Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

«Дело Лайлы Брице»: пьяница мать - горе в семье. Мнения журналистов

Kompromat.lv

  

(picture 2)
Лайла Брице.

Известный латвийский публицист Ольга Князева провела дискуссию в социальной сети Facebook о принудительной адопции Катрины Брице. Приводим мнения участников.

Как Kompromat.lv уже сообщал, суд Великобритании признал, что адопция (усыновление) дочери бывшего журналиста латвийского филиала российского "Московского комсомольца" Лайлы Брице, соответствует интересам девочки.

Вердикт является окончательным и обжалованию не подлежит.

Портал Lsm.lv привел фрагменты вердикта британского суда от 1 мая 2013 года.

С оригиналом на английском языке можно ознакомиться здесь: www.bailii.org/ew/cases/EWCA/Civ/2013/476.html. Публикуем цитату из документа в переводе портала Lsm.lv.

«Лайла Брице (в вердикте обозначается инициалами LB) поселилась в Великобритании в январе 2008 года, на пятом месяце беременности. Катрина Брице (в вердикте обозначается инициалами CB) родилась там 30 апреля 2008 года. В час ночи 4 сентября 2009 года LB была арестована полицией: «В состоянии опьянения она, босая, шла с коляской (в которой находилась СВ) посередине улицы в лондонском районе Мертон». Катрина была временно передана на попечение старшей сестры, к тому моменту присоединившейся к Лайле и Катрине.

Местные органы власти начали процесс оценки, продлившийся до 18 января 2010 года. Эксперт счел, что произошедшее — исключительный случай, что мать любит дочь и обычно за ней хорошо ухаживает, и есть все основания полагать, что так будет и впредь.

В феврале 2010 года департамент защиты детей местного муниципалитета получил «сигнал» о том, что СВ все время «с плачем бегает по квартире, в том числе и в 2 часа ночи практически каждую ночь».

Чуть позже, 5 марта, домовладелец вызвал полицию.

Один из прибывших полицейских указал в рапорте:

«Я услышал хныканье из-за двери (..) Когда я открыл дверь, я увидел комнату. (..) игрушки были разбросаны повсюду, двуспальная кровать выглядела очень грязной. В комнате очень сильно пахло мочой и фекалиями. Я увидел ребенка, скрючившегося почти что в позе зародыша. [Она] лежала на кровати, на подушке, [но] села, когда мы вошли в комнату. Она держала пустую розовую бутылочку (..). [Она] встала и пошла мне навстречу. Я увидел, что ее одежда мокрая и на ней памперс, падающий у нее между ног. (..) Я увидел, что она дрожит. От нее исходил сильный запах и было ясно, что ее не обхаживали и не меняли ей [памперс] весь день. Я снял с нее памперс и увидел в нем свежие и уже высохшие фекалии. Памперс был настолько наполнен мочой, что ребенок был не в состоянии нормально ходить. На её теле также был высохший кал, кожа была влажной от мочи, которая протекала из памперса и сквозь одежду».

CB отвезли в больницу, где врачи констатировали у девочки «дерматит, возникший из-за постоянно влажной [от мочи] одежды». Ребенок был «передан местными властями опекунам — с согласия матери»: 8 марта Лайла дала устное согласие, а днем позже, с помощью переводчика, подтвердила его письменно.

Предполагалось, что это временная мера, однако, «несмотря на многократные заявления матери о намерении сделать это, она так и не нашла новое жилье, а имеющееся у нее было в очень плохом состоянии и, в сущности, являлось не подходящим для ребенка».

В декабре 2010 года LB успешно закончила курсы укрепления семьи для родителей. Однако 26 декабря 2010 года она была опять задержана полицией — в связи с хаотическим поведением в публичном месте, предположительно, вызванным состоянием опьянения».

Конец цитаты.

Окончательный судебный вердикт, вынесенный в среду, 28 октября вызвал резонанс среди посетителей социальной сети Facebook. Ниже приводим мнения известных журналистов и представителей бизнеса.

Журналист Сергей Князев:

- Помнится, лет 10-15 назад писал о "деле Сливенко" в ЕСПЧ. И вот там тоже было много вокруг лирики (репортаж Первого канала - "Внучке не дали бутербродик доесть и забрали в полицию" и все в таком стиле). Когда изучал материалы суда, то оказалось, что факты, установленные судом, совсем иные, чем озвучивалось в российских и русских СМИ. Вот и в "деле Брице" я считаю правильным ориентироваться на первоисточник - решение суда на английском языке. Оно есть в инете. И там лично меня больше всего поразили не факты "пьянства" и оставление ребенка одного (очевидно, что это не разовый случай, и не случись вызова полиции, все прошло бы тихо). А поразил факт, что в течение года (!) - с марта 2010 по начало 2011 Лайле предлагали вернуть дочку. Но все это время она отказывалась, ссылаясь на плохие жилищные условия. Там есть цитаты в решении: "на словах обещала найти жилье, но никаких практических шагов не предпринимала". Мне кажется, что еще тогда можно было из кожи вон вылезти, но найти деньги, квартиру, вернуть дочку. А сейчас (это мое, уже субъективное мнение) - борьба за дочку, это уже просто образ жизни Лайлы.

