Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Секта в органах госвласти России

Василий Ермолкин

  

(picture 1)
Психолог и адепт: круто заваривают. Фото из социальной сети Facebook.com.

(picture 2)
МИД РФ: в ожидании Зорро. Фото из социальной сети Facebook.com.

Гламурные шлюхи, неудачники, сотрудники прокуратур, ФСБ, государственной Думы, чеченские экстремисты, российские дипломаты, инцесты, разводки Ромы Абрамовича и другие секреты модной публики Москвы.

Некоторое время назад в редакцию KOMPROMAT.LV поступили копии тетрадок анонимного наркомана. Некий парикмахер из Москвы, Марат Мустафин, на общественных началах подрабатывающий в популярной московской имидж-студии «Napura», в рамках своего выздоровления и борьбы за трезвость ведет записи своих повседневных будней и «несет благую весть» о трезвой жизни по больницам и наркодиспансерам России непротрезвевшим абстинентам. Нравственные аспекты лечения приведены ниже. В США «анонимные наркоманы-алкоголики» признаны религиозной организаций сектантского типа, и с этим явлением идет активная борьба. Лечение зависимости сводится к тому, что человек получает сильнейшую подсадку на групповую терапию, где в открытую используются религиозные деструктивные культы, а итогом лечения становится полная социальная недееспособность пациента и невозможность находиться среди здоровых людей. И вот теперь секта нашла пристанище на территории России. В одной только Москве анонимных адептов насчитывается порядка 30 тыс человек. Данная организация не раз пыталась обосноваться на территории Латвии, постоянно подыскивая площадки для деятельности и госфинансирования, но не прижилась.

Русские дипломатки любят Зорро

Морально-нравственным постулатом «анонимных наркомано-алкоголиков» является так называемый духовный рост, основанный на анализе прошлого, на поисках причин употребления и самооправдании своих поступков. Насколько он духовен, оцените сами.

Из записок анонимного наркомана Марат Мустафина:

Жанна Иващенко, Жужа, психолог, РУДН, наркоманка с 12 лет): хотел пое..ться, а она: ты тут свое уже отлизал. Мне пох…й, что она говорит. Мажорка пиз…ец какая, а машину не допросишься. Я любимый ребенок Бога, и Он меня не оставит…

Надежда Свиридова, психолог реабилитационного центра «Вершина» и «Навигатор», героиновая наркоманка, ВИЧ-инфицированная). Я просил Бога дать мне женщину, а он прислал Большую ВИЧевую шлюху. Не знаю, как свалить, у телки еще и ребенок. Приобрел страх заразиться, неуверенность, потерял покой. Боюсь дотрахаться до СПИДа, потерять трезвость. Интересуюсь, могу ли от нее заразиться, один ведь от нее точно заразился! Говорю ей, не верти своей жопой, не веди себя как шлюха!!! Все, не могу ее больше жалеть. Надо валить.

Равиль (дядя). Завел в комнату в деревне (новгородская область), намазал жопу кремом и вставил. Мне больно, стыдно, я: «Мама, мама, меня изнасиловали!», а она отвернулась. Сама говорила: «Мы твое все!», и отвернулась. Обида на нее, на Бога, на себя, на собственную слабость. Он не должен был ломать мне жизнь. Как мне жить? А если кто-то узнает, и так бабы постоянно пидором называют, что не так?

Винера Мустафина, мать, уборщица-домохозяйка. Флиртовала с Абясом (брат отца). Я знаю это, я сам это видел. Я думал, что родился от него, до сих пор не знаю от кого я. Она имеет право заниматься сексом с кем хочет и когда хочет. Я не в праве ее судить, но и не должен этого знать.

Юлия Гришина, сотрудник МИД РФ, 3-й секретарь, юрист. Лежим с ней после SEXa, смотрим Зорро. Она: вот это настоящий мужик, не то, что ты. Она не должна сравнивать меня с другими, я должен быть самым лучшим. Сука, намекает, что у меня короткий. Говорю: «В жопу любишь ебат…ся?», она такая: «ДАААА!!!», вые…ал, кончил прям внутрь, думаю вот так тебе, получай.

Ангелина Страхова, наркоманка, попросилась остаться ночевать. Я думал она помочь мне хочет, поговорить, а она трахаться…

Купил бальзам Бен Гей. Намазал спину, больную ногу, а попало на х…й. Дрочил сутки, теперь мышечные доли опустились, ушли вниз, мой гусь теперь грибком. Приобрел неуверенность, потерял покой, боюсь потерять трезвость. Если потеряю мужскую силу, не знаю, как жить дальше.

