Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Судебная история Лембергса: обличают свидетели

BNN.ru

  

(picture 2)
Айвар Лембергс и его сын Анрийс в зале суда.

В глазах общества Айварс Лембергс – приятный и популярный хозяин города. Однако в судебном зале открывается совсем иная картина, которая напоминает фильмы о мафии – один за другим свидетели раскрывают, что Айварс Лембергс тайно контролировал миллионные потоки и стал доминирующим владельцем в вентспилсских предприятиях, связь с которыми он продолжает публично отрицать, пишет журнал Ir.

В зале заседания о нем говорят:

«Айварс Лембергс начал орать как обычно и обвинял всех»,

«Чтобы фирма могла работать в Вентспилсе, надо было задействовать Лембергса, иначе деятельность этой фирмы не была бы успешной»,

«Они [отношения Лембергса и членов правления Ventspils nafta] были как у дрессировщика и тигра, который бегает в клетке. Как махнет плеткой, так лапки кверху»,

«Он сидел в вестибюле венской гостиницы и пил вино. Даже не привстал, когда я зашел. Спросил, как себя чувствует моя жена, как чувствуют себя один и другой ребенок. (…) Я воспринял это как прямую угрозу».

Тяжелые обвинения в вымогательстве и получении взяток, подделке документов, легализации преступно нажитых средств и злоупотреблении служебным положением до сих пор не утратили своего значения. Суд уже четвертый год в рамках тяжелого процесса проверяет предъявленные прокуратурой обвинения. И хотя Лембергс своей вины не признает и не понимает обвинений, документы и свидетели один за другим указывают на то, что он с 90-х годов является доминирующим владельцем во всех крупнейших портах и многих предприятиях Вентспилса.

Лембергс становится бизнесменом

Руководитель некогда влиятельной группы предприятий SWH Rīga Айнарс Гулбис был одним из первых партнеров Лембергса по бизнесу, что следует из его показаний в суде. Гулбис рассказал, что по изначальной договоренности Лембергс, давая боссам SWH возможность работать в транзитном бизнесе Вентспилсского порта, взамен получал треть прибыли (остальное должны были получить Гулбис и его партнер Марис Форстс, который и свел их).

Первым проектом была перевалка калийной соли, при этом бизнес-схема была следующей: бизнесмены создают посредническую фирму, которая заключает с российскими предприятиями договор о перевалке грузов и берет с них большую оплату, чем платит затем предприятиям государственной инфраструктуры, которые эти грузы реально переваливают. Первые суммы выплачивались Лембергсу наличкой. «Сколько полагалось, столько и везли. Ни одного раза из Швейцарии не привозилось менее 100 тысяч долларов», – сказал Гулбис. Позже деньги перечислялись и на счет Лембергса в швейцарском банке, что подтвердил не только Гулбис, но и его немецкий партнер Янис Гобиньш. «Целью той поездки было открыть счета в швейцарских банках и положить на счета, в том числе и на счет Лембергса, 100 000 долларов. Я помню, что Лембергс и сам был в составе компании и участвовал в открытии банковского счета», — эти показания Гобиньша можно прочесть в материалах уголовного процесса, которые были опубликованы в книге «Как украсть миллиард».

Когда появились первые большие деньги, у Лембергса возникло желание самому стать совладельцем прибыльного предприятия. По словам Гулбиса, Лембергс постепенно стал акционером и управляемой им SWH Rīga, и – через офшорные предприятия – нескольких работающих в Вентспилсе предприятий. Оба начали бизнес в конце 1992 года, но уже к началу 1995 года Лембергс отнял у своего компаньона «все, что можно было».

Большая часть времени, на протяжении которого Гулбис давал показания в суде, прошла в проверках доказательств права собственности Лебмергса в швейцарской фирме Multinord, которая в свое время использовалась в качестве посредника в перевалке калийной соли, а затем стала совладельцем одного из крупнейших предприятий порта Kālija parks.

В эпизоде Multinord Лембергс обвиняется в получении и вымогательстве взяток в особо крупном размере, а Гулбис в рамках уголовного процесса признан пострадавшим. Доказательством служат и документы передачи акций, и перечисления дивидендов Лембергсу, истинность которых Гулбису надо было подтвердить перед судом. Влияние в Kālija parks Лембергс обрел не только через Multinord, но и еще через одну фирму – зарегистрированную в Нидерландах Beleggingsmaatschappij Geit B.V., которая в настоящее время является крупнейшим владельцем Kālija parks и, согласно материалам уголовного дела, опосредованно принадлежит семье Лембергсов.