Журналист Ольга Князева:

- Вот только что говорила с автором самой первой статьи, которая и раскопала всю эту историю с самого начала. Начнем с того, что о ней стало известно совершенно случайно, когда дочь уже почти 2 года была изьята из семьи за пьянство и плохой уход. Почему мать не пыталась ее вернуть? Потому что в тот момент у нее случился роман с итальянцем и она просто забыла про дочь. Ей было не до нее. Потом, когда из Латвии уже знакомые стали настойчиво спрашивать, а где же Катя, Лайла вспомнила про дочь. Тогда итальянец ее уже бросил и нашлось время заняться поиском виновных. В итоге, когда Лайла получила поддержку в Латвии, стала героиней, ей просто было невыгодно отказываться от своей роли. Там ведь и финансовая поддержка была неплохой. Как-то все это противно.

- Не понимаю, как она могла перетянуть на свою сторону, на мой взгляд, здравомыслящих людей?

Политик и журналист Данута Дембовская:

- Оля, на самом деле, почему перетянула - понятно. Тут дело не только в детском плаче, но и, так сказать, в том, что тема эта - про ювенальную юстицию - в политическом топе. Я не берусь судить о конкретной ситуации - нет данных просто. Но столкновение "духовных скреп" (они ж не только в России) и "западных ценностей", в том числе, в контексте воспитания детей, роли государства в воспитании, имеет место быть. Культуры разные. В постсоветском пространстве, например, ребенка в случае развода почти всегда отдают матери. На Западе - далеко не всегда так. У нас это иногда вызывает непонимание, "онажемать". Мы ж привыкли, такова была гендерная политика, реализуемая еще Советским Союзом. И понятно, почему она была такой. Да, сразу скажу: я далека и от идеализации западных подходов - и там маразма хватает.

В Британии до 12 лет ребенка нельзя оставлять одного, насколько я помню. Для нас это - дикость. В моем детстве дети 8-9 лет забирали из садика младших братьев и сестер - и считалось ОК. И нам некоторые британские законы понять трудно, но они не перестают при этом быть законами. Закон плох, но он - закон.

Мы часто вздыхаем на судьбой соседских детей алкоголиков, но честно - многие ли из нас пожалуются на пьянчуг в Сиротский суд? И дело тут не только в том, что "моя хата с краю". Дело в том, что мы, во-первых, генетически не доверяем государству (и оно давало для этого повод), а, во-вторых, стучать - плохо, мы еще и все немножко живем этими понятиями. В основе которых - все равно недоверие к государству.

А в Британии - иначе. Там оставили ребенка одного, заходился в плаче - соседи немедленно сообщили органам опеки. Потому что в их системе ценностей нельзя иначе. И понеслось.

Журналист, продюсер Латвийского радио 4 Анна Старой:

- Полагаю, были поступки, которые могли быть квалифицированы как нарушения общественного порядка. Но то, что мать так долго борется за ребёнка, для меня аргумент в пользу Лайлы. Об интересах ребёнка трудно судить, но думаю, девочка помнит мать и сестру и если не страдает сейчас, будет жестоко страдать в будущем. О приёмных родителях ничего не знаю, но бизнесом такое усыновление вполне может быть. Ну, и наконец, как гражданка ЛР считаю позицию суда плевком моей стране.

Тележурналист Светлана Зимина-Гинтер:

- Я не сторонник (Лайлы Брице – прим. Kompromat.lv), а журналист, который не перепечатывает ЛЕТУ, а ищет информацию самостоятельно. Поэтому у меня она более разносторонняя и объективна. Лайла уехала в Британию беременной, со старшей дочерью и с договоренностью с мужем, что он приедет к ней когда она устроится.

Он нашел другую женщину и передумал приезжать. Лайла осталась одна, с работой и двумя детьми на руках. Приходилось выкручиваться, работая дома это получалось, но не всегда, как видим. А вот когда суд решил изъять ребенка, они спросили у мужа - готов ли он взять девочку, муж (уже бывший) ответил, что она ему не нужна и ему все равно, как с не поступят.

Сейчас как раз готовлю информацию по сведениям экс-парламентария Британии Джона Хемминга и журналистки из Великобритании Сью Райд, у которых есть вопиющие факты, которые свидетельствуют о коррумпированности и продажности всей системы усыновления и приемных семей. Мы можем не симпатизировать конкретно этой женщине, но следует помнить, что кроме нее у латвийских семей только в этом году изъят 61 ребенок, а в прошлом 89. Все, конечно же, ужасные матери и отцы. Всего в Британии ежегодно усыновляется 5 тысяч детей в год, в основном из белых семей мигрантов из Восточной Европы, мусульманские и прочие черненькие дети из неблагополучных семей изымаются крайне редко, потому что не пользуются спросом на рынке адоптации, по словам журналистки Сью Райд, которая изучает этот вопрос уже 20 лет

Журналист, редактор, издатель Ольга Павук:

- Невестка работала в Англии в школах по оказанию помощи детям из Латвии из неблагополучных семей и их родителям. Она видела разное и рассказывала, что прежде чем отнять ребенка у семьи, предпринимается много шагов для исправления сложной ситуации. Просто так детей из семей не изымают. И никакого бизнеса на этом никто не делает. Как уже выше сказал Алексей, права ребенка там защищают основательно.

