Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

В Эстонии раскрыли аферу: 64 миллиона евро при участии латвийских фирм вывезли наличными в Россию

Postimees.ee

  

(picture 2)
Иллюстрация: Postimees.ee.

В Эстонии объявлено о раскрытии преступной сети, занимавшей отмыванием и вывозом наличных денег в Россию.

«За этой темой стоят некоторые политические и бизнес-круги, а также люди, связанные с организованной преступностью», — сказал генеральный директор Полиции безопасности (КаПо) Райво Аэг.

Как пишет Postimees, Райво Аэг рассказал о грязной и запутанной истории, в которой некоторые узлы остались неразвязанными или покрытыми завесой государственной тайны. Чтобы понять суть дела, эту историю следовало бы поделить на три части.

Первый слой

На стене кабинета Кристы Аас, руководителя Бюро криминальных доходов Центральной криминальной полиции, расположенной в Таллинне на улице Теэстузе, висит большая схема, склеенная из многочисленных листов бумаги формата А4.

На верхушке пирамиды, изображенной на схеме, мелким шрифтом написано название фирмы Ateka, и от нее расходятся сотни других ниточек, ведущих к следующим фирмам. Возле каждой написаны имя и сумма, которые связывали их с Ateka.

В основном это российские предприятия, но среди них имеются и латвийские. «Это только часть общей картины», — говорит Аас, указывая на карту, и добавляет, описывая масштабы этого дела: «Вывоз наличных в Россию, по статистике, сократился в пять раз — после того как мы закрыли Ateka».

Упрощенно говоря, деятельность Ateka в Эстонии заключалась в следующем. Из России и Латвии банковскими переводами перечислялись на их счет в Таллинне деньги, которые в дальнейшем конвертировались в доллары или евро, а затем изымались в виде наличных.

После этого курьеры Ateka перетаскивали наличные в мешках и чемоданах назад в Россию. Иногда с деньгами производились определенные операции: переводили с одного счета на другой, создавали новые фирмы, искали т.н. танкистов, пускали по ложному следу.

Однако суть дела была всегда одна: денежный перевод в Эстонию, а наличные — назад, в Россию. В начале года расследование завершилось, и фирме Ateka и еще четверым частным лицам (Антон Гер, Сергей Кириллов, Сергей Голубаев и Андрус Кох) было предъявлено обвинение.

Судебные заседания по самому масштабному в Эстонии случаю отмывания денег начнутся осенью. Согласно обвинению, в Эстонии отмыты 64 млн евро — это доказанная сумма оборота. Следователи отмечают, что выйти на все следы не успели, арестовать успели около четырех миллионов евро. Отмывание денег — это очень доходный «бизнес».

Суммы гигантские, и Ateka — не единственная, кто отмывал деньги через Эстонию. Зарабатывали не только непосредственные участники схем, работа находилась и для других людей, имеющих умения и опыт в данной сфере.

Так, например, из России переводились в Эстонию деньги, но потом их арестовывали по подозрению в отмывании денег, и российские хозяева средств (будь то бизнесмены, преступники или те и другие) впадали в панику — что теперь будет? «Эти люди в России не знали эстонских законов, — пояснил руководитель Центральной криминальной полиции Райго Хаабу.

— Нам надо доказать предварительное преступление, то есть незаконное происхождение полученных денег». Доказывать предстоит в течение двух месяцев. И почти никогда не успеть так быстро. Так, по прошествии двух месяцев в 9 случаях из 10 счета будут освобождены из-под ареста.

Как было сказано, люди в России не знают эстонских законов. К ним подкатывают лица из Эстонии, которые говорят примерно следующее: «У вас в Эстонии остались задержанные деньги, дайте нам 20% — и мы подмажем судей, прокуроров и сотрудников Бюро данных по отмыванию денег. Через два месяца ваши деньги освободят». На самом деле два месяца никто ничего не делает, поскольку они знают, что с большой вероятностью деньги все равно освободят.

Намекают, что одним из таких бизнесменов в Эстонии был Вейко Кулла, эту же нишу пытался расширить до ареста сотрудник КаПо Индрек Пыдер, нащупывал возможности и бывший префект полиции Айвар Отсальт.

Второй слой

Далее начинается второй слой этой истории. Все они — Кулла, Пыдер, Отсальт — являются бывшими полицейскими. Бывшим полицейским является и работавший начальником охраны Ateka Арнольд Матяшов.

«Нормальный работник был», — утверждает Ээрик Хелдна по поводу Матяшова. Дело в том, что много лет назад Матяшов был его подчиненным в наркополиции.

