Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Круминьш хотел получить от судьи сведения о вице-президенте Latvenergo

BNN

  

(picture 2)
Юлий Круминьш. Кадр телепрограммы LTV.

Подозреваемый в незаконном финансировании Союза «зеленых» и крестьян и партии Ингуны Судрабы предприниматель Юлий Круминьш раскрыл, какими нечестными методами умножили свое богатство мэр Вентспилса Айварс Лембергс и бывший премьер Андрис Шкеле.

Как отмечает программа Nekā personīga (TV3), Круминьш никогда не был должностным лицом, он не настолько осторожен, как неоднократно упоминавшиеся им Лембергс и Шкеле, и Круминьш слабо ориентируется в латвийских законах. Миллионер не думает, что проживание мэра и судьи в его юрмальских апартаментах является чем-то предосудительным.

Ровно 40 лет назад в Рижской киностудии был снят исторический фильм «В тени меча», повествующий о грустной легенде про Турайдскую розу. Указанный в титрах фильма заместитель директора Юлийс Круминьш мало у кого ассоциируется с одиозным, любящим быть в центре внимания предпринимателя Юлийсом Круминьшем. Однако это именно он. В начале карьеры нашедший себя в киносреде Круминьш и к событиям в собственной жизни относится как к игре, в которой каждый должен играть роль по написанному им сценарию. Круминьш закончил Институт кинематографии в Москве, некоторое время работал на «Мосфильме» и на Рижской киностудии и, как и другие известные латвийские олигархи, начинал свой бизнес с выращивания и продажи цветов в России.

В 1986 году Айе Орнине было 22 года. Круминьш в то время вдохновлял. Ездил на ярком жигули, имел немного, но знал, что однажды станет миллионером. «В то время он не был ни бизнесменом, ни тем, кем является сегодня. Но слушая его… мне казалось, что он слегка, если так можно сказать, сумасшедший. …он знал, что достигнет всего этого», — комментирует отстраненный председатель суда Курзмеского района города Риги Айя Орниня.

Кооператив по выращиванию и продаже цветов сразу после восстановления независимости был переименован в ООО Man-Tess. Каким именно образом Круминьш дошел до нефтеперевалочного терминала в Рижском порту, пресса в то время не писала. Зато в середине 90-х много сообщалось об убийствах владельцев терминалов рядом с Man Tess, что характеризует бизнес-среду того времени. Совладельца терминала Lat West East Сергея Генералова взорвали в лифте радиоуправляемой бомбой, а совладельца терминала B.L.B. Валерия Лихачева увезли с московского аэропорта и застрелили неизвестные мужчины, показавшие милицейские удостоверения. Об угрозах Юлию Круминьшу не писали, но разрешение на ношение оружия у него в то время было.

Деньги, заработанные в нефтеперевалочном бизнесе, порождают желание принадлежать к элите. В 1993 году Круминьш стал 21-м членом клуба, который можно считать зародышем влиятельной в то время партии «Латвийский путь». Позднее однопартийца политического новичка Айнарса Шлесерса Раймонду Паулу Круминьш сделал символом принадлежавшего Man-Tess музыкального центра Vernisāža, а самого руководителя партии Шлесерса приблизил к своей семье на детском празднике на балтэзерской вилле.

В конце 90-х издание «Бизнес и Балтия» оценило собственность Круминьша в 3 млн долларов. В бизнесе он нажил и крупных врагов. По делу против мэра Вентспилса Айварса Лембергса Круминьш рассказывал, что Лембергс злоупотребил служебным положением, потребовав доли в транзитных компаниях Вентспилсского порта. В показаниях Круминьша в суде против Айварса Лембергса, Анрийса Лембергса, Ансиса Сормулиса от 21 сентября 2010 года говорится: «То, что он [Лембергс] спрятался за каким-то офшором, мы это знали. Без его поддержки ни один проект не мог продвигаться вперед. Это было то время, когда мы начали строить Naftas parks 100. Не дали разрешения на строительство этого терминала. Писали, значит, надо дать подарок за что-то. Не писали «взятку», писали, что подарок».

