Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Snoras и Krājbanka: почему дремали власти

  

(picture 1)
Бизнес-схема Владимира Антонова. Иллюстрация rebaltica.lv.

(picture 2)
Балтийский центр исследовательской журналистики Re:Baltica описывает, почему литвцам пришлось национализировать банк Snoras.

Балтийский центр исследовательской журналистики Re:Baltica описывает, почему Литве пришлось национализировать банк Snoras. А также приводят сведения: литовские власти предупредили Латвию о проблемах с банком, который по сути был пирамидой, созданной главой Conversпroup Владимиром Антоновым.

Летом 2011 года сотрудники Банка Литвы (Lietuvos bankas, LB) получили шокирующие сообщение из Швейцарии. Запрос в Швейцарский комитет по банковскому надзору (Dalia Grybauskaite) Банк Литвы направил лишь после того, как новым председателем LB стал Витас Василяускас (Vitas Vasiliauskas), чье назначение активно поддержала президент Литвы Даля Грибаускайте (Dalia Grybauskaite). В качестве одной из своих целей Витас Василяускас поставил добиться прозрачности и соответствия западным стандартам четвертого по величине литовского банка Snoras. Но ни он, ни его подчиненные не могли поверить, что мошенничество владельцев банка зашло так далеко.

Пазлы швейцарской головоломки

«Файл Snoras» в LB включает в себя оценку от Швейцарского института банковского надзора. И являет собой проверку данных от двух швейцарских банков: назовем их «А» и «Б» (названия засекречены), о балансе и стоимости активов Snoras. Оценки самого банка показали, что его активы составляли около 1 млрд. литов (290 млн евро). Новое руководство в LB хотело узнать, соответствовало ли это действительности и попросило швейцарских коллег проверить документы.

В ответ они получили не то, что ожидали. Швейцарский институт банковского надзора установил, что в Snoras не было ценных бумаг на указанные суммы. В банке «А» на счету не было такой суммы, как указывал Snoras, а в банке «Б» счет Snoras был пуст.

Летом, 19 июля, Василяускас встретился с основными акционерами Snoras Владимиром Антоновоым и Раймондасом Баранаускасом, который также был и директором банка, и попросил привести счета в порядок, а ценные бумаги перевести в депозитарий литовских ценных бумаг. О том, что ему сообщили из Швейцарии, он владельцам Snoras не сообщил. Оба согласились с предложением. Это был последний шанс для владельцев банка исправить положение.

После встречи LB направил документы в Snoras с советом разобраться с депозитами до 15 сентября. (Ежегодная проверка должна была начаться 14 сентября). Snoras внес на депозит только 56,7 млн евро из требуемой суммы. Владельцы, видимо, не хотели или не могли вернуть всю недостающую сумму. И даже те самые 56,7 млн евро были сняты через неделю.

Следующим шагом стала просьба к швейцарским коллегам выяснить, куда делись ценные бумаги. Официальный запрос был направлен 15 сентября. При этом всю процедуру было решено держать в секрете.

И вскоре LB получил ответ от швейцарцев: ценные бумаги нашлись на частных швейцарских счетах «лиц, связанных с банком». Владельцы счетов были названы: Владимир Антонов и Баранаускас.

Это привело к выводу: банк не только фальсифицировал документы, но также распоряжался активами, нарушая закон. Два владельца играли с деньгами клиентов, как со своими собственными.

К концу сентября руководство LB оказалось перед фактом: имущество банка было тайно выведено для пользования собственниками. В повседневной лексике это называют воровством.

Ранние связи с криминальным миром

Snoras появился 20 лет назад, как Региональный банк Шяуляя (Siauliu Krasto Bankas). Баранаускас, служивший в муниципалитете Шяуляя, пришел на работу в банк в самом начале его деятельности. Он принес свои связи с местными органами власти, но «польза» от него простиралась и дальше. В то время уголовное сообщество под названием «князья Шяуляя», имело весьма сильное влияние на все дела внутри и вокруг города.

Эти «князья» занимались бодибилдингом, чтобы их уважали за физическую силу. Баранаускас тоже принимал в этом участие. В свое время он даже выиграл титул «Мистер Бицепс» Шяуляя.

Более того, он работал вместе с одним из основателей и руководителей «князей», которого прозвали «Сталлоне» (об этом Мантас Дубаускас пишет в своей книге «Snoras для чайников: Как потерять миллиард» - “Snoras for Dummies: How to lose a billion”).

Эти две особенности - близость к официальным властям и связь с криминальным миром, так и остались основной характеристикой банка. Причем эти особенности росли вместе с банком: из региональных до государственного уровня и, наконец, выросли до международной арены.

