Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Правда о предъявителе претензий к Латвии Мартине Переле

Аверий Каморзин

  

(picture 2)
Мартин Перель в эфире Первого Балтийского канала.

Бытует ошибочное представление об отсидевшем 8 лет за участие тройном убийстве Мартине Переле, как о полностью оправданной и несправедливо осужденной жертве. Однако материалы судебного дела и акта о помиловании свидетельствуют об обратном.

Бытует ошибочное представление об отсидевшем 8 лет за участие в тройном убийстве Мартине Переле, как о полностью оправданной и неправедно осужденной жертве. Однако это, мягко говоря, неправда. Материалы судебного дела свидетельствуют обратное.

Ныне один из лидеров Рижской еврейской религиозной общины Мартин Перель вместе с еще 12 еврейскими организациями в этом году предъявил претензии к латвийскому государству о возвращении довоенной недвижимости, принадлежавшей до 1940 года еврейским общинам. Между тем, его собственная репутация сомнительна. Просьбами посодействовать отмене приговора и уверениями в собственной невинности М. Перель забросал все возможные инстанции, находясь в тюрьме под следствием и уже по приговору на 15 лет лишения свободы за участие в тройном убийстве. И одно из писем сработало.

Президент Вайра Вике-Фрейберга подписала прошение о помиловании. У Мартина Переля была снята также судимость. (Таковая по истечении определенного срока снимается у любого отбывшего наказание в тюрьме.)

Понимая всю щекотливость ситуации, руководитель службы помилования при президенте ЛР Рита Аксенока вскоре после помилования 27 февраля 2001 года опубликовала статью в правительственной газете Latvijas Vēstnesis, желая снять с себя всякую ответственность за бытующие в обществе небылицы о том, что М. Перель был выпущен из тюрьмы, как невинный.

Р. Аксенока, с одной стороны, не могла назвать помилование Переля реабилитацией, с другой стороны, блюдя честь мундира, она в статье вынуждена оправдать решение президента Вайры Вике-Фрейберги, будучи работницей президентской канцелярии. Однако даже в такой редакции ее статья являет разительный контраст с утверждениями о якобы доказанной невинности Переля.

Публикуем выдержки из статьи Р. Аксеноки.

«13 февраля 2001 года президент государства помиловала Мартина Переля, осужденного за соучастие в убийстве, который отбывал присужденный ему срок заключения с сентября 1992 года, и своим высочайшим актом о помиловании В. Вике-Фрейберга даровала ему освобождение от отбывания в тюрьме остального срока. При этом президент государства руководствовалась Конституцией Латвийской Республики и законом о помиловании. Напомню, что подписанный президентом акт о помиловании не означает реабилитацию осужденного лица. Рассматривая ходатайство о помиловании, президент государства не оценивает доказательств вины осужденного, потому что таких прав у президента просто нет.

В случаях, когда осужденное лицо свою вину в совершенном преступлении не признает и оспаривает приговор, служба помилования при президенте ЛР запрашивает у Генеральной прокуратуры заключения о законности приговора и его обоснованности в конкретном уголовном деле. Так было сделано и в этот раз, готовя для президента дело Мартина Переля. (При этом «бывший генеральный прокурор Янис Скрастыньш, тогдашний обер-прокурор уголовного департамента Ольгерт Шабанскис, обер-прокурор Виестурс Боканс и другие сотрудники Генеральной прокуратуры приговор по делу М. Переля признали законным и обоснованным», - напишет далее глава службы помилования Р. Аксенока. – KOMPROMAT.LV.)

Эту статью с небольшим введением я послала в Latvijas Vēstnesis для того, чтобы дать ответ на многочисленные журналистские публикации, а также на письма других лиц, на выраженную в передачах по радио и телевидению информацию в связи с судебным решением по делу об обвинении Переля.

В средствах массовой информации нередко признается, что Перель был осужден на основе оговора со стороны одного соучастника и также обвиненного по этому делу, по его противоречивым свидетельским показаниям, от которых он впоследствии сам отказался. Однако наряду с этим были высказаны и другие мнения журналистов. Также бывший генеральный прокурор Янис Скрастыньш, тогдашний обер-прокурор уголовного департамента Ольгерт Шабанскис, обер-прокурор Виестурс Боканс и другие сотрудники Генеральной прокуратуры приговор по делу М. Переля признали законным и обоснованным. Только после этого официального заключения президент государства смогла начать рассматривать ходатайство осужденного Переля.

При этом стоит отметить, что еще до обращения в канцелярию президента ЛР с просьбой о помиловании М. Перель обращался с заявлениями, жалобами и ходатайствами в Верховный суд, в Генеральную прокуратуру, в Бюро по правам человека, в Сейм, в посольства США и Израиля, а также в другие институции.

