Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Что скрывает SAB в «мешках КГБ»?

Kompromat.lv

  

(picture 2)
Удостоверение Бориса Карпичкова. Здесь он ещё капитан КГБ.

Согласно данным расследовательской телепрограммы De facto (LTV), Бюро по защите Сатверсме (Satversmes aizsardzības biroj, SAB) удаляет важную информацию из архива КГБ.

По сведениям журналистов, это происходит под благовидным предлогом: спецслужба занимается переводом в цифровой формат базы данных «Дельта», унаследованной от КГБ. В ней содержатся учетные карточки и донесения агентов.

Как известно, в Латвии насчитывается около 4 тысяч карточек агентов. Это при том, что агентура КГБ состояла примерно из 26 тысяч жителей республики. На самих карточках отсутствуют личные подписи агентов. Потому неоднократно утверждалось, что они составлялись за спиной конкретных людей: имена использовались без их ведома и согласия. Кроме того, личные дела латвийских агентов сейчас находятся в России и недоступны латвийским ученым.

Как утверждает De facto, перевод базы, которая передается Латвийскому национальному архиву, чтобы с ней могли работать ученые и члены комиссии историков, изучающие «мешки КГБ», в электронный формат проходит непрозрачно. Более того, из нее удаляют важную информацию.

«Многие историки смеются - интересно ж будет поисследовать, как лицо Х встретилось с другим лицом Х, о чем агент Х "настучал" начальнику отдела Х по фамилии Х», - заявила De facto член комиссии по исследованию документов КГБ Кристине Яриновска.

Тем временем, Научная комиссия по исследованию деятельности советского КГБ в Латвии констатировала, что исчезло дело, которое свыше 20 лет назад рассматривал Юрмальский суд – о возможном сотрудничестве бывшего председателя Совета министров СССР Ивара Годманиса.

Политик заявил Latvijas radio, что ему неизвестно, куда девались документы. Однако у него на руках сохранился вердикт суда. В приговоре говорится, что Годманис не был связан с КГБ.

В суде Юрмалы по факту исчезновения материалов дела начата внутренняя проверка. Как сообщила новостному агентству LETA его представитель Инесе Силиневича, проверка выявит, куда могло быть направлено дело со всеми подшитыми к нему материалами и с какого времени оно больше не находится в юрмальском судебном архиве.

Председатель комиссии, историк Карлис Кангерис заявил, что это не первый случай, когда научная комиссия, изучающая вред, нанесенный Латвии и ее населению деятельностью КГБ, сталкивается с пропажей исторических документов.

«Библиотека КГБ в начале 90-х состояла из десятков тысяч единиц хранения, путешествовала в Академию полиции и бог весть еще куда, и сегодня от нее мало что осталось. Есть много свидетельств бывших сотрудников КГБ, которые обязательно следует сохранить», - сказал историк.

Живущий ныне в Лондоне, бывший сотрудник КГБ ЛССР Борис Карпичков откликнулся на появление информации о возможном сокрытии сведений из «мешков КГБ».

KOMPROMAT.LV получил письмо от экс-чекиста, в котором он приводит фрагмент своей книги, а именно вторую часть главы “«Контора» готовит кровавую «баню»”.

ПРЕДУПРЕЖДАЕМ! KOMPROMAT.LV не несет ответственности за действия или решения, основанные на воспоминаниях бывшего сотрудника КГБ ЛССР Бориса Карпичкова .

Свидетельство Бориса Карпичкова публикуется с целью привлечь внимание общества к проблеме «мешков КГБ», о которой речь идет выше. При этом фамилии возможных агентов не приводятся, т.к. KOMPROMAT.LV не имеет возможности проверить достоверность приведенной информации.

Помимо упомянутых прежде «выдающихся» латвийских политиков и «государственных деятелей» с «конторой», прочими аналогичными «параллельными структурами» (как-то ГРУ, например) бывшего «совка», а также впоследствии, уже и с российскими спецслужбами в «независимой» Латвии в прежние годы негласно сотрудничали следующие лица, также достаточно широко известные в местном обществе, занимавшие влиятельные посты, а именно:

Имант {...} (являлся Президентом латвийской Ассоциации сотрудничества в области сельского хозяйства, науки и промышленности);

Георгс Андреевс (один период занимал пост Министра иностранных дел «независимой» Латвии);