В 1993 году банк изменил свое название на Snoras и перенес свою штаб-квартиру в Вильнюс. Оценив рынок банковских услуг, Snoras нашел свою нишу: была принята концепция создания сети небольших киосков по всей Литве, чтобы привлечь вклады клиентов в труднодоступных местах, особенно там, куда не дошли крупные банки. К 2004 году у Snoras было 200 киосков по всей Литве, и около 500 000 вкладчиков.

Та же схема была быть применена и при покупке Krājbanka в Латвии, в 2005 году. Несмотря на то, что латвийский банк был только на 11-м месте из 23 банков на местном рынке, у Krājbanka было 43 филиала и он был лидером банковских услуг для частных клиентов.

Так Snoras получил новые возможности для привлечения вкладов. Первый «мини Snoras» был открыт в приморском городе Лиепае, с целью расширения до 100 «киосков» в ближайшем будущем.

Полезные друзья на Востоке

С самого начала Snoras был ориентирован на Россию и крупные инвестиции русских государственных ценных бумаг. Это была рискованная стратегия, которая почти уничтожила банк. Банк сильно пострадал во время кризиса 1998 года в России, когда правительство объявило дефолт по своим облигациям. Snoras обанкротился.

Один из владельцев Snoras, Сергей Климук, отправился в Москву, готовый продать банк. Его сопровождал Давид Каплан (David Kaplan), гражданин Израиля, который имел связи с крупнейшей преступной группировкой в Литве, «Vilniaus brigados» («Вильнюсской бригады»).

Соглашение с покупателем было достигнуто в сентябре. Сначала ходили слухи, что Snoras спасет швейцарский инвестор. Потом оказалось, что покупателем является люксембургская компания Incorion Investment Holding Company. Её владелец Александр Гликлад (Alexandr Gliklad) имел российский и израильский паспорта. В процессе покупки компанию представлял адвокат из Австралии Юрий Рапопорт (Yuri Rapoport). Рапопорт - зять Иосифа Кобзона. Последний подозревается в связях с русской мафией и в течение многих лет ему отказано во въезде в США.

Гликлад тесно сотрудничал с Кобзоном в Москве, но в настоящее время они являются оппонентами. Кроме того, Гликлад, который имеет статус беженца в Канаде, судится с бывший российским олигархом Михаилом Черным, бывший "Алюминиевым королем России".

Литовские власти утвердили покупку Snoras, руководителем банка стал тогда Ефим Бородулин ( Yefim Borodulin). Он приехал из Израиля, но родился во Львове.

Баранаускас пережил изменение структуры собственности. В 2000 году он признал, что у банка были очень влиятельные акционеры, особенно в Украине, которые помогли банку в трудные времена во время кризиса в России.

Однако пассивность ливтоских властей во время сделки стала основой для банкротства банка Snoras.

К весне 2003 года у Snoras было 695 акционеров. Самым большим был Incorion — с 49,9% собственности.

Другие крупные акционеры Hoffman Development и Axcol Properties Ltd. имели по 9,9%, а Skeppy Shipping - 8,3%. . Hoffman Development была зарегистрирована в Нью-Джерси, США, а Axcol Properties Ltd. и Skeppy Shipping - по одному и тому же адресу на Кипре. Но никто так и не выяснил, кто стоял за теми, подставными компаниями.

Настойчивый Антонов получает свой приз

Переходу Snoras к Антоновым предшествовал извилистый путь. В феврале 2003 года Academchimbank, который принадлежал Александру Антонову и его сыну Владимиру, купил 85% Конверсбанка за 65 миллионов долларов у группы МДМ. Так была создана Conversgroup.

В марте в Сейм, парламент Литвы, поступил анонимный отчет. Речь в нем шла о попытках Conversgroup купить Snoras, в нем предупреждалось о возможных последствиях, в том числе, об отмывании денег и выкачивании огромных сумм из банка.

Среди тех, кто стоял за Conversgroup было упомянут русский олигарх Олег Дерипаска. После национализации банка Snoras стало известно, что Дерипаска был самым большим вкладчиком, и что он потерял $ 200 млн.

20 марта 2003 года Конверсбанк, представляемый в Вильнюсе Владимиром Антоновым, сообщил LB, что он купил Incorion, основного акционера Snoras и 23 октября LB подтвердил покупку.

После того, как семья Антонов купила Snoras, активы банка начали расти в среднем на 35% в год. Это закончилось лишь в 2008 году – с мировым кризисом. Предчувствуя беду, LB призвал к сокращению рискованной деятельности Snoras ещё в 2003 и 2004 годах. Международное рейтинговое агентство Fitch также объявило тревожные сведения: в 2002 году 44% кредитов банка были предоставлены компаниям, зарегистрированных в оффшорных зонах США.

