Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Директор Palink Даце Зундурe: "Против нас использованы приемы коммерческого шантажа"

Бизнес&Балтия

  

(picture 2)
Иллюстрация портала valleta.lv.

В компании Palink, управляющей 55 магазинами Iki и Cento, работает назначенный судом внешний управляющий. Газета «Бизнес & Балтия» встретилась с исполнительным директором Palink Даце Зундуре, чтобы выяснить, как так вышло, что один из ведущих торговцев страны был признан неплатежеспособным.

5 января 2012 года суд Курземского района Риги по иску частного лица Сергея Гущина о долге в 21 тысячу латов, купленном у ООО Landekss, вынес решение о финансовой несостоятельности компании Palink, брутто-оборот которой в 2011 году достиг 90 млн латов. Предприятие лишилось доступа к расчетным счетам, что сказывается на отношениях с поставщиками, и сейчас несет убытки в размере 300 тысяч латов в неделю. Такая ситуация может продолжаться по крайней мере два месяца, пока не состоится собрание кредиторов и не примет решение о дальнейшей судьбе компании. За это время ее активы, естественно, сильно обесценятся.

В середине прошлого года появлялась информация о какой-то таинственной восточноевропейской торговой сети, которая намеревалась скупить долговые обязательства Palink. Возможно, против оператора Iki и Cento ведется целенаправленная кампания по рейдерскому захвату. Эту версию в беседе не опровергает исполнительный директор Palink Даце Зундуре.

Претензии по недострою

— Конфликт между Palink и строительной фирмой Landekss разрастается все больше, перейдя в политическую и дипломатическую плоскости. В чем его суть?

— Речь идет о нашем проекте строительства торгового центра в Вецмилгрависе, на улице А.Домбровскиса. Можете съездить и удостовериться, что там закончен только фундамент здания. Договор с Lаndekss на возведение данного объекта общей стоимостью миллион латов был заключен 18 сентября 2008 года, тогда же начались и работы. Они продолжались до конца 2009 года. За два года строителям было выплачено более 500 тысяч латов. В конце 2009 года нашим руководством было принято решение о приостановке работ до лучших времен. Это был самый разгар экономического кризиса, и мы не знали, что будет происходить с рынком. Инвестировать было крайне опасно и рискованно. Договор предусматривал возможность одностороннего прекращения его действия, с одновременным письменным информированием партнера. Она и была использована. Естественно, компания Lаndekss была недовольна таким шагом и обратилась в суд. Сейчас этот иск о незаконности прекращения действия соглашения рассматривается в Рижском окружном суде.

— Но чем же они мотивировали свои материальные претензии?

— Согласно основному контракту мы как заказчик должны были дать Landekss аванс — 20% от общей суммы договора. Счета они прислали разделенные на три части и с разными датами оплаты. Мы сделали перечисление по первому счету, но затем была достигнута договоренность, что генподрядчик два оставшихся авансовых счета отзывает и расчеты впредь будут осуществляться по фактически выполненным работам на основании сметы и акта, подписанного инженером, осуществляющим строительный надзор, и представителем Palink. Соглашение было достигнуто в 2008 году, и мы действовали в соответствии с ним. Претензий никаких не было. Мы заплатили за все выполненые работы.

Но после получения извещения о прекращении действия договора строители вдруг вспоминают о двух отозванных авансовых счетах и подают еще один иск в суд с требованием оплаты. Естественно, мы с этим не согласились и опротестовали иск. Первое судебное заседание состоялось в 2011 году. Palink представил дополнительные доказательства: заключения трех разных экспертов по строительству. Они установили, что строителям за фактически выполненные работы было даже переплачено 17,5 тыс. латов. Сейчас эта тяжба продолжается.

Таинственная российская сеть

— Откуда же взялся гражданин России Сергей Гущин, по иску которого суд Курземского района Риги признал вашу компанию неплатежеспособной?

