Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Почему в Латвии не состоялся референдум по евро? (Версия)

Виталий Павлов, Ostkraft.ru

  

(picture 2)
Мэр Риги Нил Ушаков.

Латвия присоединится к еврозоне в январе 2014 года. Вопрос решен окончательно. Национальная валюта – лат – сохранится лишь в музеях и частных коллекциях… Но был и другой вариант.

В начале этого года депутат Сейма от Союза «зеленых» и крестьян (СЗК) Ивета Григуле энергично продвигала идею проведения референдума по вопросу о вступлении Латвии в еврозону. Для этого ей необходимо было заручиться поддержкой 34 депутатов – такое количество членов парламента необходимо для инициирования референдума. С учетом того, что фракция СЗК в сейме – 13 депутатов, фракция Центра согласия (ЦС), также позиционирующей себя как противника вступления в еврозону, – 31 депутат, задача собрать 34 подписи была вполне реальной.

В первых числах февраля Григуле сообщила в СМИ, что необходимая поддержка получена, подписи вот-вот будут собраны и переданы, как того требует закон, президенту. После чего последовали заявления ЦС и СЗК о том, они не будут инициировать референдум. Григуле пришлось оправдываться, объяснять, что ее обманули.

Лидеры и депутаты обеих оппозиционных партий неоднократно критиковали готовящееся вступление страны в еврозону. Поэтому их отказ от референдума выглядел странным, а предложенные ими объяснения – еще более странными. Так, лидер парламентской фракции СЗК Аугуст Бригманис заявил, что за такое дело должны браться не партии, а общественные организации: партию, мол, обвинят в корыстном узкопартийном интересе. ЦС и вовсе предложил организовать референдум… партиям правящей коалиции!

Все это, как теперь принято говорить, дешевые отмазки. Никакая общественная организация при новых правилах проведения референдума в Латвии «потянуть» его не в силах: нужен серьезный финансовый и информационный ресурс. Как раз таким ресурсом обладают Центр согласия, контролирующий 90% русскоязычных СМИ, и Союз «зеленых» и крестьян, чьим патроном является Айвар Лембергс, один из богатейших людей Латвии.

Что касается правящих партий, то с какой стати они ринулись бы организовывать референдум, который запросто мог превратить их в политических покойников? Все усилия правительства последние несколько лет были направлены на то, чтобы внушить обществу: переход на евро – это спасение Латвии, никакой альтернативы нет, евро или смерть!..

Но, может быть, парламентская оппозиция отказалась от проведения референдума из риска проиграть? Трудно в это поверить. Шансы противников евро были очень высоки. Помимо избирателей ЦС и СЗК, против вступления Латвии в еврозону голосовали бы – по разным причинам – и сторонники непарламентских партий: социал-демократов, ЗаРЯ, партии действия (евроскептики) и проч. Против голосовала бы и часть крайних националистов – тех, у кого страх перед Россией и русскими сочетается с неприязнью к либеральному Западу.

Соцопросы показывают, что минимум 50% граждан Латвии негативно относятся к переходу на евро, тогда как число убежденных сторонников евро не превышает 25%. При таком раскладе вероятность победы правящей коалиции на референдуме была очень мала. Даже если бы они включили государственную пропагандистскую машину на полную мощность.

Почему же не состоялся референдум и кто «кинул» депутата Григуле? Свои из Союза «зеленых» и крестьян или Центр согласия? У СЗК, безусловно, есть причины не идти на чересчур острый конфликт с правительством: их покровитель Лембергс увешан гирляндой уголовных дел. Но у СЗК всего 13 мест в сейме, и их «да» или «нет» не решало вопроса. Тогда как у ЦС 31 место, и можно не сомневаться: в случае их поддержки референдума, необходимые 34 подписи были бы собраны. СЗК просто не смог бы остаться в стороне и уступить ЦС роль главного «евроскептика» в Латвии.

Вывод напрашивается: Центр согласия договорился с правящими. Почти гарантированная победа, если ее грамотно продать, стоит дорого. Тем более, что для «Единства», главной правящей партии, вступление в еврозону – идея-фикс, задача первостепенной важности. Что именно получил ЦС в обмен на отказ от референдума? Наиболее вероятный ответ: ЦС получил контроль над Ригой.

Если эта версия верна, то многое становится понятным. Например, выдвижение на пост мэра от «Единства» заведомо проигрышной фигуры Сармите Элерте. На последних выборах в сейм эту самоуверенную даму прокатили сами же избиратели «Единства». Кто в здравом уме выдвинет на пост столичного мэра кандидата, непопулярного даже среди сторонников? Такое возможно лишь в том случае, если проигрыш был запрограммирован.

Не менее странной выглядит реакция латышских партий на недавний скандал, связанный с закупкой Рижской думой новых троллейбусов «Шкода». Столица страны, входящей в тройку самых бедных стран ЕС, закупает самые дорогие троллейбусы в Европе – 840 тысяч евро за троллейбус (европейские цены на ту же модель – 500-550 тыс. евро, при существенно меньших объемах поставки) . От сделки за версту разит коррупцией. Вот она, казалось бы, прекрасная возможность вывалять в грязи русского мэра Ушакова! Но нет, политики правящих партий, надзирающие органы и правительственные СМИ помалкивают или ограничиваются поверхностной критикой. Соблюдают пакт о ненападении?

Все успехи Центра согласия – как на парламентских, так и на муниципальных выборах – обеспечены поддержкой русских жителей Латвии. Не было бы вопросов, если бы в обмен на отказ от референдума по евро, ЦС выторговал, допустим, отмену языковых штрафов или право неграждан голосовать на муниципальных выборах. Но он выторговал… троллейбус. Точнее, право бесконтрольно «пилить» рижский бюджет.

2013-07-21 17:04:17