Иварс {...} (еще до своего отъезда на жительство в Швецию, в середине 80-х годов, являлся барменом в одном из ресторанов города Риги, где и был первоначально завербован в агентурный аппарат информаторов «конторы» Латвии, после возвращения в республику, в начале 90-х, была принят на связь одним из ведущих оперативников так называемого 5-го («идеологического») отдела КГБ, Иваром Шнейдерсом; в дальнейшем Бардиньш неоднократно избирался на руководящие в различные инстанции городского и республиканского самоуправления, а также становился депутатом Сейма Латвии);

Дайнис {...} (ранее являвшийся Министром сельского хозяйства Латвии, в дальнейшем был непосредственно вовлечен в темные операции, связанные с коррупцией и незаконным распределением за взятки международных кредитов из Международного валютного фонда G-24);

Андрис {...} (известный латвийский адвокат, впоследствии оказывавший огромное неформальное влияние на политическую и государственную элиту «независимой» Латвии, был также непосредственно вовлечен во множество скандальных историй связанных с коррупцией и подкупом высших должностных лиц Латвийского государства);

Янис {...} (избирался депутатом Сейма, один период времени занимал пост Министра культуры в Латвийском правительстве);

Марис {...} (писатель, был активным членом латвийской политической Партии социальной справедливости);

Юрис {...}(занимал пост ректора Высшей школы социальных технологий, являлся членом партии Латвийских социал-демократов, был депутатом Рижской думы);

Алексей {...} (священнослужитель Русской православной церкви в Латвии, являлся депутатом парламента, параллельно поддерживал тесные неформальные контакты с наиболее одиозными фигурами из числа неформальных лидеров преступного мира республики. Еще до ликвидации «конторы» в Латвии в августе 1991 года, ..... состоял на связи, находясь на «личном оперативном контакте» в так называемом Отделе “Z”. Как раз данное оперативное подразделение было известно тем, что по существу, выполняло функции «политической охранки», организовывало всевозможные «разработки» и негласной надзор за всеми диссидентами и инакомыслящими республики);

Николай {...}(ранее являлся корреспондентом республиканской русскоязычной газеты “SM–Сегодня”, впоследствии становился членом Сейма);

Айварс {...} (прежде являвшийся ведущим специалистом Института химии древесины Академии наук Латвии, впоследствии неоднократно избиравшийся депутатом в республиканский Сейм, одно время занимавший пост Министра финансов Латвии, в дальнейшем являвшийся Вице-мэром города Риги, параллельно, прежде состоял в агентурном аппарате «конторы» в Латвии, помимо всего прочего, занимая министерский пост и являясь Председателем государственной комиссии по распределению многомиллионных межправительственных кредитных ресурсов G-24, выделяемых Латвии по линии Международного валютного фонда, был коррумпирован лидерами русской организованной преступности в республике и за многотысячные выплачиваемые ему «откаты», фактически «лоббируя», положительно решал вопросы выдачи финансовых средств «коммерческим структурам», находящимся под полным контролем со стороны «боссов» русской мафии);

Григорий Крупников (прежде работавший в Институте электроники и вычислительной техники Латвии, являлся депутатом республиканского парламента, а также депутатом Рижской городской думы, продолжительное время занимал руководящий пост латвийской политической партии “Новое время”, одновременно состоял в агентурном аппарате латвийской «конторы» под псевдонимом “Иванов”);

Виктор {...} (долгие годы являлся Президентом латвийского Клуба антикварных автомобилей, Директором и одним из крупнейших совладельцев совместного предприятия в “.....” – официального представительства германских автомобильных концернов {...}, “в Латвии, параллельно состоял в аппарате осведомителей «конторы» под псевдонимом “Президент”, находился на “личном оперативном контакте” у начальника 4-го отделения 2-го отдела КГБ Латвии Александра Сергунина);

Айварс {...}(на протяжении долгих лет был бессменным мэром {...}, одновременно являлся негласным акционером ряда частных коммерческих структур, расположенных на территории Вентспилсского припортового завода по переработке нефтепродуктов - {...}, в то же время, по имеющимся достоверным оперативным сведениям, являлся действующим “агентом влияния” российских секретных служб нелегально действующих на территории «свободной» Латвии. Помимо всего прочего, был связан тесными «бизнес-отношениями» с одним из неформальных лидеров русской организованной преступности Григорием {...});

