Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Своих они тоже убивают (Часть первая)

Борис Карпичков

  

(picture 1)
Игорь Пономарёв, находясь в оперном театре, внезапно почувствовал себя плохо. При этом он испытал настолько сильный приступ жажды, что перед смертью за короткое время выпил несколько литров воды.

(picture 2)
Эмблема Службы внешней разведки Российской Федерации.

После этой публикации могут опять появиться «горячие почитатели», которые начнут изрыгать проклятия в мой адрес, угрожая всяческими неприятностями и “проблемами со здоровьем”. Несмотря ни на что, думаю, что публике может быть любопытно узнать некоторые скандальные подробности дела об убийстве Александра Литвиненко.

Материал имеет непосредственное отношение к ранним (2007-го года) публикациям в Kompromat.lv, объединенных под заголовком “Исповедь глупого “камикадзе” - вызываю огонь на себя”.

В последней, четвертой/пятой главах там упоминалась, наряду с Литвиненко, еще одна “загадочная” смерть еще одного “предателя”, коим там был обозначен некий российский гражданин Пономарев, в прежние годы, работавший на дипломатической должности в Лондоне. В первозданном варианте я ошибочно указал неверное имя Пономарева - Александр, хотя в действительности звали его Игорь Маратович Пономарев. В 2006-м году являлся он постоянным официальным представителем Российской Федерации в Международной морской организации (IMO), действующий под эгидой ООН и, как известно, имеющей штаб-квартиру в Лондоне. Параллельно со своей должностью в IMO, занимал Пономарев и пост председателя Комитета морской безопасности (Maritime Safety Committee, MSC).

Несмотря на тот факт, что Игорь Пономарев официально не числился в штате сотрудников российского посольства в Британии, тем не менее, в соответствии с его должностью и правовым положением, Пономарева в полной мере следовало относить к числу дипработников – лиц, имевших абсолютную дипломатическую неприкосновенность. Как бы то ни было, но его имя-фамилия числились в списке штатных сотрудников ООН, имевших дипломатический статус, хотя непосредственно и “не являвшихся частью российского посольства” в Лондоне.

Вот что удалось разузнать о самом Игоре Пономареве из открытых источников:

- 2006-м году было ему отроду 41 год. Родился он 06-го июня 1965 года в городе Ленинграде;

- в 1988 году закончил Ленинградский государственный кораблестроительный институт по специальности “судостроение и судоремонт”;

- с 1989 года работал в Главном управлении российского морского регистра судоходства, на должностях от рядового инженера до начальника отдела;

- с 1993 года принимал участие в составе российской делегации в работе IMO;

- в 1999 году был назначен не пост заместителя генерального директора Международной службы российского морского регистра судоходства;

- в 2001 – 2002 годах являлся председателем совета Международной ассоциации классификационных обществ (IACS), осуществляющей надзор за судами мирового торгового флота;

- в декабре 2002 года был назначен постоянным представителем Российской Федерации в IMO;

- с января 2006 года стал председателем комитета IMO по вопросам безопасности на море.

Вместе с тем, в соответствии с данными полученными из оперативных источников, усматривалось, что наряду с официальной “гражданской” сферой деятельности в различных морских организациях, с 1995-го года Игорь Пономарев стал сначала секретным оперативным “контактом” - агентом, а затем был уже зачислен и в штат кадровых оперативных сотрудников российской Службы внешней разведки, СВР, действующих под глубоким прикрытием (прежняя неофициальная “классификация” таких оперов в “конторе” - так называемые “офицеры действующего резерва” или “подкрышники”, т.е. кадровые сотрудники, числящиеся номинально работающими на обычных гражданских должностях в различных российских государственных учреждениях и бизнес структурах, в банках, страховых компаниях, и коммерческих фирмах).

Более того, насколько я был в курсе, подобная практика внедрения действующих оперативных офицеров как в КГБ, так и в двух главенствующих российских спецслужбах, ФСБ и СВР, равно как и в военной разведке, ГРУ, имела место быть и продолжала широко использоваться вплоть и до настоящего времени. Доподлинно известно, например, что такие хлебные должности как всевозможные “референты”, “консультанты”, “советники”, “эксперты” и “специалисты”, а также юрист-консультанты зачастую продолжали служить прекрасной “крышей” для российских “джеймс-бондов”, причем как внутри самой России, так и за ее пределами.

По аналогии с “оперативным прикрытием” в IMO, одной из таких должностей долгое время оставался пост официального постоянного представителя России в Международной организации гражданской авиации (ICAO – International Civil Aviation Organisation) при ООН со штаб-квартирой в Монреале, Канада, которая в действительности являлась “крышей” опять-таки кадровых работников СВР.

