Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Из-за сотрудничества с российскими политтехнологами Урбановича не допускают к гостайне

BNN

  

(picture 2)
Янису Урбановичу не выдан допуск к государственной тайне.

Перед выборами в 11-й Сейм «Центр согласия» воспользовался услугами российских политтехнологов, которые могли обойтись в несколько тысяч латов, и это сотрудничество координировал один из лидеров партии — Янис Урбанович. Этот факт крайне повлиял на политическую карьеру Урбановича, которому после произошедшего больше не выдан допуск к государственной тайне.

Лидер «Центра согласия» ранее открещивался от московских консультантов, а теперь выяснилось, что давал им поручения. Партиям запрещено принимать пожертвования из-за границы — за это грозит тюремное наказание. Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией в течение трех лет проводило проверку и решило не возбуждать уголовный процесс, поскольку нарушения в финансировании партий стали считаться уголовно-наказуемыми только после выборов в Сейм, сообщает телепередача Nekā Personīga.

Выборы в Сейм в сентябре 2011 года были жаркими. Прежний парламент был распущен и у «Центра согласия» появилась неожиданная возможность вырваться из вечной оппозиции. Для того, чтобы помочь партии, в Латвию прибыло шесть человек из России, представляющих московскую фирму по общественным отношениям и политическим консультациям Nikkolo M. Она ранее оказывала свои услуги администрациям Бориса Ельцина и Владимира Путина. Главный координатор кампании в Латвии — гендиректор Nikkolo M Георгий Гамбашидзе. Задача: «Согласие» должно получить минимум 30 мандатов в парламенте. Цели кампании — Рига и Латгале. За две недели до выборов телепередача заметила московских гостей в Даугавпилсе, где они обучали агитаторов партии — как правильно работать с русскоязычными и латышскими избирателями.

Присутствие московских консультантов в кампании не должно было стать публично известным. После показанного Nekā personīga даугавпилсского репортажа, консультанты из Nikkolo M стали соблюдать выраженную конспирацию. В телефонных разговорах никого по имени не называли. Лидер «Центра согласия» Янис Урбанович, который перед партийными лицами представил Гамбашидзе, с гостями из Москвы старался напрямую не связываться. Российские политтехнологи находились в офисе Балтийского форума рядом с Сеймом, а встречи с лидером «Центра согласия» организовывали через посредников. В разговорах называли Урбановича или «Большим», или «Другом». Московские специалисты старались получить базу данных мобильных номеров, чтобы в день выборов отправить приглашение проголосовать за «Согласие», а также планировалась и спорная агитация возле участков. На все действия требовалась согласование с «другом», или Урбановичем.

Услуги оплачивал кто-то из Москвы. Счета консультанты по общественным отношениям согласовывали с Москвой. Пребывание российских консультантов в Латвия обошлось минимум в 15 тысяч латов.

Урбанович объяснял Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB), что не искал российских специалистов. Они сами навязывались, а партия их прогнала и никаких услуг не принимала. А телепередаче Урбанович нехотя упомянул, что договор с Nikkolo M подписал, но расторг. Однако следователь из KNAB этим словам не поверил. В деле о проверке нет доказательств того, чтобы работники Nikkolo M бросили бы дело на полпути и уехали из Латвии. Совсем наоборот — московские гости продолжали помогать «Центру согласия», и еще в день выборов они обсуждали исход выборов.

Политическим партиям запрещено получать деньги или услуги из-за рубежа. В таких случаях деньги нужно вернуть. Осенью 2011 года Сейм, в том числе и депутаты «Центра согласия», проголосовал за то, чтобы в дальнейшем за это грозила и уголовная ответственность. Поправки вступили в силу в октябре, через две недели после того, как с помощью Nikkolo M на выборах в Сейм победил «Центр согласия».

KNAB людей из Nikkolo M не приглашал не переговоры. Они уехали из Латвии, а после выхода в свет некой вольнодумной книги впали в немилость Путина. Вероятное получение услуг российской фирмы весьма повлияло на политическую карьеру Урбановича, поскольку после произошедшего ему отказано в доступе к гостайне.

2014-05-12 16:55:13