Журналист Диана Чучкова:

- Эта история долгая и слишком запутанная. Знаю позицию суда UK, вижу, чего добивается Лайла. Хуже всего в этой ситуации её дочке. Но на мой взгляд, некоторые члены группы поддержки Лайлы стали напоминать секту.

Журналист Владимир Дорофеев:

- Я знаю историю увольнения её (Лайлы Брице – прим. Kompromat.lv) из МК. Там не Путин.

Исправиться могла. Нарушения в деле есть.

Защитники реально похожи на секту.

Лайла вызывает жалость и желание помочь. Но! Она далеко не святая. Потом захочешь помочь невинным и не сможешь.

Доктор наук в сфере управления, директор Школы быстрого запоминания и скорочтения Lando.lv Ирина Ландо:

- Я читаю о событиях с самого начала. Информация давалась так: она работала, занимаясь переводами, а не смогла отстоять дочку из-за недостаточного владения языком. Сама подписала документы... Это что, позиция взрослого человека?! Ну вы посмотрите на фото, вы бы взяли такую няню своему ребенку?! …Игра «Пожалей меня» очень популярна нынче. Но ребенка мать никогда никому не отдаст, если он ей нужен. И я повторю вопрос - вы бы отдали Лайле своего ребенка посидеть с ним вечер?

Журналист Алексей Стетюха:

- Мне эта история не нравится. Я не хочу объяснять - почему. Ярое обсуждение "Пила ли мать?!" мне кажется каким-то натужным. Особенно, когда этим обсуждением занимаются журналисты (Простите, коллеги, но селяви).

Для меня в этом деле слишком много нескладушек. Чтобы их сложить, нужно бросить все, поехать в Англию на месяц какой, достучаться до второй стороны, потом сесть с юристом, проанализировать все документы и факты, а потом сделать материал.

Увы, у меня этого времени нет.

Далее.

Сторонники Лайлы здесь это действительно секта. Разговаривать с ними объективно - невозможно.

Объективной они считают исключительно позицию "оболгали-вынудили-обманули-святая!" Любой шаг в сторону - провокация и продажные СМИ.

То есть любая попытка Разобраться, а не просто снять пикетик и записать Смориго, автоматически приравнивается к бунту на корабле, с последующим публичным поливанием.

Был на "пресс-конференции" Лайлы, примерно месяц назад. Лайла бодро оттараторила то, что хотела по скайпу и отключилась.

Когда журналисты намекнули, что хотели бы позадавать вопросы, все жутко занервничали и предложили поговорить с юристом Лайлы, мол, она лучше знает.

После долгих уговоров и переговоров, Лайлу все-таки вернули. Ни На Один Прямой вопрос, прямого ответа получено не было. Ни на один. Неудобный, я имею ввиду.

Я очень уважаю отдельных людей, которые занимаются этим делом и искренне пытаются помочь.

Но я в этом деле Пас.

Я не делаю никаких выводов - у меня для этого недостаточно информации. Я никого не обвиняю и не защищаю никого.

Просто не лезу. По наитию.

Журналист Алекс Алехин:

- А теперь представьте себя на месте судьи: у него на руках факты и свидетельства, что дамочка не совсем в себе. Пьет, пила, ребенок неухожен. Отец говорит, что этот разросшийся сперматозоид ему не нужен.

Ваши действия? Оставить ребенка не очень адекватной даме без средств на жизнь? А если он умрет по недогляду? Вас потом совесть замучает. Лучше бедняжку пристроить.

Если вы судья в ЛР, то вы его в интернат сошлете. Где тоже не сахар. А если в UK, то адопция.

Здесь вступают в противоречие законодательства двух стран. Но! Госпожа Брице и ее потомство находились в юрисдикции UK. Нарушали законы UK. Право решения этой проблемы примарно за Великобританией.

Это как если по законам островов Тумба-Юмба можно есть жену на завтрак, но по английским нет. А завтрак был в Лондоне. Ну и получите по законам UK срок, а не уважение племени, как в Тумба-Юмбании.

Наш МИД может пытаться что-то сделать, но шансов почти нет. Дикарей слушать не станут :)

- Пьяница мать - горе в семье.

Рекомендуем на данную тему:

"Дело Лайлы Брице": «Мать девочки согласилась на то, чтобы отдать ребенка соцслужбе, и малышка попала в приемную семью»

Британский суд встал на защиту интересов ребенка

2015-10-29 16:10:49