Письма президентам Г. Улманису, а потом В. Вике-Фрейберге М. Перель писал, начиная с 1992 года. Таковые жалобы – поскольку они не были ей подотчетны – канцелярия президента ЛР пересылала соответственно в Верховный суд и Генеральную прокуратуру.

Право на прошение о помиловании у М. Переля появилось не сразу.

Согласно закону, таковое право появляется лишь после того, как подобный ему осужденный отбыл половину от присужденного ему судом срока заключения.

Данное право осужденный М. Перель и использовал, в ходатайстве указав, что срок лишения свободы он отбывает, будучи невиновным. В законе о помиловании определено, что осужденный за тяжкое преступление может подать ходатайство, если только фактически отбыл не менее половины присужденного наказания. На момент помилования осужденный на 15 лет М. Перель отбыл восемь лет и пять месяцев лишения свободы.

…Мне, как руководителю службы помилования, начиная с 1995 года, когда я начала работу в канцелярии президента, многократно пришлось отвечать на вопросы журналистов и других лиц в связи с поданными жалобами по данному делу. Напомню его суть.

Мартин Перель, родился в 1946 году, образование высшее, ранее не судим, перед заключением работал на должности технического директора SIA "Trīs zvaigznes". Он осужден приговором коллегии уголовного суда Верховного суда 29 июня 1993 года на лишение свободы в течение 15 лет за то, что, будучи совладельцем фирмы SIA "Trīs zvaigznes", с целью перенятия фирмы под себя полностью, организовал убийство президента фирмы Ермоленко, который организовал эту фирму, и исполнительного директора фирмы М. Шевчука. Убийство было совершено в помещениях магазина фирмы в Риге, по ул. Э. Смильгя, 44, в ночь с 31 августа на 1 сентября 1992 года. За убийство Еромоленко, Шевчука, а также их знакомого Плаченко, который случайно оказался в магазине, осуждены как исполнители преступления Яков Локшинский, родился в 1968 году, он в том числе также за использование фальшивой трудовой книжки, на 15 лет лишения свободы, его брат Феликс Локшинский, родился в 1972 году, на срок лишения свободы 11 лет, и Андрей Волков, родился в 1972 году, на срок лишения свободы в 13 лет. Вадиму Рокотову, родился в 1975 году, суд присудил условное наказание за недонесение о готовящееся убийстве.

Мартину Перелю как организатору данного убийства инкриминировался преступный сговор с Яковом Локшинским о возможности приобрести две гранаты, которые можно было бы забросить в магазин, а также то, что в середине августа 1992 года Перель вроде как познакомил Якова Локшинского с графиком работы магазина и потребовал совершить убийство до 1 сентября. В качестве вознаграждения за убийство двоих людей Перель обещал Я. Локшинскому отдать в полное владение оздоровительный центр фирмы "Trīs zvaigznes" – баню на улице Рояс, 6, где Я. Локшинский работал в качестве директора, и еще заплатить 5000 рублей. Вместе с Яковом Локшинским работали впоследствие также осужденные его брат Феликс, а также Волков, главным образом выполняя обязанности по личной охране Я. Локшинского. Свою вину в исполнении убийства Перель не признал на стадии досудебного расследования, а также в суде. В жалобах и заявлениях осужденный, а также его защитник утверждали, что обвинительный приговор суд определил только на основании вроде как лживых свидетельств Якова Локшинского. В качестве причины оговора Перель указал конфликт между ним и Яковом Локшинским, который возник после того, как он вместе с Ермоленко проверил работу Я. Локшинского и констатировал большую недостачу, а также другие нарушения. Здесь надо отметить, что до 1 октября 1995 года, когда были внесены изменения и дополнения в Уголовный кодекс Латвии, не существовало возможности оспаривания приговора в порядке апелляции, поэтому дело Переля высшая судебная инстанция не рассматривала по существу.

Существенно обстоятельство, что указанные в жалобах причины, которые могли служить основанием для оговора Переля со стороны Я. Локшинского, подтверждены материалами уголовного дела, в том числе свидетельскими показаниями самого Я. Локшинского, например, требуя открыть дверь магазина во время нападения, Яков Локшинский утверждал, что принес долг, так же как многократно свидетельствовал о враждебных отношениях между ним и Ермоленко с Перелем, и об их определивших причинах.

27 января 1994 года осужденный Я. Локшинский отослал заявление председателю Верховного суда, в котором отказался от всех предыдущих свидетельских показаний, указав, что Переля он оговорил, чтобы смягчить собственную вину и уклониться от смертного приговора за убийство троих человек. 3 мая 1995 года Я. Локшинский повторно отослал заявление председателю Верховного суда, утверждая, что Перель не организатор убийства, а также то, что он – Я. Локшинский – уговорил подельников оговорить Переля.