Карен {...}(в прежние годы работал репортером в латвийской газете “Советская Молодежь”, впоследствии, после обретения Латвией «независимости», продолжая оставаться в республике, стал собственным корреспондентом популярной российской газеты “Комсомольская правда”, одновременно являлся секретным информатором «конторы» под псевдонимом “Гарольд”, в дальнейшем активно использовался российскими спецслужбами в их тайных операциях на территории Латвии);

Айварс {...} (в прежние годы работавший в Министерстве иностранных дел, параллельно являлся секретным информатором «конторы»);

Альфред {...} (ранее являлся руководителем полетов районного центра Управления воздушного движения гражданской авиации республики, одновременно состоял в действующем агентурном аппарате органов КГБ под псевдонимом “Берзиньш”);

Арвид {...}(являлся депутатом Латвийского парламента от партии “зеленых”, параллельно, прежде числился осведомителем КГБ Латвии);

Юрис {...} (в прежние годы избирался депутатом Сейма, занимал пост Министра ...., являлся секретным информатором «конторы» в Латвии);

Петерис {...}(прежде работал биологом в одном из научно-исследовательских учреждений республики, впоследствии являлся активистом ряда политических партий Латвии, был избран депутатом Сейма, в прежние годы состоял в агентурном аппарате местного КГБ);

Карлис {...}(ранее являлся ведущим сотрудником Отдела культуры Кабинета министров республики, параллельно состоял в действующем агентурном аппарате «конторы» в Латвии, находился на контакте в бывшем 6-м отделе);

Алексей {...} (в прежние годы работал в редакции латвийской русскоязычной газеты “SM-Сегодня”, впоследствии стал главным учредителем и фактическим владельцем частного латвийского издательского Дома “.....”, в частности, выпускавшего в республике ежедневную газету ....., одновременно, являясь секретным информатором органов «конторы» под псевдонимом “Алек”, привлекался для участия в различных оперативных мероприятиях, одним из которых являлась негласная «разработка» одного из лидеров НФЛ, Владлена Дозорцева подозреваемого КГБ в шпионаже в пользу британской разведки - MI6; После обретения Латвией «независимости» информатор “Алек” – {...} продолжал активно использоваться российскими спецслужбами как их “агент влияния” в регионе);

Рихард {...} (ранее являлся мэром города ....., депутатом городской думы, лидером политической партии {...}, параллельно состоял в действующем агентурном аппарате органов латвийской «конторы» под псевдонимом “Эдгар”), и прочие иже с ними.

Следует учитывать, что подавляющая масса из перечисленных выше лиц не только были хорошо осведомлены о характере и основе контактов, тайно поддерживаемых ими с оперработниками местного КГБ, но и, по сути, являлись добровольными помощниками-осведомителями, охотно сотрудничавшими с «конторой».

Кроме перечисленных индивидуумов даже самые, что ни на есть, напрочь «промытые» идеями «национального пробуждения» и прочим пропагандистским мусором «патриоты», такие как {...}(автор приводит множество имена и фамилии известных в обществе деятелей, - прим. Kompromat.lv) и многие им подобные, относящиеся к членам наиболее радикальных активистов, внешне демонстрируя полную решимость в своей «святой» борьбе и «делу независимости» Латвии, параллельно, продолжали оставаться негласными информаторами «конторы» в республике. Последнее обстоятельство, кстати, насколько можно судить, никак не сказалось на судьбе и дальнейшей «государственно-политической карьере» большинства из только что упомянутых здесь «деятелей».

В частности, тот же Гунтарс {...} неоднократно избирался депутатом парламента Латвии, один период времени являлся Министром {...}, и даже …{...}

Прежде становившийся депутатом Латвийского Сейма правый радикал Дзинтарс {...} тоже находился в достаточно «интересных» конспиративных отношениях с вполне конкретными «ребятами» из «конторы». Как бы то ни было, но его неофициальным “куратором” там, до определенного времени, был нынешний Президент латвийско-российской газовой компании “Itera-Latvia” Юрис Савицкис, как известно, прежде являвшийся кадровым старшим оперативным офицером подразделения внешней разведки (1-го отдела) КГБ Латвии.

Следующий по счету «боец невидимого фронта» - Алвис {...}, также известный под псевдонимом “Страутманис”, состоял на личном контакте у сотрудника 1-го отделения 5-го отдела «конторы» Ивара Шнейдерса.

Еще один подобный «активист» - Янис ....., являвшийся руководителем фольклорного клуба {...}, был известен в КГБ Латвии под секретным псевдонимом “Янис”.