Схожие посты руководящих сотрудников, но теперь уже представительств “Аэрофлота” и “Рособоронэкспорта” в Турции, в Стамбуле, по странному стечению обстоятельств занимали вольготно пристроившие там своих “подкрышников” военная разведка, ГРУ, и ФСБ. Должность “старшего референта” недавно ликвидированной в России авиакомпании “Трансаэро” в одной из Средиземноморских стран была неофициально зарезервирована опять-таки за СВР. И далее в подобном же духе - практически повсеместно - в Газпроме, в “Сибнефти”, “Лукойле”, большинстве государственных и полукоммерческих банках.

Прелюбопытно, что служба Пономарева на СВР была строго засекречена до такой степени, что даже его жена, Елена, пребывала в совершеннейшем неведении относительно чем, помимо своей официальной работы в Международной морской организации, занимался ее супруг в интересах российских спецслужб в Англии.

Как бы то ни было, но такой “пустячок” произошел, что будучи в полном расцвете сил и лет, физически абсолютно здоров, прекрасно тренирован, и никогда в жизни прежде не страдавший никакими хроническими или долгоиграющими заболеваниями Игорь Пономарев скоропостижно скончался в Лондоне 30-го октября 2006-го года в результате якобы “неожиданно” случившегося с ним «инфаркта», приведшего к полной внезапной остановке сердца. Как уже вкратце описывалось, столь пренеприятнейшее событие приключилось с ним после того, как Пономарев вечером 30-го октября посетил театральное оперное представление в центре английской столицы, в ходе которого он внезапно почувствовал сильное недомогание, послужившее поводом скорейшего возвращения домой, в лондонскую квартиру еще до того, как представление закончилось. Дома Пономареву стало так худо, что его супруге пришлось даже вызвать бригаду “скорой помощи” которая, примчавшись на вызов, обнаружила что Игорь Пономарев уже был мертв, скончавшись от неустановленной причины.

В силу того обстоятельства, что на момент смерти на него все еще распространялся статус дипломатической неприкосновенности, никакой речи не могло идти о том, чтобы вызывать на место происшествия “доблестных” британских копов.

Прибывшие чуть погодя на место происшествия представители российского посольства в Лондоне быстренько обстряпали дело по-тихому, “по-семейному” и, без проведения какого-либо даже самого примитивного расследования, погрузили тело почившего на ближайший аэроплан, убывавший на родину, после чего останки Пономарева были в спешном порядке переправлены в Россию где, как не могло бы показаться странным и подозрительным, тоже не проводилось вообще никакого расследования обстоятельств относительно причин приведших к его смерти. Не была даже назначена обыкновенная для таких случаев процедура вскрытия тела, не говоря уж о проведении каких-либо судмедэкспертиз, в том числе и токсилогической (на возможное наличие в организме сильно ядовитых веществ). Вместо этого и вопреки с категорическими возражениями, звучавшими от родных и близких Игоря Пономарева, специально подчеркивавших его отменное состояние здоровья и отсутствие каких бы то ни было признаков любых заболеваний, останки Пономарева были по-быстрому переправлены в Санкт-Петербург, где труп был кремирован и прах захоронен.

Другим подозрительным моментом в обозначенном деле являлось то, что вдове Игоря Пономарева - Елене - было озвучено “заманчивое предложение”, от которого она не смогла отказаться, которое состояло в том, чтобы “побыстрее забыть” о столь “прискорбном событии”. В противном случае, от имени неких “высоких сановников” из российского МИДа, родственникам Пономарева было “доходчиво” разъяснено, что “несговорчивость” может негативно аукнуться на получении государственной пенсии, назначаемой по случаю потери кормильца, равно как и отразится на дальнейшей учебе сына Пономарева, в ту пору посещавшего один из лондонских вузов.

Совершенно очевидно, жена и другие родственники Пономарева подверглись самому настоящему неприкрытому шантажу, причем исходящему от государственных структур и звучавших в жесткой, не терпящей никаких возражений, форме.

Чем же столь, в общем-то на первый взгляд, не имевший никакого отношения к делу гибели Литвиненко факт смерти другого, в данном случае, российского гражданина случившийся в Лондоне был особо примечателен? Который, как оказалось впоследствии, в действительности имел самую непосредственную связь со всеми теми, мягко говоря, “неприятными” последствиями, приключившимися с Литвиненко в Лондоне в октябре – ноябре 2006 года.

Продолжение следует.

Рекомендуем на данную тему:

Борис Карпичков: Исповедь глупого «камикадзе» - вызываю огонь на себя (Глава - 1)

Борис Карпичков: Исповедь глупого «камикадзе» - вызываю огонь на себя (Глава - 2)

Борис Карпичков: Исповедь глупого «камикадзе» - вызываю огонь на себя (Глава - 3)

Борис Карпичков: Исповедь глупого «камикадзе» - вызываю огонь на себя (Главы – 4 и 5)

2016-01-30 11:02:55