Еще одно обвинение в получении и вымогательстве взяток связано с другой посреднической фирмой Puses, которая позже стала участницей Latvijas naftas tranzīts и через эту компанию приватизировала крупное портовое предприятие Ventspils nafta.

Неразбериха с офшорными фирмами

Весь транзитный бизнес Вентспилса – это неразбериха с офшорными фирмами и трастами, в которых имена истинных получателей выгоды замаскированы за длинными цепочками фирм. Согласно показаниям, Айварс Лембергс и его дети являются владельцами или истинными получателями выгоды во множестве скрытых за морями фирм, но постоянные изменения в этих цепочках вызывают удивление: когда же обвиняемый руководил работой самоуправления?

Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что владельцы офшорных компаний ежегодно располагали десятками миллионов латов, при этом большая часть прибыли попадала к ним лично, а не в зарегистрированные в Латвии предприятия, при этом в виде налогов уплачивалось по возможности меньше. О двух таких схемах рассказал в своих показаниях адвокат Мерони. В одном случае, чтобы сократить налоги, был увеличен основной капитал фирмы Lat TransNafta, в который была включена прибыль компании, что позволяло владельцам получить доступ к дополнительным долям капитала. Через год основной капитал сокращался и выплачивался владельцам. «Все это происходило в интересах семьи Лембергса», – заявил Мерони. Второй случай связан с посредником портового предприятия Ventbunkers по перевалке нефтепродуктов VB Forwarding, который в этом амплуа «заработал довольно много денег», а затем через две другие фирмы одолжил их тому же Ventbunkers. По свидетельствам Мерони, «за последние два или три года» Ventbunkers выплатил VB Forwarding 45 млн долларов и «все эти деньги были разделены между держателями долей VB Forwarding», которыми формально являются другие офшорные фирмы, а фактическими получателями выгоды в них является семья Лембергсов, Игорь Скокс, Олег Степанов, Олаф Беркис и Геннадий Шевцов.

Согласно материалам уголовного процесса, в целом таким образом Ventbunkers выплатил 60 млн долларов. Мерони дал показания и о других случаях, когда миллионы долларов поступали на счета Лембергса. Например, со счета компании Zele Mineral Resources «был осуществлен один крупный платеж семье Лембергсов в размере 9,5 млн долларов».

Страх смерти

Работник охранной фирмы Venta Язепс Мейкшанс в суде рассказал, что он по заданию Лембергса шпионил за его недоброжелателями. Требовалось собрать информацию о бизнесменах Кокалисе, Скоксе и Степанове, о политиках Андрисе Шкеле и Кристине Либане, о генеральном прокуроре Янисе Майзитисе и прокуроре Андрисе Межсаргсе, которые вели расследование дела Лембергса. Интересовала как частная информация о слабостях, хобби и финансовом состоянии, так и распечатки телефонных переговоров, о которых рассказывал и Кокалис.

В рамках уголовного процесса прозвучало множество свидетельств об угрозах, которые люди чувствовали из-за Лембергса. В отношении адвокатов Гинта Лайвиньша-Лайвениекса и Рудольфа Мерони в этом деле применены соответствующие процессуальные меры безопасности, поэтому их допрашивают на закрытых заседаниях суда. «Зная влияние Айвара Лембергса и в политике, и в бизнес-среде, а также его связи в правоохранительных органах, мне было просто страшно отказать ему в услугах адвоката», – сказал во время предварительного следствия Лайвиньш-Лайвениекс. Мерони давал показания прокурорам в гостинице Islande Hotel и в других помещениях, но не в прокуратуре, так как «я не хочу, чтобы Айварс Лембергс или связанные с ним лица видели меня и знали, что я даю показания, поскольку у меня имеются основания считать, что дача показаний прокуратуре может обернуться для меня угрозой со стороны Айвара Лембергса». Показания обоих адвокатов особенно важны, поскольку они служат мостом между бизнесом в Латвии и владельцами офшорных фирм или получателями выгоды, пишет журнал Ir.

Возможный подкуп политиков расследуется в рамках отдельного дела, которое еще не попало в суд, но и в нынешнем процессе прозвучало несколько свидетельств о влиянии Лембергса в политике и методах, которыми он этого добивается. Предприниматели Юлийс Круминьш и Владимир Комогорцев рассказали, что специально для Latvijas ceļš, Saimnieks и тевземцев была предусмотрено благодарность в виде долей Ventspils nafta за выгодные условия приватизации.