«Настоящий патриот латвийского народа» - Карлис {...}, в прежние годы являвшийся ведущим инженером-конструктором на научно-производственном объединении “Гауя”, позирующий как «ярый борец» за «освобождение» Латвии от советской оккупации, был также известен как секретный агент “Арне”, находившийся на связи в 1-м отделе латвийской «конторы», где он активно использовался в негласной «разработке» лидеров зарубежных центров и функционеров латышской эмиграции в США и Канаде.

Как известно, Андрис {...}, будучи также выбранным в Латвийский парламент, являвшийся одним из неформальных руководителей националистического “Движения за национальную независимость Латвии” (DNNL), в то же время, продолжал также находиться “на связи” в агентурном аппарате органов местной «конторы». Нет ничего удивительного, что по аналогии со многими другими документальными материалами относительно их тайного сотрудничества, личное и рабочие дела “добровольного помощника” под псевдонимом “Варис” - Андриса {...}, были также уничтожены по совершенно секретному личному указанию, исходившему от являвшегося последним Председателем КГБ Латвии Эдмунда Ехансонса (Эдмунд Йохансон – прим. Kompromat.lv).

Еще один якобы «бескомпромиссный борец» за национальную независимость Латвии, Одиссей ….., впоследствии тоже становившийся депутатом Сейма, как секретный осведомитель, продолжительное время находился на “личном оперативном контакте” у начальника Особого отдела 15-й воздушной армии России, полковника Виктора Кучука, продолжавшей временно базироваться на территории в Прибалтике и после обретения республикой своей государственности, в августе 1991 года.

Мартиньш {...}, работавший рядовым радиомехаником на рижском производственном объединении “Электрон”, не просто являлся действующим агентом органов КГБ под псевдонимом “Онтарио”, но также был задействован в хитроумной двойной «игре» с рядом лидеров американских эмигрантских организаций.

Карлис {...}, еще один обыкновенный радиорегулировщик рижского завода РРЗ, активно использовавшийся в сборе сведений на представителей латышской эмиграции за границей, также являлся информатором «конторы» под псевдонимом “Вилюмс” и находился на “личном оперативном контакте” у сотрудника 1-го отделения 5-го («идеологического») отдела КГБ Латвии Ивара Шнейдерса.

Сперва назначенный в 1992 году на пост …… Латвии Илмар {...}, одновременно являвшийся Управляющим того же {...}, прежде, в 1989-90 годах, занимавший пост Заместителя Председателя {...} Народного Фронта Латвии, был завербован в агентурный аппарат органов КГБ еще будучи студентом в Рижском политехническом институте, РПИ (впоследствии – Рижский технический университет, РТУ). Не исключено, весомой «составляющей» в его вербовке послужили весьма «пикантные» нюансы из личной жизни {...}, которые он не горел желанием, чтобы те детали стали бы достоянием общественной огласки.

«Видный активист», параллельно также втихую «подрабатывавший» на «контору», Юрис {...}, помимо того, что тоже являлся латвийским парламентарием, еще умудрился вовсю «порулить» и на посту Министра ......

Вместе с тем думается, вполне объяснимо, что еще одну неофициальную «категорию» лиц, представлявших достаточно устойчивый интерес для работников «конторы», а также ее правопреемников из российских спецслужб, с точки зрения перспектив их негласного использования, формировали бизнесмены, банкиры и прочие предприниматели. В последней связи здесь могут быть упомянуты имена следующих лиц: покойный Хаим [Ефим] .... (в прежние годы, являлся многократным чемпионом {...}, более 20-ти лет тренировал сборную команду республики по {...}, впоследствии являлся Президентом коммерческой …… одновременно состоял в действующем агентурном аппарате «конторы» - находился на “личном оперативном контакте” у бывшего заместителя начальника 2-го отдела КГБ Латвийской ССР Владимира Комогорцева, а также у старшего оперуполномоченного 1-го отделения 2-го отдела «конторы» республики Юрия Гущина. Впоследствии {...} также продолжал активно использоваться в тайных операциях российских спецслужб в «независимой» Латвии);

Янис {} (банкир, один из руководителей латвийского коммерческого банка {...}, состоял в аппарате негласных информаторов «конторы», после обретения республикой «суверенитета» активно использовался представителями российских спецслужб нелегально орудующими в Латвии);

