Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Герой YouTube получил сто часов принудительных работ за неподчинение полицейскому

Степан Сергачев

  

(picture 1)
Прокурор Павел Сондорc.

(picture 2)
Видео Ивана Парфеновича «Дорожники Латвии», размещенное на YouTube, за пару недель побило все рекорды и перевалило за 100-тысячную отметку.

Завершилась очередная серия дорожной трагикомедии: районный суд Айзкраукле приговорил председателя общества Gara speks (занимается помощью заключенным) Ивана Парфеновича за неподчинение законным требованиям сотрудника полиции к 100 часам принудительных работ.

Суд также обязал выплатить потерпевшему 500 латов за ущерб и возместить 100 латов за адвоката.

Напомним фабулу дела. В 2010 году полицейский Таливалдис Спилбергс остановил автомашину даугавпилчан за нарушение линии дорожной разметки. Однако когда даугавпилчане стали требовать им разъяснить суть совершенного ими правонарушения, полицейский проявил гордость и перешел на латышский язык.

Широкий резонанс в латвийском и особенно в латышском интернете получило видео, на котором русские водитель и пассажир Иван Парфенович отказываются говорить с дорожным полицейским Таливалдисом Спилбергсом по-латышски, а тот в ответ начинает закручивать руки пассажиру.

Видео «Дорожники Латвии», размещенное на YouTube, за пару недель побило все рекорды и перевалило за 100-тысячную отметку.

«Как можно не говорить с полицейским на государственном языке? Почему мы не можем выслать из Латвии этих зарвавшихся русских?» — такими вопросами задавалось латышское интернет-сообщество.

Первоначальная служебная проверка выявила 8 нарушений со стороны полицейских: не разрешили позвонить адвокату, не перевели на русский язык протокол, не пустили адвоката, когда он приехал по звонку друга и явился в полицию, неправильно транспортировали задержанного и так далее. Однако когда в горячую предвыборную пору видео с задержанием стало достоянием гласности, вмешалась министр внутренних дел Линда Мурниеце и наградила принципиального полицейского тем, что отменила наложенный на него выговор.

Министр также потребовала у Полиции безопасности (ПБ) проверить, нельзя ли Ивана Парфеновича каким-то образом наказать. И вот выяснилось, что возбудить против юноши уголовный процесс о разжигании межнациональной розни нельзя, но можно возбудить уголовный процесс по другой статье.

Управление Госполиции Земгальского региона расследовало дело. В обвинительном заключении прокурор Павел Сондорс указывает:

26 марта 2010 года примерно в 15.30 на 99-м км шоссе Рига-Даугавпилс сотрудник патрульной полиции Таливалдис Спилбергс остановил Volvo V70 для составления административного протокола.

Рядом с водителем находился Иван Парфенович. И вот, во время составления протокола Парфенович, «из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный покой, мешал сотруднику полиции исполнять свои служебные обязанности». Несмотря на то, что протокол составлялся для водителя, Парфенович продолжал вести себя по-хулигански, на замечания не реагировал, оправдываясь тем, что оказывает водителю юридическую помощь, хотя и не был на это уполномочен. На просьбу показать документы, высказанную на понятном ему русском языке, не реагировал.

В обвинительном заключении несколько раз подчеркивается, что Парфенович получил разъяснения и просьбы именно «на понятном ему русском языке». В том числе, ему пояснили и то, что если он не покажет документы, его доставят в полицейский участок для выяснения личности.

В обвинении также указано, что Парфенович продолжал свои хулиганские действия в общественном месте и оскорблял честь и достоинство полицейского, высказывая предположение, что тот хотел получить взятку. Когда же полицейский попытался его схватить, выдернул руку и ударил его по лицу. Таким образом страж порядка получил телесные повреждения — ушиб мягких тканей левой щеки.

Во время дебатов прокурор запросил для обвиняемого 280 часов принудительных работ. Потерпевший полицейский — компенсацию в размере 5000 латов и возмещение расходов на адвоката — 354 лата.

Однако суд оправдал Парфеновича по двум из трех статей, приговорив его за неподчинение законным требованиям сотрудника полиции.

