Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

В петле маленьких зарплат – 3. Журналистское расследование

Re:Baltica/Rus.db.lv

  

Наблюдения, сделанные авторами Центра исследовательской журналистики Re:Baltica во время эксперимента по трудоустройству на рядовые, низкооплачиваемые работы фасовщицы на рыбоперерабатывающем заводе и продавца-кассира в супермаркете заставили их углубиться в причины возникновения такого перекоса на латвийском рынке труда, когда работодатели говорят, что им не хватает рабочих рук, а безработица остается высокой. Весьма негативная роль тут принадлежит профсоюзам: многие из них недостаточно активно ведут диалог с работодателями.

В первом случае, что характерно для производственной сферы в целом, низкие заработки объяснялись мизерными ставками на сдельную работу, во втором – манипуляциями руководства торговой сети с временем работы продавцов. Сдельно работая за копейки либо трудясь с почасовой оплатой неполный день, получить больше, конечно же, не удастся.

Ограничить употребление договоров о неполном рабочем дне пытаются профсоюзы, пишет Re:Baltica. Они просят закрепить в Трудовом законе запрет на одностороннее изменение графика работы по инициативе работодателя, но Минблаг эту инициативу не поддерживает. Сейчас самая жесткая борьба идет за сокращение оплаты сверхурочной работы и право работодателей увольнять членов профсоюза без согласования с профсоюзом. На прошлой неделе об этом снова спорил Национальный совет по трехстороннему сотрудничеству, в котором заседают представители государства, Конфедерации работодателей и Объединения свободных профсоюзов. Следует отметить, пока работодателям удается отстаивать свои интересы лучше.

По словам главы Латвийского объединения свободных профсоюзов (LBAS) Петериса Кригерса, получателям маленьких зарплат пока не слишком везло с лоббированием в коридорах власти. Но часть ответственности за это лежит и на самом Кригерсе, пишет Re:Baltica – ведь за десять лет, что он возглавляет профсоюзы, число их членов выросло незначительно. В LBAS, который объединяет 20 отраслевых профсоюзов, охвачено всего 10% трудящихся – около ста тысяч человек. Большинство работают отнюдь не на частные компании, а на государство и самоуправления (либо государственные и муниципальные предприятия).

Конечно, у соседей дело защиты прав трудящихся идет еще более вяло: в Эстонии в профсоюзах состоят 67% работающих, в Литве – 9%. Что, однако, не помешало эстонским медсестрам в прошлом году организовать 25-дневную забастовку и добиться для себя заметных улучшений, а врачам – выбить у правительства в марте с.г. обещание повысить зарплаты на 11%.

В Латвии люди не вступают в профсоюзы, так как у них нет к этому мотивации. Эксперт по вопросам миграции и демографии Михаил Хазан поясняет, что многие предпочитают уехать из страны, потому что гарантированно получат за границей работу. «Обращаться в Трудовую инспекцию, вступать в профсоюз, чтобы только через десятки лет улучшить ситуацию – это туманная перспектива, – говорит ученый. – Люди слышали мало историй успеха, когда работники получали свои компенсации. Обычно это происходит через такие огромные затраты времени и энергии, что неясно, стоило ли начинать».

Возвратимся к нашим героиням расследования. Несмотря на то, что Maxima — крупнейший частный работодатель в стране, в отраслевом профсоюзе работников торговли состоят всего 70 (из 7000!) сотрудников этой розничной торговой сети. Для сравнения: из 4200 работников Rimi в профсоюз вступили 600 человек. Руководитель профсоюза торговых работников Майра Муцениеце в беседе с журналистами дала понять, что не хотела бы критиковать Maxima, так как считает возможным конструктивное сотрудничество с предприятием в будущем.

Но есть факты. Так, с Rimi профсоюз заключил уже два коллективных договора, готовится к подписанию третий – а с Maxima всё пока остается на уровне обсуждений. Протоколы встреч Rimi с представителями профсоюзов опубликованы на интернет-странице профсоюза, а в Maxima они засекречены. Rimi разрешает профсоюзным активистам оставлять информационные материалы для сотрудников в столовой и встречаться с продавцами в магазинах. Maxima всё это запрещает. «Люди очень боятся, потому что часто им говорят: если ты в профсоюзе – мы тебя по-любому выдворим отсюда», - говорит сотрудница Maxima Санта. Несмотря на негативное отношение начальства, она верит, что усилия профсоюза способны помочь улучшить условия труда.

«Я хочу здесь работать! Мне тут нравится, и коллеги хорошие», - объясняет она, почему не меняет место работы. Санта перечисляет бонусы для сотрудников, гарантированные работодателем: бесплатные обеды, после первого года работы – медицинская страховка, хорошие подарки детям на Рождество. Минусы – властное отношение начальства (но это сильно зависит от стиля руководителя конкретного магазина), неточный учет отработанных часов, принудительный выкуп просроченных товаров сотрудниками, которые не заметили, что у продуктов истекает срок годности.

Но даже с учетом явных проблем с защитой прав трудящихся в торговле делается хоть что-то. Зато профсоюз работников сельского хозяйства и пищевой промышленности (тот самый, куда по идее должны обращаться замордованные хозяевами рабочие рыбоперерабатывающих заводов) кажется совершенно мертвым, пишет Re:Baltica. До его руководителя Владимира Соколова дозвониться крайне сложно, и на разговор он соглашается далеко не сразу. Журналистам Соколов пояснил, что о рыбопереработке мало что знает. По его словам, единственным профсоюзно-активным предприятием отрасли является рыбозавод Brīvais vilnis, есть еще несколько членов профсоюза на заводе Unda. Новых членов они агитируют через газету LBAS и в Интернете, пояснил профсоюзный лидер. На настойчивый вопрос, считает ли он сам такие методы эффективными для воздействия на умы измученных рабочих в Мерсрагсе, Соколов обиделся: «Вы что, хотите, чтобы я у ворот завода пошел стоять?»

Рекомендуем на данную тему:

В петле маленьких зарплат. Журналистское расследование

В петле маленьких зарплат - 2. Журналистское расследование

2013-04-30 10:07:33