Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

«Дигиталгейт»: несогласованные договоры, фиктивные сделки. Окружной суд оправдал директора Национального театра Оярса Рубениса

BNN

  

(picture 2)
В материалах дела на 800 страницах рассмотрены опосредованные предприятия, договоры.

Уголовное дело о коррупции во время реализации проекта дигитального телевидения началось 15 лет назад — в 2003 году — с обыска предприятия Андриса Шкеле. Потом на сцене стали появляться имена Андрейса Экиса, Юргиса Лиепниекса и ряда других обвиняемых. BNN объясняет, за что они на самом деле сели на скамью обвиняемых и какие, судя по материалам обвинений, схемы осуществлялись?

По материалам обвинений, в 1995 году у тогдашнего председателя правления LNT Андрейса Экиса возникла идея о переходе с аналогового вещания на дигитальное. Экис знал об управляемой Майклом Энтони Флэнаганом компании Kempmayer Media Limited (KML), через которую можно было бы внедрить цифровое телевидение в Латвии.

Как указано в обвинительных показаниях, Лиепниекс связывается в Флэнаганом, передает ему документы о связанном с ним (Лиепниексом) предприятии Gedney Purcell Ventures Ltd. (Gedney). Флэнаган делает так, чтобы Gedney стал владельцем 50% KML. Таким образом Лиепниекс становится скрытым акционером KML.

В обвинительных показаниях указан период с июня 1999 года по 20 марта 2000 года, в который Марис Паудерс, гендиректор Латвийского государственного телерадиоцентра (ЛГТРЦ), получает информацию о намерении Экиса внедрить дигитальное ТВ. В показаниях сказано, что Паудерс и Экис хотят добиться признания KML предприятием, которое осуществляет внедрение дигитального ТВ. В действительности же KML делала бы это лишь фиктивно. Используя заключенный с KML договор, истинным «внедрителем» дигитального ТВ был бы ЛГРТЦ. Деньги через KML доходят до Экиса и других.

ЛГТРЦ учреждает АО Digitālais Latvijas radio un televīzijas centrs («Дигитальный латвийский телерадиоцентр» — ДЛТРЦ), через который заключаются все договоры. Добавим, что ДЛТРЦ — акционерное общество, не государственное предприятие. Значит, не надо проводить конкурс на самую выгодную закупку техники.

16 мая 2000 года ЛГТРЦ покупает ДЛТРЦ, вложив в его основной капитал 5 000 латов. В сентябре 2000 года ЛГТРЦ (Паудерс) передает 23% долей основного капитала LMT ДЛТРЦ (Спунде), чтобы он смог внедрять дигитальное ТВ.

В материалах суда сказано, что в январе 2001 года Экис и Лиепниекс договариваются об увеличении акционерного и основного капиталов, в результате чего оформляются еще восемь акционеров — юридических лиц, которые прежде никогда не занимались и в дальнейшем тоже не занимались коммерческой деятельностью.

К февралю 2001 года, как указывают материалы обвинения, Лиепниекс задействует Андриса Шкеле (не обвинен; в «Дигиталгейте» - свидетель). Шкеле становится одним из акционеров KML через предприятие его интересов Ratcliff Limited, которое создал адвокат Улдис Кокинс.

В 2001 году к намерению Экиса, Лиепниекса и Паудерса присоединился руководитель ДГТРЦ Гунтарс Спунде и составляется трехсторонний договор на оказание консультационных и интеграционных услуг между ДЛТРЦ, ЛГТРЦ и KML. ЛГТРЦ одобряет то, что ДЛТРЦ подписывает договор оказания консультационных услуг с BBC Technology. Наличие этого договора повышает доверие к тому, что KML обладает компетенцией для внедрения дигитального ТВ в Латвии, рассказывается в материалах обвинений.

Также в них говорится, что Кокинс сообщает Флэнагану, что учредит дочернее предприятие KML — Kempmayer Media Latvia (KMLat). Кокинс дал Флэнагану указания о том, что единственной функцией KML будет покупка товаров у третьих сторон и их продажа латвийским предприятиям.

14 ноября 2002 года ДЛТРЦ заключает договор стоимостью более 30 млн латов с KML и KMLat, передают латвийские масс-медиа и «Общество за открытость Delna».

Экис и Лозе в пользу нескольких лиц, в том числе Лиепниекса и Экиса, поэтапно искусственно делят покупки аппаратуры и сделки по доставке, привлекая фиктивных посредников. Таким образом повышаются расходы на внедрение дигитального ТВ, поясняется в материалах обвинений.

Янис Сварпстонс от имени KMLat выписывает вводящие в заблуждение счета ДЛТРЦ. Спунде дает распоряжения об уплате этих счетов от имени ДЛТРЦ. Один из договоров был организован между финской компанией-производителем Teleste Corporation и ДЛТРЦ, в котором сказано, что оборудование будет закупаться через KML. Сварпстонс вместе Янисом Зипсом составили счет и запросили почти на 47 000 латов больше, чем KML заплатила Teleste Corporation, рассказывается в материала обвинения.

В материалах дела на 800 страницах рассмотрены опосредованные предприятия, договоры. Если обвиняемые утверждают, что невиновны, тогда почему надо было так бороться, чтобы создать такую огромную «паутину», в которую фиктивно вовлечено так много фирм, в том числе BBC Technology?

В среду, 20 июня, Рижский окружной суд огласил сокращенный приговор. Директор Национального театра Оярс Рубенис. Другим обвиняемым назначены штрафы и реальные тюремные сроки.

Судьи окружного суда оправдали также бывшего государственного уполномоченного лица «Латвийского государственного телерадиоцентра» (ЛГТРЦ) Дидзиса Йоновса, бизнес-консультанта Валдиса Пурвинскиса и государственного уполномоченного лица ЛГТРЦ Адрианса Болданса. Суд первой инстанции назначил каждому из них штраф в размере 18 000 евро.

Политтехнологу Юргису Лиепниексу назначен штраф в размере 67 080 евро, а бывшему директору LNT Андрейсу Экису — 40 850 евро.

К 9 месяцам тюремного заключения и штрафу в размере 26 230 евро приговорен бывший гендиректор «Дигитального латвийского телерадиоцентра» (ДЛТРЦ) Гунтарс Спуде. Юрист Янис Лозе приговорен к году и девяти месяцам тюремного заключения, а также к штрафу в размере 33 540 евро.

Бывший член правления Kempmayer Media Latvia Андрейс Забецкис приговорен к 2 годам и 9 месяцам тюремного заключения. Бывший член правления Kempmayer Media Latvia Янис Зипс приговорен к году и девяти месяцам, а также к штрафу в размере 22 790 евро. Бывшему члену правления Kempmayer Media Latvia Янису Сварпстонсу назначено 2 года и 9 месяцев тюрьмы и штраф в размере 22 790 евро.

Всем обвиняемым были смягчены приговоры суда первой инстанции на основании нормы Уголовного закона о рассмотрении дела в разумные сроки.

Решение окружного суда может быть обжаловано в Верховного суде после того, как будет доступно полное решение.

2018-06-20 07:42:31