Рассмотрев заявления Я. Локшинского и материалы дела, председатель Верховного суда А. Гулянс 16 января 1996 года вместе с заключением послал письмо бывшему генеральному прокурору Я. Скрастыньшу, в котором указал на противоречия в показаниях Я. Локшинского и других с ним вместе осужденных, а также на другие обстоятельства, которые вызывают сомнения в обоснованности судебного решения в деле обвинения Переля.

Как существенное обстоятельство председатель Верховного суда указал на то, что Перель после смерти В. Ермоленко не мог стать ее единственным владельцем, потому что части собственности Ермоленко наследовали его родственники (жена работала в магазине фирмы продавщицей). Сочтя, что в заявлении Я. Локшинского усматриваются новые обстоятельства оговора, председатель Верховного суда его заявление вместе с материалами уголовного дела отослал генеральному прокурору для дальнейшего производства в соответствии со статьями 388.-390 Уголовно-процессуального кодекса ЛР, то есть, признавая необходимость о решении вопроса, восстановить ли делопроизводство по делу Переля в связи с открывшимися обстоятельствами. 17 июля 1996 года обер-прокурор отдела надзора уголовного департамента Генеральной прокуратуры В. Бурканс своим решением, однако, отказался восстановить делопроизводство по делу Переля, потому что не рассмотрел в якобы вновь открывшихся обстоятельствах ничего нового.

После получения этого решения осужденный Я. Локшинский продолжал слать жалобы и заявления, в том числе адресовывая их президенту государства, утверждая, что его заявление об оговоре Переля в Генеральной прокуратуре не рассмотрено по существу. При принятии решения ни обер-прокурор В. Бурканс, ни какое-либо другое должностное лицо прокуратуры даже не попросили пояснений у него, Я. Локшинского, а также каким-либо образом иначе не проверили его заявления. Сомнения председателя Верховного суда об обоснованности осуждения Переля Генеральная прокуратура в расчет не взяла. Однако в связи с тем, что генеральный прокурор Я. Скрастыньш согласился с решением проводившего проверку письма обер-прокурора В. Бурканса, была исключена возможность отменить судебное решение. /…/

Генеральная прокуратура признала, что обвинительный приговор Мартина Переля законен и обоснован. Но Я. Локшинский продолжал жаловаться, почему же генеральная прокуратура не указала ему объективные доказательства вины Переля, а также по какой причине заявление Якова Локшинского об оговоре осужденного вместе с ним Переля прокуратура не признала вновь открывшимися обстоятельствами. /…/ (На защиту Переля была поднята общественность Латвии и мира, о чем пойдет речь далее. – KOMPROMAT.LV).

Внимания заслуживает мнение исполнительницы обязанностей руководителя Бюро по правам человека Каийи Гертнере, - отмечает далее в своей статье глава службы помилования при президенте ЛР Рита Аксенока, - высказанное ею 10 октября 1996 года генеральному прокурору Я. Скрастыньшу в письме о деле осужденного Переля после отказа возобновить его рассмотрение. В письме Каийя Гертнере высказывает не только сомнения в обоснованности осуждения Переля, но и указывает на невозможность проверить общность доказательств, на основании которых принято решение Генеральной прокуратуры, а также на то, что процесс рассмотрения этого дела может быть в противоречии с международными обязательствами Латвии о праве на справедливый суд. /…/

1 августа 1997 года от имени комитета защиты Переля в газете «СМ» было опубликовано письмо писателя и корреспондента газеты «Вести» в Латвии Леонида Коваля, адресованное президенту Гунтису Улманису и генеральному прокурору Янису Скрастыньшу. В нем утверждалось, что в деле Переля допущена следственная и судебная ошибка, и указывалось, что генеральный прокурор не углубился в суть сомнений, высказанных председателем Верховного суда в соответствующем письме. Из других полученных канцелярией президента ЛР подобного же содержания писем комитета защиты Переля видно, что кроме писателя Л. Коваля в означенном комитете за освобождение осужденного Переля борются его защитник и адвокат И. Домбровскис, журналисты И. Лапса и А. Чехлов, юрист Я. Ковтун, журналисты из США Э. Мазо и М. Бакунин, поэт из Чехии М. Блументаль, а также А. Шнер – доктор истории в Израиле.

До августа 1997 года к генеральному прокурору Я. Скрастыньшу в связи с жалобами об осуждении Переля обращались депутаты Сейма, писатели и журналисты. Просьбы, заявления и жалобы в связи с приговором была получены в посольствах США и Израиля в Латвии. 25 апреля 1997 года генеральный прокурор Янис Скрастыньш отослал письмо послу Израиля в Латвии, где указал, что существующий в Латвии закон об уголовном процессе не предусматривает новое рассмотрение дела в какой бы то ни было судебной инстанции в порядке надзора.

…В остальной части своей статьи Р. Аксенока указывает ряд интересных фактов.

