Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

KNAB: почему проект гудронных прудов подорожал на 16,5 млн евро

BNN

  

(picture 2)
Кадры программы de facto (LTV).

Гидрогеолог Иван Семенов, который долгое время изучал инчукалнские сернокислые гудронные пруды, сомневается в том, почему ООО Skonto Būve было выделено дополнительное финансирование, и при этом проект подорожал на 16,5 млн евро.

Семенов считает, что присутствие новых химических веществ, которые вроде как в своих анализах обнаружило Skonto Būve, были упомянуты еще в документах закупок. Поэтому еще до начала работ была возможность выбрать необходимые технические решения по очистке прудов, сообщает телепередача de facto.

Изначально на инчукалнский проект по очистке от сернокислого гудрона было отведено 29 002 282,48 EUR, и большая часть суммы была из европейского Фонда регионального развития. А теперь работы по санации выросли до 45 502 308,09 EUR. У строителей есть объяснение на этот счет. В документах закупки была указана конкретная химическая формула, от которой нужно очищать. Но лишь позднее обнаружилось, что гудрон не такой, как думали раньше. Против позиции строителей не возражают и заказчики. Более того, чтобы работы все-таки закончить до конца следующего года, дополнительно было выделено 16 500 025,61 EUR.

Председатель правления Skonto Būve Гунтис Равис подчеркивает, что «нас никто не защищает, к сожалению, ситуация такая. Я не вижу, кто там может больше заработать, так как расходы будут гораздо больше, чем раньше. Наша прибыль — 5%, и она ни самая большая и не самая маленькая. О схемах: это чушь и абсолютные глупости, так как процесс абсолютно прозрачен».

Однако гидрогеолог Семенов называет «игрушками» сотрудничество по этому проекту между Skonto Būve и ответственного ведомства (Минсреды и регионального развития), в котором сам однажды работал. Семенов много лет изучал инчукалнские сернокислые гудронные пруды. Однажды он поехал в Женеву, чтобы все эти пруды в лесах включить в европейский список опасных мест. Позднее на их очистку можно было бы получить европейское финансирование.

Поэтому Семенов работает над объемным исследованием, ссылка на которое была и в документах закупки. В них перечислены и те химические вещества, которые позднее назвало Skonto Būve, чтобы получить дополнительное финансирование. Семенов подтвердил телепрограмме: «Я проверил, что рекомендация ознакомиться и ссылка на этот отчет были. Если меня пригласит Skonto, то я не буду этого делать, а мог бы, я бы узнал, где они еще 10 млн сейчас могут попросить. Никаких сомнений!» Процент ошибки в геологическом исследовании высок. Поэтому, если есть желание, можно еще больше повысить расходы. Между тем Равис поясняет, как полученное дополнительное финансирование расходуется: «Работа, время, химикалии, крупный завод — туда уходят эти деньги. А еще больше денег уходит из-за того, что у нас поджимает время, из-за того, что нам это везти через всю Европу сжигать в Германию. Вы только представьте, что это за деньги! Тысячи машин».

Однако именно такое условие — Skonto Būve сожжет переработанный гудрон на заводе Cemex в Латвии — было одним из дополнительных преимуществ при победе на конкурсе четырехлетней давности. Это означает, что сейчас Skonto Būve отступает от условий договора. А заказчики — Государственная служба окружающей среды — не настаивают, чтобы строители выполняли обязательства. «Можно, конечно, и так считать, но я думаю, что изначально цена их предложения была на миллион дешевле, чем у остальных. Конечно, сейчас она существенно выросла, но мы в любом случае должны понимать, что за оставшееся время здесь невозможно сжечь полученный материал», — поясняет Айна Сташане, заместитель гендиректора Госслужбы среды.

Госслужба среды и Skonto Būve, которые утвердили поправки в договор, считают, что в рамках настоящего договора невозможно было закончить работы. Между тем исследующие коррупцию сомневаются в законности происходящего. Нужно было заключить новый договор о дополнительных работах, а не вносить поправки в действующий. Директор «Общества за открытость Delna» Гундарс Янковс уверен, что «это доказывает то, что никаких дополнительных работ нет. В действующем договоре выявлены проблемы, которые можно предвидеть еще в начале, при заключении этого договора, и имеет место попытка (общественность не знает, как происходит эта публичная закупка) заключить договор нечестным образом, чтобы было выделено 16,5 млн на эти работы».

Расследование вероятного мошенничества (в связи со средствами из еврофондов в этой закупке) начало Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB). Однако это может задержать согласование процесса в Еврокомиссии, которая еще должна будет подтвердить, что Латвия действительно получит деньги. А иначе 45 млн евро придется искать в своем бюджете, сообщает телепередача.

То, что все-таки есть риск того, что в этом процессе выиграют только Skonto Būve и жители окрестностей Инчукалнса, дает основание должностным лицам полагать, что этот конкурс изначально был несовершенен. «Возможно, возможно. Мне трудно комментировать это», — говорит Сташане. Она добавила, что «в один момент мы оказались в ситуации, когда стало ясно, что предпринимателю тяжело выполнять этот договор, так как каждая вычерпнутая тонна, которую он все прошлое лето до ноября перерабатывал, приносит ему убытки». По-прежнему кажется непонятным стремление заказчиков защищать интересы Skonto Būve. Хотя бы потому что документы в распоряжении телепередачи подтверждают, что Skonto Būve, согласно сроку в договоре, когда можно сообщить о проблемах при проведении работ по санации, опоздало на год.

2014-06-09 14:26:55