Шульц, Екатерина Титаренко, частный преподаватель-практик: ни разу в больницу не приехала, а мы вроде как встречаемся… Когда кончает – орет пиз…ец. Очень больной человек, конечно столько кетамином колоться.

Дарья Чичкина, пр-менеджер клуба «Крыша мира»: Пишу ей, привет, мисс Х, не отвечает, еб…ная шлеп-нога, я такого уродства и не видел. Торчит так, что на месте сидеть не может, еле бл…дь ее подстриг. Склоняет к SEXу, названивает. Собака у нее мерзкая, трясется.

Барби, Инна Жаркова, владелица салона «Мастерская красоты»: Старая она конечно уже. Муж пиз…ит. Ебал ее в массажном кабинете. Уходил из салона, она: Марат, я очень сильно люблю тебя, пожалуйста, останься. На…уй оттуда, хватит, все на манипуляции построено, все отношения.

Руслан Исаев, чеченец, бывший бизнесмен-любитель (трусливо сбежал из Пакистана, завербован Афганской разведкой). Сорвался. У него ребенок третий родился, а он шлюху снял и на острова. Понтуется, эти машины покупает, лучше бы ремонт сделал, его жена наконец была бы счастлива. Рассказал своей бабе про Надю, про ВИЧ, а ведь это типа секрет. Притащил телку малолетнюю ко мне домой. Приказал встречать его жену. Должен пол миллиона долларов, а на группу приезжает как король.

Татьяна Мустафина, бывшая жена, бухгалтер компании «Моторолла»: Не дает видеться с Русланом (сыном), говорит давай алименты, Саше (мужу) одному тяжело. Но я не должен давать ей деньги, чтобы видеться с сыном. Она сама говорила, что ей от меня нужен только ребенок.

Артур Юсуфи, генеральный директор амбулаторного ребцентра «Движение»: Попросил сделать тендер, ему выиграли, сам сказал, что ничего, и денег мне ни копейки не отдал с этого.

Повел абстинентку в клуб. Она флиртовала, общалась с другими мужиками. Позвонил ее соупотреб, предложил кокаин. У меня мысль щас поедем разнюхаемся, будет такой SEX. Потерял здравомыслие, душевный покой, уважение к себе. Приобрел тревогу, злобу, тягу, ревность. Мог потерять трезвость.

Тяга появлялась в мыслях. Лежу в больничке, через палату торч лежит, все время долбит. Предложил при знакомстве, и мысли так и прыгают: может курнуть, может курнуть….

Недалеко от больницы места употребления. Такие воспоминания…ммм…спиды, Юлек, флюры, дефиле. Вспоминаю, прямо погружаюсь в то время. Все такое насыщенное, красивое, пока телефон не зазвонил. Вичевая названивает (Надежда Свиридова, ВИЧ-инфицированная, психолог ребцентра «Вершина»). Не мог сам вынырнуть из воспоминаний. Прошло несколько минут, до сих пор под впечатлением. Вспоминаю, как работал в салоне, 2004й год. У меня запой, несколько месяцев прошло, как с женой развелся. Попадаю в прошлое, отсюда мысль: может дунуть, чего терять. Все же срываются – ничего…

Красный халат – замена героину

Оставаясь наедине с тетрадками, анонимный наркоман-алкоголик оправдывает все свои поступки, создавая, при помощи усвоенных в секте техник, создавая отдельную наркореальность. Старожилы секты, неплохо зарабатывают на новичках, в частности подсаживая их на дорогие сорта Пу-эра и У-луна, китайского чая, от которого также вырабатывается зависимость. Особенно популярны сорта с габааминовой кислотой (чай специальной обработки) и сорт Красный халат. Цена такого напитка может достигать 1000 евро за сто грамм. Употребляют зависимые чай с таким же рдением, как и наркотики: с трясущимися руками и каплями холодного пота из-за тяги к чаю. Наркологи же считают чаи – прямой заменой наркотическим средствам, при большой концентрации заварки можно достичь эффекта, похожего на эйфорию.

Самым популярным местом проведения анонимных групп в Москве является так называемая точка «База». В бывший автосервис на Красной Пресне поставлены стулья и столы ИКЕЯ, за которыми практически круглосуточно «чифирят» сектанты и их адепты – абстиненты, выкладывая деньги родителей за возможность пропустить пару чайников. Многие становятся распространителями чаев среди новичков, убеждая их в том, что: если у тебя наркотическая тяга, то пей этот чай. Главным поставщиком секты является «первая Чайная компания», во главе с активным анонимным адептом Артемом Руслановичем Гикаевым, человеком сугубо экстремистки настроенными оппозиционными взглядами.