«Сумма присвоенных Я. Локшинским средств (за использование клиентами бани) так и неизвестна, она могла быть от 30 до 90 тысяч рублей. Нет сомнений, что в момент совершения убийства отношения между Я. Локшинским и убитым Ермоленко были не только плохие, но враждебные, главным образом из-за присвоения означенных средств, подделки трудовой книжки, а также других проступков Я. Локшинского в связи с систематическими попойками в бане, в которых участвовали также и другие сотрудники фирмы, в том числе убитый Ермоленко, но не участвовал Перель. Разговор о гранатах Перель не отрицает, на эту тему они встречались и разговаривали, но потому, что в это время систематически подрывали различные торговые объекты в Риге, что также не проверено».

«Внимание привлекает протокол допроса Я. Локшинского 26 января 1993 года. Во время допроса обвиняемый Локшинский утверждает, что Перель оказывает на него давление, и свидетельствует о том, что в тюрьму, в камеру следственного изолятора, 18 января 1993 года к нему – Якову Локшинскому – явился незнакомый мужчина, который пытался его уговорить, прося Якова Локшинского взять вину на себя, чтобы спасти Переля. Во время разговора была воспроизведена видеозапись – вроде как разговор с женой Переля о том, что она обещала заплатить Локшинскому 5000 долларов США, если Перель вернётся домой. Локшинский однако не согласился изменить свои показания. При этом мужчина якобы показал визитную карточку со своим именем и названием фирмы, которая находится в Риге, на улице Бривибас. Думаю, мне не нужно убеждать читателя, что в тюрьму невозможно так просто взять и зайти кому угодно без ведома администрации тюрьмы. Если подобное лицо проникло в тюрьму, то это могло произойти, только лишь не соблюдая указанный в соответствующих инструкциях порядок, или в результате злого умысла сотрудников тюремной администрации. Или то была спланированная провокация, неумело пытаясь провести оперативную разработку».

…Рита Аксенока здесь немного идеализирует. Во-первых, она описывает начало 1990-х годов. Во-вторых, если и не в камеру, то в помещение для свиданий к подследственным вполне можно было явиться, не говоря уже о возможной стимуляции администрации тюрьмы теми или иными интересными способами. Далее она недоумевает, почему следствие не проверило, что это было за явившееся к Локшинскому лицо, и почему следствие его не установило. Однако, как она сама же в конце своей статьи отмечает, дело составляет 9 томов, и перепроверять каждую его страницу вряд ли могло бы было быть целесообразным, если вся общность доказательств, по мнению суда и прокуратуры и последующих проверок, свидетельствовала против Мартина Переля.

…Напомним, что было потом. После того, как Вайра Вике-Фрейберга по поданным Ритой Аксенокой документам помиловала (но не реабилитировала) Мартина Переля, он пытался доказать свою невинность в Международном суде по правам человека в Страсбурге и получить в качестве компенсации понесенного от латвийского государства морального и материального ущерба 1,2 млн. латов. Однако в европейском суде он тоже, как и в латвийских судах, потерпел поражение. Его попытка получить компенсацию за нахождение в тюрьме «по несправедливому приговору» от латвийского министерства юстиции (которому подчинены тюрьмы) в размере 65 тысяч латов также потерпела фиаско.

Был ли он виновен? Материалы суда и следствия, многочисленные заключения Генеральной прокуратуры и крах в международном суде красноречивы.

В качестве важной детали добавим еще одну статью из газеты Diena, относящуюся к периоду до того, как президент Вайра Вике-Фрейберга в 2001 году над Перелем сжалилась и помиловала, возможно, под давлением международного лобби.

Цель тенденциозных публикаций в газете «Панорама Латвии» о тройном убийстве в магазине «Trīs zvaigznes» добиться оправдания заказчика бойни, считает прокуратура

Целью тенденциозных публикаций в газете «Панорама Латвии» о тройном убийстве в магазине «Trīs zvaigznes» является достижение оправдания заказчика бойни, считает прокуратура. В газете «Панорама Латвии» под тенденциозными заголовками многократно опубликованы статьи, в которых осуждение судом заказчика указанных убийств Мартина Переля связывается с тем, что он еврей. Для его оправдания создан специальный международный комитет по защите Переля. Одна из последних версий авторов газеты такова, что подлинный заказчик убийств был уголовный авторитет, уже покойный Серго Бахрадзе. К тому же авторы публикации утверждают, что ради сокрытия истины недавно был убит свидетель Владимир Волков, который мог бы удостоверить связь Бахрадзе с этим преступлением. На самом деле В. Волков жив, и о Бахрадзе он ничего не знает.

30.01.1996 Валдис Францс, газета Diena.

Рекомендуем на данную тему:

Лидеры еврейских организаций не могут справиться с собственным кладбищем, а метят на довоенную еврейскую собственность

2012-11-09 08:51:56