Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Борис Карпичков: «Часть картотеки латвийского КГБ была подделана настоящими профессионалами»

Kompromat.lv

  

(picture 2)
Удостоверение Бориса Карпичкова. Здесь он ещё капитан.

Живущий ныне в Лондоне, бывший сотрудник КГБ Борис Карпичков откликнулся на громкие заявления экс-депутата Верховного Совета ЛР, перенимавшего в 1991 году здания госбезопасности, а ныне эксперта правительственной комиссии по научному изучению КГБ Латвийской ССР при Институте истории Латвийского университета Линардса Муциньша, написав письмо в Kompromat.lv.

Борис Карпичков, безусловно, эксперт в теме «архивов латвийского КГБ» о чем свидетельствует, в том числе, его биография. По личной прикидке бывшего чекиста, более сотни «бойцов невидимого фронта» до сих пор занимают видное положение в латвийском обществе.

Kompromat.lv публикует мнение Бориса Карпичкова.

Латвийский портал Vesti.lv тиснул статейку под заголовком “Эксперт: экс-премьер Латвии Ивар Годманис - бывший агент КГБ”, которая по сути является перепечатанной частью интервью данного интервью данного Линардом Муциньшем - “экспертом правительственной комиссии по научному изучению КГБ Латвийской ССР – изданию «Укринформ».

Ни в коей мере не буду даже пытаться сравнивать себя с упомянутым опытным знатоком в области “изучения” архивов КГБ, но, тем не менее, хотелось бы немного подискутировать с названным господином по некоторым аспектам его интервью. А именно, на счет того, что “где-то в середине 90-х годов в России начали готовить подложные карточки на наших действующих политиков — якобы они тоже были завербованы. Однако подполковник КГБ Латвийской ССР, который вел картотеку-ключ, к тому времени умер. Приходилось подделывать его почерк. И это помогало разоблачать подобные фальшивки”.

На данный счет могу с определенным знанием дела заявить, что “эксперт” Муциньш явно не догоняет, так как такие “попытки” в действительности имели место быть “не в середине 90-х”, а в самом их начале. Где-то между августом и октябрем 1991 года в таком околокурортном городе как Краснодар, с ведома и по негласному добру данного тогдашним начальником тамошнего управления КГБ по одноименной области генерал-лейтенанта Червинского Юрия Евгеньевича (прежде занимавшего пост главного негласного ставленника Москвы в Латвии и являвшегося первым заместителем председателя КГБ Латвии) были почерковедами из оперативно-технического отдела были изготовлены (надо заметить классным образом и так, что никакой “эксперт” не смог бы установить) дубликаты на самых яростных лидеров новых политических движений в самостийной Латвии (причем тех, как уже проживавших в республике, так и забугорных, все еще обитавших, до того времени, в США, Канаде, Швеции, Германии, Австралии и т.д.).

Следует заметить что некоторые из этих забугорных пупсов впоследствии, а некоторые и до сих пор занимают видные политические, государственные и прочие влиятельные посты в латвийской иерархии различных инстанций.

Далее, хотелось бы заметить что наряду с действительно безупречно сфальцивицированными документами о якобы принадлежности того или иного “фрукта” к различным категориям негласных помощников КГБ в Латвии (агенты, кандидаты на вербовку, кандидаты на вербовку на особый период, доверенные (или как их было принято называть в обыденной жизни среди самих оперов КГБ, “доверчивые”) лица, содержатели явочных квартир), в так называемую “картотеку агентуры КГБ” (или как их называли “полосатых”) были влиты установочные данные (имена, фамилии, иные персональные данные не реальных информаторов. Сделано это было, исключительно для того, чтобы новые власти “самостийной” Латвии сгрызли себе до основания зубы пытаясь сопоставить и выяснить какая агентура была настоящей, а какая фиктивной - что, как могу судить, до сих пор и вполне успешно работает - все-таки не совсем дурной оказалась идея которая с какого-то перепоя как-то еще в августе, в самый что ни на есть разгар происходящего тогда процесса уничтожения “конторы” в Латвии, залетела в мою, отмороженную башку.

