Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Сургутский пасьянс: криминальная тень кремлевского проекта

Илья Снегирев

  

(picture 2)
Иллюстрация: ptu-ru.ru.

Наталья Бурцева ( Nataliya Burtseva ), 63-летняя гражданка Российской Федерации, супруга одного из руководителей (по мнению западных экспертов) «путинской сберкассы» - «Сургутнефтегаза» - Геннадия Бурцева, замешана в Латвии в криминальном скандале.

По данным источников из правоохранительных органов, она и ее близкая родственница Анна Марченко стали фигурантами, по меньшей мере, трех криминальных процессов: по подозрению в мошенничестве в особо крупных размерах, рейдерстве и страховом мошенничестве. За рамками правовых формулировок остался еще один, очень показательный факт: московский компаньон г-жи Бурцевой ( а реально говоря, ее мужа Геннадия Бурцева) был не только, по сути, выкинут из совместного латвийского проекта, но по странной, очень своевременной для семьи Бурцевых, «случайности» стал невъездным в страны Евросоюза.

По мнению экспертов, за последнее время схемы финансирования проводников путинской политики за рубежом изменились. Россия стала изгоем на Западе, и кремлевские проекты теперь более тщательно маскируются под вполне легальные, привычные для Евросоюза, направления бизнеса. В рамках этой российской тактики, по предварительной договоренности между двумя серьезными участниками российского бизнеса – Геннадием Бурцевым и президентом корпорации «ГазЭнергоСтрой» Сергеем Черниным была зарегистрирована латвийская фирма SIA BDM Project. Номинальная цель новой компании - строительство коттеджного поселка недалеко от Риги.

Подобные проекты на сегодняшний день могут иметь как минимум две цели: легализация денег на территории Евросоюза, продажа коттеджей для желающих получить ВНЖ в Латвии.

Формально руководителем фирмы стала жена Геннадия Бурцева – Наталья Бурцева, которая получила, таким образом, латвийский вид на жительство. За полгода в SIA BDM Project тремя траншами было влито более полмиллиона евро. Правда, это были деньги только президента корпорации «ГазЭнергоСтрой» Сергея Чернина. На территории нашей республики у г-на Чернина на тот момент были и другие бизнес-интересы, например, приобретение Валмиерского мясокомбината. Тем не менее, переговоры Бурцева и Чернина, и отправка первого транша осуществлялись в Москве.

Собственно, эта история, начавшаяся столь гладко, казалось бы, должна так же, без сучка и задоринки, продолжаться. Если бы в ней не появилась новая героиня – племянница Бурцевых Анна Марченко. Женщина, как позже выяснилось, к тому времени уже имела солидный криминальный багаж – судимость по двум статьям уголовного кодекса Латвии: за мошенничество в особо крупных размерах и подделку документов. С этого момента проект пошел наперекосяк.

Госпожа Марченко, надо отдать ей должное, внешне вполне соответствовала привычному для деловых кругов образу бизнесвумен. До мелочей продуманный стиль одежды, макияжа, манера поведения – ничто не выдавало в ней преступного прошлого. Видимо, внешний облик, высокая самоаттестация (Марченко оценивала себя как очень опытного управленца, знакомого с местной спецификой) и, естественно, родственные связи позволили этой молодой женщине, без капитала и даже, на тот момент, без постоянного заработка получить 10 процентов в многомиллионом проекте. И убедить богатую родню в своей непогрешимости.

Был и еще один плюс у Анны Марченко. Его никто не берется объяснять и комментировать: не смотря на тяжелые уголовные статьи и отсутствие средств на опытного адвоката, ей удалось отделаться в свое время условным сроком. Это, кстати, многое объясняет во всей истории.

Теперь голые факты: в июле 2014 года Сергей Чернин запросил подробный отчет о происходящем на стройке (к этому времени он уже перечислил латвийской фирме 540 тысяч евро) и отказался передавать в качестве займов дополнительные средства. Бурцева и Марченко 13 августа 2014 года без проведения общего собрания акционеров SIA BDM Project вдвоем изготовили и подписали протокол, по которому сместили назначенного Черниным члена правления, гражданина РФ Вадима Райкина, большинством голосов, представляющих 55% акций.

На место Райкина была назначена сама Бурцева. Получив контроль над правлением, Бурцева и Марченко во-первых, подписали между собой лично и SIA BDM Project соглашение о передаче в залог всей недвижимости компании в пользу лично Натальи Бурцевой и Анны Марченко (попытки зарегистрировать эти ипотеки отражены в записях Земельной книги Латвии). Во-вторых, в срочном порядке зарегистрировали «дочку» совместной с Черниным SIA BDM Project - SIA BDM Investments с огромным уставным капиталом - 750 000 евро в виде всей совместной с московским партнером недвижимости, для внешне законного вывода активов. (Для справки: по данным СrediWeb.lv, гражданке Российской Федерации Наталии Бурцевой ( Nataliya Burtseva ) на сегодняшний день принадлежат доли в латвийских компаниях: BDM Project (45%), BDM SALES (100%) и BDM SERVISS (45%). И еще, существует латвийская фирма - BDM INVESTMENT с уставным капиталом 750 тысяч евро, которая полностью принадлежит компании BDM Project).

И чтобы забить последний гвоздь в гроб латвийских возможностей президента «ГазЭнергоСтрой», чета Бурцевых вместе с пресловутой родственницей создали некие условия, при которых латвийское правительство посчитало присутствие Сергея Чернина в стране Евросоюза нежелательным. (Для информации: Сергей Чернин, президент группы компаний "Корпорация «ГазЭнергоСтрой», председатель Совета Директоров Корпорации «БиоГазЭнергоСтрой», профессор, член-корреспондент Российской Академии естественных наук, член Общественной палаты Российской Федерации).

Собственно говоря, вопросов остается три: как женщина, пусть и с авантюрной жилкой, сумела уговорить пожилую пару российских VIP–ов «кинуть» другого российского VIP–а, причем в деле, от которого за версту пахнет новой кремлевской тактикой выделения средств на «донорские» проекты за рубежом?

Почему латвийские спецслужбы, выдворив из Евросоюза Чернина, не увидели в его партнерах четкий след «мягкой путинской силы»? И последний: отчего, несмотря на три криминальных процесса, Бурцева и Марченко в Латвии чувствуют себя подозрительно спокойно?

Один из экспертов Kompromat.lv, специалист по истории разведки, прокомментировал вышеизложенный сюжет так: «Это типичный пример эксцесса исполнителей. Так бывает. Например, глубоко законспирированного в США советского разведчика Вильяма Фишера, известного как Рудольф Абель, выдал Американским властям советский радист-нелегал, любитель выпивки и пьяных семейных скандалов. Как такого человека направили на нелегальную работу – уму непостижимо».

Kompromat.lv будет следить за развитием событий. Подробности следуют.

Рекомендуем на данную тему:

Сургутский пасьянс: путинский нефтяной концерн легализуется в Латвии

Сургутский пасьянс: «мягкая» поступь Кремля?

2015-05-27 20:14:09