Бывшим полицейским является и Сергей Элошвили, который входит в руководство Äripank. При этом Äripank является в Эстонии любимым банком российских дельцов, специализирующихся на прокрутке денег (в т.ч. и Ateka).

Другим любимым банком российских денег является Krediidipank, в котом работает Майт Касело (надо ли повторять — бывший страж порядка), который являлся в банке контактным лицом Бюро данных по отмыванию денег.

(В качестве примечания стоит отметить, что в каждом финансовом учреждении должен быть свой конкретный чиновник, который информирует Бюро данных по отмыванию денег о всех сомнительных сделках. В Krediidipank это Майт Касело.)

Так, начинает вырисовываться любопытная картина. В деле Ateka расклад был такой, что с одной стороны были полицейские, а с другой бывшие полицейские, которые вовлекли или попытались вовлечь в дело политиков и даже прессу. Расследование дела Ateka торпедировали со всех сторон. Были жалобы, посулы, угрозы, в ход шли и кнут, и пряник. В адрес следователей распространялась клевета и ложь.

Журналистов тоже сумели использовать в своих целях. Например, в «Деловых Ведомостях» была одна абсурдная публикация про Рауля Вахтра и руководителя аналитического отдела Бюро данных по отмыванию денег Айвара Орукаска. Позже, когда выяснилось, что представленные в материале факты являются ложными, Äripäev снял материал со своей интернет-страницы и разослал письменные извинения.

«Мы установили, что, вероятно, материал для «Деловых Ведомостей» написал сам Антон Гер, журналист лишь поставил свою подпись», — отмечает сейчас Вахтра.

Против Бюро данных по отмыванию денег в прессе высказался также и Калле Кландорф (бывший полицейский, друг вышеупомянутого Сергея Элошвили), который в Delfi и на страницах Kesknädal обвинил Айвара Орукаска в том, что он брал взятку. Такая история действительно имела место лет десять назад.

Но о чем Кландорф умолчал, так это о том, что в то время у Орукаска имелось разрешение суда на имитацию преступления — Орукаск демонстрирует Postimees постановление суда. В тот раз, принимая взятку, Орукаск выполнял обычную работу следователя. Но по версии Кландорфа, он превратился в коррумпированного полицейского.

В распоряжении Postimees имеется копия письма, автором которого является Юрий Ж. В свое время он снискал известность тем, что баллотировался в горсобрание по списку Центристской партии; с целью получения средств на свою предвыборную кампанию он обокрал собственное квартирное товарищество и вывесил на стене товарищества плакат «Выберите меня!».

В упомянутом письме Ж. в числе прочего пишет: «Антон Гер поручил мне распространить негативную информацию о работниках Бюро данных по отмыванию денег. /…/ Гер организовал встречу с двумя журналистами Päevaleht, имен я не помню, но один был молодой мужчина, и еще женщина».

Ж. имеет в виду журналистов Eesti Päevaleht Хольгера Роонемаа и Кярт Анвельт. Кярт Анвельт рассказывает, что в тот раз они действительно ходили беседовать с многими людьми, но поскольку их слова были противоречивы, что означало, что кто-то лжет, статья не получилась.

Той ловушки, в которую попались «Деловые Ведомости» и Delfi, удалось избежать. Помимо Кярт Анвельт в эту историю был втянут и ее супруг Андрес Анвельт — он ведь тоже в прошлом был полицейским.

Андрес Анвельт вспоминает, что Антон Гер пришел к нему и рассказал о проблемах. «Поначалу его рассказ был сбивчивым, но затем Гер обмолвился, что Айвар Орукаск встречается с сотрудниками псковского ФСБ, — вспоминает Анвельт. — С этой информацией я отправился в Полицию безопасности».

В этом деле Анвельт оказался не в самом удобном положении: вышеупомянутый Вейко Кулла является его родственником, правда, дальним.

«Вейко живет своей жизнью, у него свои фирмы, я этого не касаюсь. Я сделал то, что является моим долгом, передал информацию и человека спецслужбе ЭР. И скажу, что поступил бы точно так же», — заявляет Анвельт.

Но Анвельт не единственный, в чьи двери тогда постучались. Тогдашний (2009-2013) министр юстиции Рейн Ланг вспоминает, что к нему обращались Марек Страндберг и Ааду Луберг. До Страндберга тема могла дойти через комиссию КаПо, которую он возглавлял, а Луберг является деловым партнером Вейко Кулла.

