... Что говорить - он живой классик!

    - Общие знакомые говорят, что ты - антиглобалист...

    - Проблемы антиглобализма меня волнуют. Но они скорее экономические, нежели политические. Сейчас политика в России опять стала важнее экономики. Когда мы развивались вместе с Европой в русле либерализма, тогда антиглобализм был интересен, как реакция на капиталистический путь развития. А теперь вновь пошли «национальные особенности». Хочу сделать сюжет на межэтническую тему. Ксенофобия сегодня подогревается властями и в Москве, и в России в целом. Для них это сейчас важно...

    Таксист, интеллигентный мужчина лет шестидесяти рассказал мне свою историю. Он - инженер-строитель, лет десять проработал в тресте. Так начальник сказал ему, мол, вынужден тебя уволить, потому что ты -- чеченец. «Все эти проверки нашей фирмы происходят из-за того, что ты – чеченец». Национальность – единственная причина, по которой его уволили. У меня есть номер телефона этого человека. Сейчас я собираю подобного рода истории. К слову, в подъезде дома, где я живу, на стене написано: «Смерть чеченцам!» Такие вот дела... И я не вижу примирения в обществе, нет даже попыток его найти.

    - Есть ведь и обратная сторона медали. Я видел в Москве коротко стриженных чеченцев, передвигающихся по столице на фольклорных «бумерах». Так вот они не очень-то лестно отзывались о москвичах, о русских вообще...

    - Да, они нас тоже не любят. Но надо же что-то с этим делать! Нельзя же мочить друг друга там, здесь. Вплоть до сортиров... Я в Чечне снял сюжет про рэперов, кавээнщиков. Как все удивились: оказывается, там и такие люди есть, абсолютно нормальные ребята, которые любят и слушают рэп, выглядят по-человечески. Вовсе не ZZ TOP с автоматами, как их представляют многие москвичи.

    Я вообще считаю, что к любой проблеме – даже такой страшно запутанной и запущенной, как отношения с Чечней, - надо подходить прежде всего с точки зрения человеческой. В конце концов это же люди, а не сплошь кровавые террористы... Люди со своими бедами и радостями, которые хотят жить.