Дело тут было еще обусловлено таким существенным моментом, что сменивший уехавшего к тому времени править в Краснодарский край Червинского ставленник 5-го (идеологического) управления центрального аппарата из первопрестольной полковник Юрий Васильевич Балев откровенно сдрыснул, опасаясь за собственную шкуру, и категорически отказался давать свое добро вывезти (эвакуировать) реальную картотеку латвийского КГБ в Москву. Занятно что Балев мотивировал свою мелкотравчатость тем что до своего перевода из Москвы в Латвию, на теплую должность первого зама председателя, во время развала латвийского КГБ реально трясся за собственную шкуру, так как был по самые что ни на есть “помидоры” сам замазан в кровавой бойне организованной и устроенной московскими партийно-конторскими бонзами в Вильнюсе в печально известных январских событиях.

По ходу дела выяснилось, из откровенных бахвальств опять-таки самого Балева, что являясь эмиссаром Москвы в Литве, именно он отдавал самые радикальные приказы, приведшие к человеческим жертвам.

В общем, когда Балеву был в лоб предложен вариант снять с полета очередной рейсовый самолет из Риги в Москву, на котором с помощью группы “Набат” вывезти в Москву всю реальную картотеку КГБ, Балев просто испугался ( а дело было вовсе не “в середине 90-х”, как пытается представлять это дело прославленный латышеский “эксперт”), а всего лишь пару дней после того как провалился августовский путч. Кстати, упомянутый Муциньшем “подполковник КГБ Латвийской ССР, который вел картотеку-ключ”, и который “к тому времени умер” тут был вовсе ни при чем.

Как бы то ни было, но Муциньш либо не знает сути предмета о котором пытается рассуждать с заумным видом, либо откровенно врет. В любом случае, да был в латвийском КГБ такой подполковник Андрис Звирбулис, к началу 90-х уже в годах, предпенсионного возраста. Был он к слову чрезвычайно порядочным человеком, который по-настоящему переживал о том, что станется и как распорядятся с картотекой латвийского КГБ вновь пришедшие на смену прежнего совкого строя власти “самостийной” Латвии. Данное обстоятельство, а также полная преданность делу, которому он служил и резкое неприятие тогдашнего председателя Эдмунда Йохансона (или как его было принято называть с пренебрежением и издевкой среди оперсостава конторы - Ёська) явились тем мотивом, что Звирбулис был полностью на стороне тех, кто действительно хотел эвакуировать картотеку латвийского КГБ в Москву и тем кто, ни за что на свете не желал чтобы она досталась в руки новым властям. Однако, как выполнявший свои непосредственные служебные обязанности офицером, Звирбулис был всего лишь отличным службистом и исполнителем, ввиду чего он не мог и был не вправе принимать никакие самостоятельные решения, и уж тем паче, пойти против воли Йохансона, который делал все возможное и невозможное для того, чтобы прогнуться перед новой властью.

Тем не менее, когда стало ясно, что никакой эвакуации не состоится, Звирбулис был именно тем лицом, кто с непосредственного указания все еще остававшегося до прихода Балева на посту первого заместителя председателя КГБ Латвии Червинского, беззоговорочно выполнял его негласные указания по зачистке из действующей агентурной картотеки КГБ особо ценных и наиболее перспективных источников / секретных информаторов.

Следует попутно заметить, что помимо Червинского аналогичной, но как выяснилось, параллельной деятельностью по зачистке своих наиболее ценных стукачей занимался и сам председатель латвийской “конторы” Ёська.

Дело тут объяснялось таким житейским моментом, что оставаясь по сути обыкновенным партийным прихлебателем, Йохансон, как говорится, хотел и рыбку съесть - с московским центром не перессориться, и кое на что еще и подсесть - в смысле, всячески подмазывался и прогибался перед своими партийно-советскими дружбанами-функционерами. К коим, как открылось, относились ставшие лидерами Народного Фронта Латвии Анатолий Горбуновс, Янис Диневич и Ивар Годманис.