Snoras стал первым банком Литвы, который был оштрафован LB после проверки в 2004 году. Основное требование было - снизить вес кредитного портфеля нерезидентов до нуля. Но эти требования были вскорости смягчены.

Местный мальчик делает хорошее

Баранаускас вырос в важности под управлением Владимира Антонова. В марте 2005 года он приобретает 8,67% акций. Баранаускис любит не только дорогие вещи, но и ощущение силы: в банке он ввел правило, что все сотрудники должны стоять, когда он, директор, вошел в кабинет.

Часть его бизнес-стратегии была иметь близкие отношения с важными людьми, такими как Казис Рамонас, одним из руководителей LB. Рамонас и его жена были среди избранных гостей на свадьбе сына Баранаускаса.

В то же время влиятельные лица были приглашены на работу в банк. Бывший министр внутренних дел министра внутренних дел Ромасиса Вайтекунаса (Romasis Vaitekunas) был членом совета директоров. Директор службы безопасности банка Визгирдас Теличенас (Vizgirdas Telyčėnas) стал Генеральным комиссаром полиции Литвы. Бывший министр финансов Эдуардас Вилкелис (Eduardas Vilkelis) служил советником Баранаускаса по связям с государственными учреждениями.

Кумовство, похоже, не беспокоит бывшего президента Литвы Альгирдаса Бразаускаса (Algirdas Brazauskas). Одна из его дочерей, Аудроне Усониене (Audrone Usoniene) имеет двух дочерей: Густе работала в отделе маркетинга банка Snoras.

Проверяющие пропустили сигналы 4 октября 2011 года в Стокгольме шла полным ходом бизнес-форум Балтийских и Северных стран. Каждая страна-участница была представлена главой центрального банка и учреждения банковского надзора. Однако Рамонас, директор департамента банковского надзора LB, не был в Стокгольме. Глава БЛ Василяускас больше не доверял ему – уж слишком тесно тот был связан с Баранаускасом. Полное расследование по пропавшим активам Snoras в то время было уже в руках директора департамента экономики Миндаугаса Лейки (Mindaugas Leika). Он и сопровождал Василяускаса в Стокгольм.

Они решили намекнуть латвийскими коллегами о своих опасениях насчет Snoras, так как последний являлся владельцем Latvijas Krājbanka. Последовало несколько бесед об общей ситуации вокруг Krājbanka с представителями Латвии. После этих разговоров латвийские представители задались вопросом: почему литовцы были озабочены ситуацией в Krājbanka.

Позже Лейка встретился с руководителем Комиссии рынка финансов и капитала (FKTK) Иреной Крумане и еще раз упомянул о своих опасениях относительно ликвидности Krājbanka. Он решил так: если вопрос поднимается дважды за короткое время, любой профессионал поймет, что с банком происходит что-то не то.

Однако Крумане до сих пор утверждает: латвийскую сторону не предупредили о подозрениях относительно Snoras. Журналистам Re: Baltica она сообщила, что намек был высказал в форме вопроса относительно ликвидности Krājbanka. Однако эта ликвидность всегда была высокой и в то время составляла 60%, вместо требуемых 30%.

Кроме того, в октябре в официальном письме FKTK запросила дополнительную информацию об изменениях капитала Snoras и попросила предоставить результаты проверки. Но, по словам Крумане, ответ был очень общего характера, в нем не было конкретной информации, которая помогла бы FKTK принять какие-то меры. Журналисты Re: B altica не смогли убедиться в этом, т.к. FKTK ответила: "Мы не можем предоставить вам письмо".

Последние дни банка Snoras

Литовская сторона же считала, что их специалисты не могли дать ничего более конкретного, чем те намеки, которые они сделали. Так как ежегодная проверка Snoras только начиналась, а информация из Швейцарии была неофициальной. Кроме того, присутствовала и доля недоверия к латвийцам – в Литве опасались, что данные в итоге получат владельцы Snoras.

Ежегодная проверка банка длится обычно длится около 4 недель. В середине октября проверка была продлена еще на 3 недели – до 9 ноября. По ее результатам 11 ноября БЛ обратился в Генпрокуратуру, чтобы выдвинуть обвинения против руководства Snoras.

Но в Латвию не было отправлено ничего.

В новостной программе «Репортер» вечером 14 ноября на телеканале Lietuvos rytas выпуск прошел как обычно (34% медиагруппы Lietuvos rytas принадлежали дочерней компании Snoras - Snoro media investicijos). О проблемах в банках не было сказано ни слова.