Анонимная угроза безопасноти РФ

Из аналитической записки в одно из силовых ведомств России:

Секта нового типа «анонимные наркоманы-алкоголики» как настоящая и стратегическая угроза общественной безопасности и идеологического равновесия.

Катастрофическая ситуация с нарко и алко зависимостью на территории РФ подстегнула развитие такого бизнес направления, как реабилитация зависимых, и возникновение огромного количества групп «анонимных наркоманов и алкоголиков» работающих по американской программе 12 шагов, применяющих при реабилитации больных «миннесотскую модель». На первый взгляд зависимые действительно бросают цикличное потребление химических веществ и остаются трезвыми, но при ближайшем, порой точечном рассмотрении даже непрофессионал отметит, что протрезвевшие зависимые не могут адекватно воспринимать действительность. Сегодня численность анонимных групп только на территории Москвы превышает 30 тыс человек, при этом идет постоянное вовлечение зависимых и членов их семей в деятельность организации. В США в судебном порядке «анонимная» организация признана религиозной и является «сектой нового типа». Данное образование имеет линейную структуру, и не имеет постоянного лидера. По такому же принципу построены такие террористические группы, как Аль Каида. Для управления и удержания организации применяется подход «стихийный лидер». Секта имеет адептов в структурах законодательной и исполнительной власти, а также в структурах госбезопасности, что наносит колоссальный урон в виде «утока информационной ткани». Главное верховное существо секты – Высшая Сила, которой молятся адепты, и которая, в свою очередь исцеляет зависимых от болезни. Анонимная секта вовлекает людей и в некоторые радикальные культовые практики. Сегодня в США активно пытаются перенаправить поток общественных средств в сторону от группового лечения зависимостей в другие проекты. Но основное финансирование на территории РФ организация получает из США, хотя позиционирует себя организация как «общественная». При попадании в секту, новичок перепрограммируется психологами (также наркоманами, многие из которых прошли обучение в США) и приобретает не менее коварную зависимость: групповая терапия. Если выздоравливающий перестанет посещать данные мероприятия, у него снова случается срыв в наркотики и алкоголь. Основным тезисом секты является: если не будешь ходить к нам, сорвешься, а дальше тюрьма и смерть. Срыв для секты является нормой: ведь зависимый больной человек, а в срыве виновата болезнь, которую понимаем только мы. Секта живет посредством новичков, ради самой себя, ради своего расширения, потому как остаться трезвым возможно только посредством еще более слабого абстинента. Его необходимо взять на поруки, и таким образом оправдать свою причастность к организации. В реабилитационных же центрах практикуется правило: приведи друга – получи процент, поэтому «анонимному» адепту еще и выгодно вовлекать в организацию попавших в плен зависимости новичков. Многие члены сообщества, не имея должной подготовки и образования, остаются работать в таких центрах консультантами. По оценке специалистов, итогом такого лечения становится социальная недееспособность зависимых, и зависимый вынуждено попадает в круг таких же особей.

Имея неустойчивую психику и нервную систему, такие реабилитанты крайне подвержены разлагающим идеологическим веяниям. Среди анонимных большое количество сторонников неконструктивной оппозиции и членов радикальных исламских групп, учитывая то, что вместе с ними выздоравливают сотрудники прокуратуры и госбезопасности.

Основные доктрины секты – неопятидесятнические.

На основе кратко изложенной информации считаем необходимым принять меры для устранения опасного социально-религиозного явления и отметить в ходе гослечения зависимых старосоветскую методику Макаренко: вовлечение в трудовые отношения».

Мы связались с самым известным в России борцом с наркозависимостью Евгением Ройзманом:

- Да, я слышал, что организацию «анонимные наркоманы-алкоголики» в США признали сектой. Работает при российских условиях и менталитете программа «12 шагов»? Частично, но это используют секты.

Когда изнеможенные родные и близкие наркомана или алкоголика уже в полном отчаянии от состояния любимого человека, на помощь всегда приходят «анонимные». Сначала происходит «вербовка» адпета, это называется «бомбардировка любовью». Изнеможенного от употребления зависимого сектанты окружают добротой и заботой, никаких скандалов, мы тебя понимаем, следуй нашим указаниям, и будешь как мы – чистым и трезвым. Второй этап вовлечения в организацию – информационный. Устанавливается полный контроль над информационным полем абстинента: читать необходимо только выданную литературу, ежедневно ходить на группы с такими же «выздоравливающими», ежедневно молиться Высшей силе. Если хочется употребить – чай, который любезно предоставят со скидкой товарищи по секте. Последней стадией сектантской вербовки становится удержание адепта. Удержание страхом, с основным лейтмотивом: если не будешь ходить на собрания – тебя ждет срыв, тюрьма и смерть…

Продолжение следует.

2013-05-13 23:41:30