Следует учитывать что наиболее “трепетные” и почти “интимные” взаимоотношения сугубо личного плана у Йохансона с давних пор сложились именно с Годманисом, который тут Муциньш стопроцентно прав, до определенного времени являлся самым настоящим “бойцом невидимого фронта” - действующим агентом латвийской “конторы”, состоя при этом на личном оперативном контакте у своего дружбана - Ёськи.

В общем, Йохансон сначала дал совершенно секретное устное указание Звирбулису уничтожить все концы на своего негласного сексота коим являлся Годманис, с подчисткой всех “концов”.

Не смея ослушаться приказа непосредственного босса, Звирбулис, тем не менее, доложил об этом Червинскому (как первому заму и ставленнику московкского центра), а мне об этой затее Ёськи стало известно от самого уж Червинского.

Дело тут обстояло в том, что в ту пору я уже вовсю работал в так называемом 6-м отделении 2-го отдела КГБ Латвии, которое занималось такими щепетильными вопросами как собственная безопасность. Работая под “крышей” названного микроподразделения, я в действительности занимался разработкой начавших зарождаться в самом начале 90-х спецслужб латвийского государства, которых, надо заметить, поначалу в Латвии наплодилось как тараканов - Служба безопасности парламента (руководил ею тогда “Мордатый” - Юрис Вецтиранс, военная контрразведка министрества обороны, Служба охраны правительства (которым стал Годманис), VESAD (департамент информации при МВД), разведотдел при таможенном департаменте и прочие иже с ними.

Если возвратиться с картотеке латвийского КГБ, то да, действительно, часть ее была подделана, однако подделана настоящими профессионалами своего дела, спецами из оперативно-технического отдела в тогда все еще КГБ по Краснодарскому краю, и подделана с таким мастерством и тщательностью, что, как говорится, “комар носа не подточит” - все необходимые атрибуты были соблюдены так, что лица кто давал санкцию на вербовку того или иного сексота, а также подписи непосредственно самих оперов, кто вербовал агентуру были исполнены так что сами владельцы не могли отличить какая из подписей была настоящей, а какая сфальсифицирована.

Кстати, одним из образчиков такой фальшивой картотеки успешно влитой, а затем, по прошествии нескольких лет (вообще-то, по истечении как минимум 6-ти лет, между 1991-м и 1997-м годами) и вполне успешно “легализованной” оперативной комбинацией был скандал возникший в латвийской печати в связи с якобы обнаруженной карточкой “агента КГБ” тогдашнего “незабвенного” политического “деятеля” Андрея Пантелеев(с)а, якобы завербованного в негласный агентурный аппарат латвийского КГБ под звучным псевдонимом “Лосев”. Вот уж, по-настоящему поржал я после того, как прочел в латвийском “Часе” статейку на эту душещипательную тему, появившуюся, насколько припоминаю, накануне грядущих выборов. Смех мой был обусловлен, прежде всего тем обстоятельством, что, как оказалось, телодвижения которые были проделаны еще в самом конце 1991 - начале 1992 годов по “сливу” фальшивой “картотеки” латвийского КГБ новым властям не прошли бесследно.

Второй причиной моего умиления было то, что тот “рогатый” псевдоним “Лосев”, который придумал Пантелеев(с)у я самолично, сидя как-то в гостиничном номере, снятом для меня и моих помощников из Латвии Червинским и чуть погодя отлично сварганенной в стенах краснодарского УКГБ агентурной карточки на “агента КГБ” Пателеев(с)а.

Забавна и та часть истории, как и какими путями был осуществлен целенаправленный сброс этой липовой “картотеки агентов КГБ”, новоявившимся латвийским властям.

Дело в том, что в Краснодаре в 1991 году было изготовлено три идентичных экземпляра “картотеки”. Впоследствии, по возрващении в Ригу, я принял решение подбросить один экземпляр фальшивки тогдашнему шефу Службы охраны парламента Юрису Вецтирансу. Провернуто это было в духе жанра классическим совковых шпионских фильмов - через тайниковую закладку в ….. парке, недалеко от здания бывшего ЦК компартии Латвии.