Но в газете на следующий день неожиданно для всех на обложке появились фотография президента Дали Грибаускайте и статья под названием «Порядок: топчут литовские банки». В анонимном тексте говорилось, что власти Литвы планируют поставить литовские банки на колени, а затем уничтожить их. Конкретно Snoras не упоминается, но красная линия была нарисована между скандинавскими банками и всеми остальными – «литовскими» — банками. ,p> Баранаускас позвонил 14 ноября в LB и попросил о встрече с Василяускасом. Она была назначена на 11.30 следующего дня. Но 15 ноября, около 10.00 Баранаускас позвонил и отменил беседу, объяснив это деловой поездкой. Видимо, он уже бежал.

15 ноября LB продолжал внимательно следить за уровнем ликвидности Snoras. В течение дня в центральном банке отслеживали необычные и крупные сделки. К концу дня на корреспондентском счету Snoras в LB остался 31 млн евро. Обычно же сумма составляла 70,8-85 млн евро. Статья на первой полосе Lietuvos rytas, видимо, послужила катализатором для массового оттока денег, побега Баранаускаса и натравливания Zolfo Cooper.

Международную юридическую фирму из Великобритании Zolfo Купер, специализирующуюся на реструктуризации компаний, призвали шведские власти.

Чиновники латвийского FKTK 15 ноября в электронном письме попросили у литовской стороны более точной информации. Ответ пришел 16 ноября, в нем упоминалось, что у Snoras возникли проблемы, но большая часть была названа слухами.

Затем Лейка позвонил Крумане, которая была во Франкфурте, и 16 ноября сообщил ей: будет заседание правительства, на котором поднимется вопрос о национализации Snoras.

О национализации было объявлено в 5 часов вечера. Доверена она была Саймону Фрикли из Zolfo Cooper. Он считается специалистом по «погоне за деньгами»: среди предыдущих его успешных расследований – пропавшие сокровища Саддама Хусейна.

После принятия решения LB инициировал процедуру банкротства Snoras. Это было сделано 24 ноября. Администратором был выбран Нейл Купер (Neil Cooper), также из Zolfo Cooper.

Как считали в Zolfo Cooper, более 283 млн евро из банка были выкачаны на счета, связанные с Антоновым и Баранаускасом. Хотя представители компании также говорят, что они пропавшие активы могут достигать по крайней мере 567 млн евро.

Сегодня, когда Snoras закрыт, многие ставят по сомнение решение LB национализировать банк. В то же время, команда защиты Антонова и Баранаускаса в Лондоне работает, чтобы спасти их от экстрадиции в Литву. Основная линия защиты: показать, что это политический вопрос, и доказать, что судебная система в Литве политизированна.

Cтратегия Антонова

Мы видим две основные тенденции в развитии банка Snoras. Одна из них напоминает финансовую пирамиду или схему Понци, когда старые обязательства покрываются новыми поступлениями. Она рушится, когда новые финансовые вливания исчезают. Snoras был нацелен на мелких вкладчиков по всей стране, которых соблазняли высокими процентными ставками. После литовцев процентами стали привлекать жителей Латвии. Затем должны были подключиться чехи – таков был план Snoras.

Бывший главный аналитик банка DnB в Литве Римантас Рудзкис заявил журналистам Re:Baltica: такие банки, как Snoras, могут выжить, если они получают финансовые вливания извне. В случае Snoras «это могли бы быть деньги из России. Большое количество банков в Латвии полагаются на русские денежные потоки, хотя их трудно назвать прозрачными.

Другой четкой стратегией Владимира Антонова было создание международной сети банков, что позволяло владельцам переводить деньги из банка в банк в соответствии с их потребностями, в то время как о реальном капитале группы знал бы только руководитель «империи».

Один из литовских следователей комментирует журналистам Re:Baltica схему так: если смотреть только на цифры, кажется, что все в полном порядке. Нужно сделать усилие, чтобы узнать, не утекают ли банковские депозиты в другие места. Если платежи идут определенным компаниям или лицам, их можно исследовать на предмет наличия участия в отмывочных схемах. Но в платежах «из банка в банк» трудно вести такой контроль.

Публикуется в сокращении. Полностью с расследованием Re:Baltica на английском языке можно ознакомиться здесь: http://www.rebaltica.lv/lv/petijumi/antonova_imperijas_sabrukums/a/732/snoras_krajbanka_shine_light_once_more_on_dozing_regulators.html.

Рекомендуем на данную тему:

Литва ждет-не дождётся Антонова и Баранаускаса. Ждёт с наручниками

Британский суд арестовал имущество олигарха из России Владимира Антонова

Антонов начал выкачивать деньги из Latvijas Krājbanka уже два года назад (видео)

Полонский «киданул» дольщиков «Миракса», а Антонов – вкладчиков Latvijas Krājbanka

Latvijas Krājbanka: конфликт между видными представителями чеченской диаспоры

Мультимиллионер Антонов скупает медиа-активы Балтии

2012-06-10 13:19:32