Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Как продать слона народу

Петерис СТУЧКИН

  

   На очередном ХI съезде Партии народного согласия, который прошел 2 октября в Риге, много говорили о слонах. Правда, не о тех, что обитают в зоопарке, а о тех, которые имеют политическое значение , как в США, где слон является символом республиканцев. На съезде ПНС он вольно или невольно символизировал эту латвийскую партию.

Тон этой аллегории задал сам председатель партии Янис Юрканс, который в конце доклада рассказал историю о том, как по-разному оценивают роль слона оптимист и пессимист.

    Оптимист так расхваливал слона, который у него моет посуду, переставляет кадки с цветами и полирует хоботом мебель, что пессимист уговорил его продать эту громадину ему. А через некоторое время он обвинил оптимиста в обмане. Мол, слон бьет поcуду, выдергивает цветы и ломает мебель и теперь пессимист не знает, как избавиться от слона.

    «О, батенька, с таким настроением, ты слона никому не продашь»,- посочувствовал ему оптимист.

    Этот анекдот настолько понравился делегатам съезда, что они неоднократно возвращались к этому образу, когда речь заходила о том, как лучше предложить избирателям Партию народного согласия на предстоящих выборах в местные самоуправления. А на съезде, который в этот раз, согласно устава, не проводил перевыборы руководства, шел весьма мирный разговор о том, почему ПНС на июньских выборах не смогла провести своего кандидата в депутаты Европарламента, и что необходимо сделать для того, чтобы увеличить число пэнээсовских депутатов в местных самоуправлениях.

    Мнения у делегатов, как и среди электората, по этим вопросам самые разные. Пессимисты считают, что ПНС недостаточно эффективно использовала свой потенциал и проворонила выборы в Европарламент.

    Оптимисты возражают - результаты вполне удовлетворительны. В обстановке крайней поляризации общества по этническому признаку они, центристы, набрали больше голосов в Риге, чем Первая партия, Союз зеленых и крестьян и социал-демократы. А то, что чуточку не хватило голосов, то это даже лучше. Мол, на выборах в местные самоуправления ПНС теперь, чтобы реабилитировать себя, вынуждена быть в два раза активнее.

    Пессимисты настаивали на том, что поддержка со стороны ПНС правительству Индулиса сослужила не лучшую службу партии. Оптимисты, наоборот, утверждали, что это была верная тактика. Она заставила Эмсиса ускорить решение ряда социальных проблем и заговорить о разработке закона о школах национальных меньшинств.

    А инициирование отставки правительства Эмсиса позволило в сентябре даже увеличить рейтинг ПНС. Он превысил пять процентов и теперь у партии еще лучше шансы для успеха на выборах в местные самоуправления.

    И для того, чтобы окончательно закрыть страницу о вынужденной любви к правительству Эмсиса, оптимисты инициировали на съезде принятие специальной резолюции о недоверии этому правительству и в дальнейшем. Она была принята почти единодушной.

    Куда больше споров было о стратегии и тактике Партии народного согласия на предстоящих выборах в местные самоуправления. Правда, в одном все выступающие были едины - они положительно оценили решение Яниса Юрканса возглавить список ПНС на выборах в Рижскую думы и клятвенно заверяли лидера, что не оставят его в беде даже в самой тяжелой ситуации. А она обещает быть не простой, ведь в Риге становится все больше претендентов на центристские позиции.

    К тому же и избиратели по-прежнему тяготеют к простым и быстрым решениям наболевших проблем, не к продуманным и обоснованным программам, а к громким и красивым обещаниям. Тут волей-неволей поставишь такую задачу, какую выдвинул на съезде депутат Сейма Валерий Агешин.

    - Мы должны действовать радикальнее, но не превращаться в радикалов,- призвал он своих товарищей.

    Правда, он так и не дал ответа на вопрос, что значит быть «радикальнее». Этот секрет так остался секретом до конца съезда. Кто-то из пессимистов даже посетовал, если мы станем радикальнее, то можем растерять и тот электорат, который завоевывали десять лет, и начнем вести себя, как слоны в посудной лавке.

    Оптимисты не остались в долгу - они предложили пессимисту продать им назад слона, пока он не захирел от сомнений. Уж они-то найдут ему лучшее применение. Со слоном, наверно, побеждать противников легче и на электоральном поле. Но вот вопрос, а понравится ли слон согласия народу и захочет ли он его покупать? Ведь ему пока больше нравится воевать, а не искать компромиссы.