После закладки, Вецтирансу позвонил некий анонимный “доброжелатель” и сообщил о существовании подобных сенсационных материалов. После соответствующей проверки, по истечении нескольких дней было установлено, что тайник с материалами был пуст - Вецтиранс заглотил приманку, хотя, в силу личной ограниченности, неимоверной алчности и жажды наживы, а также для того чтобы не раздувать никакого ажиотажа, он предпочел попридержать “компру” до лучших времен, до того момента пока не подвернется подходящая возможность.

Второй экземпляр был направлен, и снова неким анонимным «доброжелателем», главредактору одной одиозной газетенки, откуда, по всей видимости, вся информация и потихоньку “рассосалась” по всем тем политико-государственным бюрократическим щелям куда она, собственно и предназначалась.

Что до третьего экземпляра, то был он раздербанен примерно на две равные половины: одна часть этой “партии” была отправлена с некоей “оказией” тихим ходом по железной дороге с той целью, чтобы “картотека” была затем обнаружена вновь созданной таможенной службой независимого латвийского государства при попытке вывоза за пределы страны.

Чтобы эта часть операции сработала на все 100, предварительный “слив” был организован через одного из моих негласных информаторов, являвшегося сотрудником одной из появившихся как мухоморы после кислотного дождя “спецслужб независимой” Латвии.

Что до второй части последнего экземпляра фальшивки, то все еще оставаясь считанные дни в стенах уже к тому времени ликвидированной “конторы”, я просто засунул - “спрятал” за часть отходивших обоев в одном из пустых к тому времени кабинетов “углового” (бывшего центрального аппарата) КГБ в Риге (на Бривибас и Стабу), симитировав якобы попытку спешного сокрытия “важных документов”. С учетом того, что угловое здание бывшей “конторы” в Риге после ликвидации КГБ практически сразу заняли оперативные службы МВД независимой Латвии, через другого негласного оперативного помощника, успешно внедренного в латвийские правокарательные структуры, была осуществлена утечка с якобы “случайной находкой ценных материалов” бывшего КГБ.

Смеха ради отмечу, что данная часть задуманного плана провалилась, не сработала, так как оказалось, что обнаруживавшие “карточки агентов КГБ” в здании бывшей “конторы” полицейские посчитали “неэтичным” передавать спецслужбам, а также руководствуясь чисто человеческими моральными принципами, уничтожили - сожгли найденное.

Тем не менее, судя по тому, как долго и до сих пор тянется вся эта нескончаемая “жвачная” тягомотина с “архивами” бывшего латвийского КГБ, а также принимая во внимание сколько бабла было фактически спалено на то, чтобы выяснить какие из карточек агентов КГБ являются подлинными, а какие нет, считаю, что затеянная и провернутая вот уже более 25 лет тому назад операция по вливанию фиктивных материлов достигла своего результата.

Как бы то ни было, но черт побери, мне сейчас приятно осознавать что воплощенный в дело бред моего воспаленного ума сыграл злую шутку и доставил немало головной боли всем таким “экспертам”, каковым считает себя господин Муциньш, а также и иже с ним подобным.

В любом случае, как показали все последующие годы и даже, судя по тому, что эта тема все еще будоражит воспаленные головы многих латвийских полит-детишек, провернутая операция с вливанием фальшивых карточек на недействующих негласных стукачей достигла именно той цели, на которую она и была изначально направлена. Что, в принципе, следует считать достигнутым результатом.

В заключение, было бы по-настоящему прикольным, если бы вдруг открылось, что и имя самого господина Муциньша фигурировало в той самой пресловутой “картотеке” латвийского КГБ!

Хотя, по ряду вполне понятных причин, нисколько бы не удивился, если названный господин, как только начал копаться во всей этой каше, первым делом не проверил бы не было ли там его имени и не уничтожил бы всякий возможный компромат на себя самого!

Рекомендуем на данную тему:

Борис Карпичков о чекистах в Сейме

Борис Карпичков продолжает свои разоблачения

Полный список сотрудников КГБ на 1989 г.: 564 фамилии

2017-08-04 11:12:28