Ранее уже можно было услышать рассказы о регулярных визитах лидеров правящих партий к Лембергсу в Вентспилс. Из показаний Мейкшанса следует, что на подобные приемы политики ходили и в бюро LatRosTrans в Риге, что находится напротив Hotel de Rome. Обычно это происходило по средам. Отчитаться перед Лембергсом ходил и шеф Venta Айварс Валцис (бывший начальник Рижской криминальной полиции), который попросил Мейкшанса быть поблизости. «Я обратил внимание, что стали появляться знакомые лица, когда приехал Айварс Лембергс. Больше всего из СЗК – Бригманиса и Эмсиса я видел систематически. Если не ошибаюсь, те несчастные тракторные деньги Эмсис потерял именно в среду. (…) Систематически появлялся и директор Бюро по защите Конституции (Satversmes aizsardzības biroja) Камалдиньш и госконтролер Чернайс», – рассказал суду Мейкшанс.

Что общего у Лембергса с КГБ?

Закономерно возникает вопрос, насколько велика лояльность Лембергса к России, если он сам, говоря о временах смены власти, как говорится в книге «Айварс Лембергс: путь к деньгам и власти», заявил: «Тем, у кого было крупное имущество и кто надеялся, что сможет его вернуть, было проще, а мне надо было решить, какую сторону занять – быть за получение независимости или за сохранение СССР. Тем, кто в то время не пробился в жизни и кому нечего было терять, например, лаборантам или барабанщикам, было проще…»

Среди его высказываний есть и утверждения о том, что «гонения против языка Пушкина в Латвии – мракобесие и средневековая дикость» и «знаю только русский язык и сыну говорю: если хочешь заниматься бизнесом, можешь не знать других языков, но знать русский обязательно».

Возможно, не зря портал Kompromat.lv в связи с этим вопросом в 2006 году опубликовал попавшую в его распоряжение неофициальную информацию о том, что Лембергс в 1973 году в бытность студентом ЛГУ был завербован в качестве агента КГБ под псевдонимом «Петерис». 8 августа 1978 г. он был исключен из негласного аппарата в связи с его вступлением в КПЛ и последующим переходом на работу в партийные органы в качестве инструктора Вентспилсского райкома КПЛ. Около 1987 особым отделом КГБ по КПрибВО Лембергс был оформлен в запас органов госбезопасности и получил воинское звание капитана запаса, сообщает портал, ссылаясь на неофициальные документы. Стоит отметить, что в середине 2006 года эти документы были переданы Генеральной прокуратуре, а уже в начале 2007 года страну облетело сообщение об обнаруженных документальных подтверждениях того, что латвийские политики получают деньги из «черной кассы» вентспилсских предприятий.

Здесь следует упомянуть не только факт, что в некоторых вентспилсских фирмах учредителями были российские граждане или российские фирмы, но и информацию из книги американского журналиста Стивена Харделсона «Товарищи мафиози».

В книге говорится, что КГБ играло очень важную роль в перекидывании моста от старого режима преступности к эпохе посткоммунистической преступности. «5 января 1991 года третий отдел КГБ, который занимался военной контрразведкой, направил телеграмму базам советской армии и военно-морским базам по всей стране. В телеграмме, которую в архивах комитета безопасности нашли российские следователи, были даны закодированные указания председателя КГБ о создании частных коммерческих фирм, которые продавали бы за границу военные технологии. Новые фирмы должны были стать надежным прикрытием для руководителей КГБ и самых нужных оперативных сотрудников. Они должны были обеспечить финансовые средства для подпольной деятельности организаций, если бы к власти пришли бы «деструктивные элементы».

В исследовании, проведенном американским журналом Time Magazine, говорится, что «с 1989 по 1991 год одной из главных задач КГБ было создание совместных с другими странами предприятий. Официально они считались созданными в рамках перестройки двигателями перемен советской экономики. Неофициально это был способ перекачки государственных и партийных денег на счета высших партийцев и руководителей КГБ в офшорных зонах».

Стоит добавить, что вентспилсские «осьминоги» охватили несколько известных в Латвии фирм, участниками которых являются бывшие командиры КГБ ЛССР, о которых много говорилось как об образованиях ЧК. Как пишет Селецкис, «если у партийной верхушки КГБ и Коммунистической партии Советского Союза были какие-либо экономические интересы в Латвии, то в первую очередь они связаны с Вентспилсским портом, через который вытекала одна седьмая часть экспортируемой СССР нефти. Если это так, получается, что и сейчас Вентспилсский порт служит главным образом тем, кто считал Латвию лишь своей колонией. Не стоит удивляться, что для обеспечения своих экономических интересов в Вентспилсе они выбрали надежные и проверенные кадры из своих бывших коллег. Вспомним загадочное возвращение Лембергса в Вентспилс в конце 1988 года. Если его целью была передача самого ценного государственного имущества в руки номенклатуры, надо признать – он свою задачу выполнил отлично».

2012-11-27 00:00:24