«Страндберг звонил и что-то путано говорил про отмывание денег. Я сказал ему, чтобы изложил на бумаге и прислал мне. Но это письмо так и не пришло, — сказал Ланг. — Но Луберг мне направил такой же мутный текст, я это письмо сразу уничтожил в своем почтовом ящике. Мне делать с ним было нечего».

В общем, шла усердная обработка. Суммы были большие, и использовались все возможности. При обыске офиса Ateka был найден меморандум, в котором тщательно описывалось, что делают и планируют делать следователи — явная утечка из полиции или прокуратуры. На основе жалобы Гера была начата проверка Орукаска и даже криминальное дело.

Теперь наступает момент, когда возникают споры и противоречия. Айвар Орукаск явно разозлен и обвиняет защитников закона в двух вещах. Во-первых, если жулики врали и ходили на него жаловаться, то начальники (тут он имеет в виду прежде всего КаПо и прокуратуру) не делали ничего.

«Три года назад меня облили грязью, но мне сказали, что это мое личное дело», — рассказывает Орукаск. Он добавляет, что уголовного дела вообще не надо было — проверить все его счета и имущество можно было и без этого.

Бывший начальник Орукаска Рауль Вахтра придерживается иного мнения. Он согласен, что версию клеветы и вранья следовало бы проработать основательнее, не говоря уже об утечке информации. Но в отношении необходимости заведения уголовного дела бывший начальник Орукаска придерживается своего прежнего мнения: «Это и есть работа КаПо. Если кто-то жалуется, что чиновник вымогает деньги, это следует проверить».

Орукаск считает, что в его отношении поступили незаконно, что одна компания бывших полицейских что-то мухлевала и пыталась воздействовать на ход расследования путем использования своих старых связей.

Хотя никто этого не подтверждает, у Postimees есть данные, которые дают основание допускать, что Антон Гер какое-то время мог быть информатором КаПо, что разъяснило бы его самоуверенность.

Райго Хаабу говорит, что если человек является информатором одного дома, это не значит, что он в это же время не мог быть целью другого дома. Под двумя домами Хаабу имеет ввиду КаПо и Центральную криминальную полицию. Ээрик Хелдна добавляет, что если информатор дает информацию, часть из которой полезна, а остальное — чистая ложь, то это не значит, что получатель информации не сумеет сам в этом разобраться.

Разговоры про информаторов — просто теория, поскольку ни Хаабу, ни Хелдна имен не называют.

Третий слой

Третий — самый глубокий слой этой истории. Работая над этой статьей, Postimees переговорил с очень многими людьми, и с самого начала было ясно, что определенная компания пытается организовать направленную в определенную сторону утечку информации.

Названием такого рода статьи в Õhtuleht могло бы быть «Ээрик Хелдна и Андрес Анвельт — подонки, а в КаПо все сволочи». В несколько более широком плане представители этого направления пытаются противопоставить криминальную полицию и КаПо, повредить КаПо, распуская намеки и путанные увязки.

Например, берут какую-то часть жалоб Орукаска, добавляют к этому выдумки и легко опровергаемые утверждения (сам Орукаск легко их опровергает, когда я ему их предъявляю). Гендиректор КаПо Райво Аэг назвал представителей этого направления политиками, деловыми кругами и типами с криминальными связями, цель которых — подорвать работу спецслужб ЭР.

Но эта компания — неоднородная, не руководимая из одного центра группировка, а скорее сеть, в которой для достижения одной цели переплетаются различные мотивы: личная месть, доход от отмывания средств, политические интересы (например, прохождение так называемого законопроекта Берлускони).

Хелдна добавляет, что на фоне этой истории с отмыванием денег развернулась кампания клеветы и плетения интриг против спецслужб Эстонии, и что в подобных интригах и кампаниях клеветы в первую очередь заинтересованы службы, следы которых тянутся «на улицу Пикк» и «на другой берег реки». Имена при этом не называются.

Видимо, КаПо знает больше, чем говорит. Единственные два имени, при звучании которых кивают головой, это Вейко Кулла и Калле Кландорф. Однако их не считают ведущими фигурами сети, их называют «представителями».

В отношении Антона Гера все, даже разочарованный Айвар Орукаск и его критики, говорят, что он в этом отмывании денег играл роль «танкиста», за ним стояли гораздо более значительные фигуры.

PS. На прошлой неделе Айвара Орукаска сняли с должности в Бюро данных по отмыванию денег. По словам Орукаска, его поставили перед выбором — либо он уйдет сам, либо на него инициируют криминальное производство в отношении утечки государственной тайны.

2013-04-25 10:24:08