«Он [Круминьш] в те времена был одним из тех людей в бизнесе, которые видели, как учреждается предприятие, привлекается капитал, и стал одним из тех, чье предприятие пострадало, потому что кто-то хотел захватить чужой бизнес и умножить свое состояние. Это, согласно обвинению, Айварс Лембергс, который в середине 90-х незаконно получил от теперь свидетеля Юлия Круминьша доли в одном предприятии. На общую сумму в 75 тыс. латов, но это лишь номинальная стоимость, которая открыла возможности для доходов в десятки миллионов в связи с перевалкой нефтепродуктов в Вентспилсе», — указал прокурор Юрис Юрисс.

В показаниях Круминьша в суде против Айварса Лембергса, Анрийса Лембергса, Ансиса Сормулиса от 21 сентября 2010 года говорится также: «Если ты его [Лембергса] не слушаешься, то выходишь из этого бизнеса».

Вторым главным препятствием в развитии своего бизнеса Круминьш назвал бывшего премьера Андриса Шкеле, у которого есть скрытые интересы в Рижском порту. Круминьш поссорился со Шкеле и потому потерял свой бизнес в порту. Сейчас он рассказывает, что Шкеле просил у него взятку в 2 миллиона. Он денег не дал. В 2011 году Круминьш продал почти всю группу предприятий Man-Tess и переехал в Австралию. Однако там ему стало скучно. Через некоторое время Круминьш вернулся и занялся несколькими проектами в сфере недвижимости в Юрмале.

Муниципалитет, возглавляемый Гатисом Трукснисом (Союз «зеленых» и крестьян), дал зеленый свет проектам Круминьша. Два года были успешными, а теперь Круминьш попал в больницу, а Трукснис отстранен. Борцы с коррупцией проверяют, не причастен ли Круминьш к скрытому финансированию партии, членом которой является мэр Юрмалы, и не считается ли взяткой предоставление Трукснису эксклюзивной 4-комнатной квартиры. «Я там находился, а не нахожусь. Находился временно, потому что по моему адресу… по которому у меня договор найма до февраля следующего года… хотел сделать ремонт. И пока делаю ремонт, перевез свои вещи… Все абсолютно в рамках закона, оплата и договоры найма, все в полном порядке», — объясняет свое пребывание в апартаментах Круминьша Трукснис.

Похожую историю рассказывает и давняя подруга Круминьша, отстраненная судья Айя Орниня. У нее тоже был предусмотрен ремонт в квартире, поэтому она поинтересовалась у дочери Круминьша насчет возможности поселиться в апартаментах «Турайда» в Юрмале.

И хотя Круминьш говорит, что помогает всем, но в апартаменты «Турайда» впускает только ценных для него людей. Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (Korupcijas novēršanas un apkarošanas birojs, KNAB) подозревает, что судья за пять тысяч обещала помочь другу Круминьша Юрису Микелису в суде, которым она руководит. «Юлий Круминьш не предлагал мне деньги… Я не принимала никаких материальных благ, не чувствую себя таким должностным лицом, судьей, которая допускала бы инкриминируемые мне преступления…» — сказала Орниня.

Это не единственное дело, которое Круминьш обсуждал с судьей Орниней. Предпринимателя интересовало также, как можно повлиять на дело о взяточничестве лиц Latvenergo. В нем фигурирует еще один приближенный к Круминьшу человек — бывший вице-президент Latvenergo Айгарс Мелько, в автомобиле которого было найдено 146 тысяч. Первая судебная инстанция отнеслась к Мелько на удивление мягко и приговорила лишь к денежным штрафам. Суд нашел законную возможность переквалифицировать тяжелые статьи о коррупции на более мягкий коммерческий подкуп. Этот решение писала однокурсница Орнини, председатель суда Рижского района Инесе Силиневича.

Названное Круминьшем самое большое зло Латвии — Шкеле и Лембергс — бывшие должностные лица, и в понимании Круминьша запрет на взятки касается только их, а не предпринимателей. Поэтому он своей вины не видит.

2016-10-18 16:40:07