Владимир (продолжительное время являвшийся президентом одной из крупнейших в Латвии «нефтятных» торговых коммерческих структур {...}, занимающейся транзитными поставками из России на Запад нефти и нефтепродуктов. Прежде, являясь механиком-наладчиком Рижской базы тралового флота, {...} был завербован в действующий агентурный аппарат «конторы» в Латвии, в котором продолжал состоять долгие годы);

Евгений (ранее работавший на рижском производственном предприятии по выпуску автоматических телефонных станций “VEF”, затем ставший одним из совладельцев латвийского частного предприятия {...}, непосредственно тесно связанный «бизнесом» с рядом теневых предпринимателей республики, одновременно являлся многолетним информатором латвийской «конторы»);

Киров ({...} Все перечисленное, тем не менее, нисколько не мешало {...} одновременно быть информатором «конторы» и состоять в аппарате секретных агентов - находился на “личном оперативном контакте” у сотрудника 6-го отдела КГБ Федина и, параллельно, участвовать во множестве сомнительных многомиллионных сделках, прокручиваемых {...} совместно с коррумпированными высшими должностными лицами «независимого» Латвийского государства. Одной из подобных афер, успешно осуществленных {...});

{...}

Более чем в достатке имелось информаторов у латвийской «конторы» и среди лидеров криминального мира республики. В данной связи могут быть приведены имена таких «достойных фигур» как: Олег Смирнов (кличка в преступном мире “Батя”, один период считался одним из заместителей Харитонова в руководимой тем группировке “Бригада Харитона”).

{...}

Для полной ясности специально отмечу – сам факт того, что все названные выше лица действительно являлись либо тайными информаторами органов КГБ, или состояли с «конторой» в своего рода «специфических негласных отношениях», был известен всего лишь единицам из строго ограниченного круга кадровых офицеров Латвийского КГБ, к числу которых, по стечению обстоятельств, надеюсь, достаточно подробно изложенных выше, относился и я сам.

Может возникнуть вопрос для чего, с какой целью с такой дотошностью и скрупулезностью перечислялись имена многих «достойных» представителей из числа жутко «гордого» и, как видится, очень «свободолюбивого» латышского народа? Поясняю – для того, чтобы развеять любые наивные представления, весь тот «мираж» и идеалистическую картинку, до сих пор так трепетно преподносимую относительно всех, по сути, как по нотам, разыгранных событий, связанных с «обретением» Латвией ее государственной «независимости». Чтобы напрочь отбросить всякие сомнения добавлю, что по состоянию на август 1991 года, когда «контора» в Латвии была объявлена «новыми властями» ликвидированной, согласно только официально зарегистрированных данных, к различного рода “категориям” информаторов КГБ в республике следовало причислять, как минимум, порядка 25 тысяч человек! Или же, если в процентном отношении взять эту цифру и сравнить с почти 2-х миллионным населением всей Латвии в тот период времени то получится, что практически каждый 80-й житель республики (включая сюда стариков и младенцев) являлся секретным осведомителем того или иного подразделения «конторы». И это, еще раз специально повторюсь, всего лишь официальные данные, хранившиеся в регистрационных массивах учета агентуры бывшего аппарата КГБ Латвии. Если к ним добавить еще и иные, так называемые, “классическим образом неоформленные источники”, а также “добровольных помощников” подразделений особых отделов войсковых частей советской/Российской армии и Пограничного управления (у которых были свои, совершенно отдельные от Латвийского КГБ, учеты агентуры), то ситуация тут вообще будет выглядеть достаточно удручающе. Ежели не сказать еще более определенно – совершенно кислой. Потому как, исходя из приведенных выше фактов следовало, что во всем пост-«совковом» обществе просто не было практически никакой сферы, куда бы «контора» не проникла, не «залезла внутрь», где не были бы внедрены и тщательно «культивированы», на протяжении десятков лет, те или иные тайные информаторы. Потому как все и вся получались постоянно находящимися под тотальным и своего рода даже «перекрестным» негласным «присмотром», этаким недремлющим «колпаком». И после всего изложенного у кого-нибудь еще будут продолжать существовать какие-либо иллюзии по поводу того, что не будь «контора» прекрасно в курсе всех описываемых «событий», затеваемых «коллегами» с Лубянки и из Ясенево, всей этой жалкой «возни» с играми в «демократию», «перестройку» и начало «освободительного процесса» в той же Латвии, то и все последующие «преобразования» были фактически просто нереальны.

2017-11-15 20:02:17