Иван Парфенович не согласен c судебным вердиктом. Свои доводы он прислал на электронный адрес KOMPROMAT.LV, которые мы и публикуем ниже.

"Данное дело относится к категории все чаще рассматриваемых дел, в основе которых лежит судебная проверка: законности действий работников государственной полиции при исполнении служебных обязанностей. Не является большим секретом тот факт, что согласно экспертным оценкам Всемирного банка, Латвия признана «государством полицейского типа». Политический курс национальной судебной практики, как это, например, зафиксировано в решениях административных судов Латвии, направлен на защиту внутренних интересов системы органов государственного принуждения, в частности «показаниям работников полиции - определен высший приоритет доверия» (PDF] AL_1611_raj_A-00822-12_39.pdf 472KB Feb 17 - Tiesuprakselv). По делу не может быть и спора о том, что в настоящем своем положении, система уголовного судопроизводства Латвии – находится в состоянии мощной посттоталитарной инерции. Поэтому не может быть сомнений в том, что в случае спора между человеком и должностным лицом органов полиции – суд традиционно должен обеспечить защиту интересов последнего. Характерным и громким примером этого является полное оправдание четырех полицейских, ломиком забивших до смерти В. Чубревича в июле 2002 года (www.kompromat.lv/item.php?docid=readn&id=6632) . Расследование, впрочем, продолжается - и по сей день.

Редкими исключениями, по-прежнему являются судебные решения где, как правило, только суд вышестоящей инстанции, отдает доказательное предпочтение показаниям гражданских лиц. Одним из последних таких решений - является приговор Латгальского окружного суда от 18.01.2013. по делу № 142159311 «Иван Парфенович против Государственной полиции», в котором суд апелляционной инстанции, по умолчанию, констатировал заведомую недостоверность показаний четырех полицейских из Даугавпилса (http://www.grani.lv/daugavpils/32409-delo-o-tarane-municipalov-zakryto-vinovnyy-opravdan.html) и признал правдивость показаний гражданских лиц.

Поэтому, и по настоящему делу, суд первой инстанции продолжил «священную для Советского суда традицию».

Кратко комментируя исход дела (поскольку полный текст приговора еще не изготовлен), в части осуждения по статье 270 (Сопротивление представителю власти или другому государственному должностному лицу) Уголовного закона, следует подчеркнуть, что в содеянном не усматривается объективной формы состава преступления. Как установлено материалами дела, обвиняемый – не владеет государственным языком в достаточной степени. Исходя из этого, судом для обеспечения прав подсудимого был приглашен переводчик. Однако, «Уголовная ответственность по комментируемой статье наступает за сопротивление представителю власти или другому должностному лицу, если это сопротивление имело место во время исполнения представителем власти или другим должностным лицом своих служебных обязанностей». Как это установлено по делу, полицейский нарушил требования закона: отказался сам изъясняться на понятном Парфеновичу языке и не обеспечил участие переводчика, согласно требованиям статьи 260 Кодекса административных нарушений. Отсюда следует, что действия полицейского, который применяя физическую силу, пытался тащить обвиняемого к служебной автомашине, никаким образом, не поясняя мотивы своих намерений и действий, не были мне понятны.

Следовательно, лицо, к которому было применено физическое насилие, вправе было воспринимать эти действия как незаконные! (Примерно при таких же обстоятельствах в 2002 году четверо полицейских силой затащили в свою служебную автомашину В. Чубревича, вывезли в глухое место и убили).

Согласно судебной практике, «чтобы констатировать состав преступления, предусмотренного этой нормой закона, материалами дела должны быть установлены конкретные сведения о том, какие именно требования заявил персоне работник полиции, были ли эти требования законными и доказательства того, что персона умышленно отказалась от исполнения понятных ему и законных требований полицейского». В данном случае, согласно принципу презумпции невиновности, закрепленного нормами национального и международного права, суд был обязан исходить из объективного вывода о том, что не разъясненные лицу, насильственные действия полицейского - не могут признаваться законными. Отсюда следует вывод, что в действиях подсудимого отсутствует субъективная форма состава: умышленное неисполнение разъясненных требований полицейского и сопротивление при попытке их осуществления полицейским".

2013-04-09 11:02:37