— В середине прошлого года в газетах появились платные объявления адвоката Иво Чербакова о сборе претензий от кредиторов, недовольных фирмой Palink. Предлагалась возможность с помощью цессии скупить все долговые обязательства. Никто, кроме Landekss, не отозвался. Я думаю, что это было началом целенаправленной стратегии по дискредитации нашей компании: в том же объявлении говорилось, что причиной скупки является намерение некоей крупной российской сети выйти на латвийский рынок и приобрести Palink.

Но вместо российских инвесторов непонятно откуда возник неведомый гражданин РФ Сергей Гущин и за 5 тысяч латов купил у Landekss теоретический долг на 21 тысячу латов. Он состоит из накладных, которые выписаны фирмой Landekss, но без всякого подтверждения надзорной службы того, что работы действительно произведены. Отсутствует и приемо-сдаточный акт либо об их заказе, либо о приемке. Однако эти не слишком обоснованные документы вдруг стали основанием для решения судьи Курземского района о начале процесса неплатежеспособности.

— Но почему же было принято столь радикальное решение?

— С 2011 года против нас использовались различные методы воздействия. Появился неведомый профсоюз, который очень рьяно стал защищать интересы фирмы Lаndekss. Организовывались пикеты, целью которых было опорочить нашу репутацию. Мы не реагировали. Тогда была предпринята операция с цессией. Нам были продемонстрированы приемы коммерческого шантажа в чистом виде. В отношении Palink был использован один из формальных признаков закона «О неплатежеспособности», а именно статья 57, где говорится, что компанию можно признать неплатежеспособной в том случае, если она имеет долговые обязательства в размере свыше трех тысяч латов, срок оплаты которых уже истек. В результате возник прецедент: молодая судья Илзе Рамане, которая получила свой статус только 27 апреля 2011 года, приняла решение, руководствуясь исключительно формальными признаками.

Когда мы узнали о фиктивных инвойсах, даже не думали, что дело может дойти до крайности. В обеспечение иска по поводу этих накладных, который сейчас рассматривается, была зарезервирована в два раза большая сумма, чтобы показать судье нашу платежеспособность. Она была заморожена, в том числе и специально для Сергея Гущина, чтобы он мог получить деньги, если будет иметь на руках решение суда.

Призываем к оперативности

— Почему же вы тогда стали обращаться к литовскому и латвийскому правительствам, в посольства стран, где зарегистрированы ваши акционеры, в Генеральную прокуратуру, к комиссару ЕС по внутреннему рынку и услугам Мишелю Барнье, в европейский суд, переведя дело из разряда судебного в разряд политического? У нас же действует принцип независимости судебной власти, и никто не может повлиять на ее решения.

— Проблема в том, что просто подать апелляцию в вышестоящий суд по делам о неплатежеспособности закон не разрешает. Решение районного суда окончательное и обжалованию не подлежит. Конечно, наши юристы написали претензию в Генпрокуратуру и сенат Верховного суда. Но если не предпринимать никаких мер, то процесс может занять полгода. А к этому времени от нашей компании ничего не останется. Поэтому мы привлекли внимание всех возможных сторон. Такой общественный резонанс, надеюсь, заставит контролирующие органы действовать максимально быстро. Конечно, закон обратной силы не имеет. Но наш пример заставит ликвидировать пробелы в законе «О неплатежеспособности», позволяющие его использовать в корыстных целях.

— Тогда возникает неизбежный вопрос: чья в вашем случае корысть, кому выгодна неплатежеспособность компании, управляющей магазинами Iki и Cento?

— Конечно, если кто-то и действует рейдерскими методами, то это очень дешевый путь захвата реальных активов компании Palink, имеющей 90 млн латов ежегодного брутто-оборота. Процесс неплатежеспособности идет, активы обесцениваются. Я вместе с собственниками потеряла все права на управление предприятием. Всеми активами, включая банковские счета, распоряжается администратор Гундега Розмиса, назначенная судом. В результате мы несем реальные убытки, которые достигают 300 тысяч латов в неделю. Речь идет и о падении оборотов, и о приостановленных контрактах.

Некоторые компании перестали отгружать продукцию из-за того, что вовремя не получили деньги за поставленные партии. С ними ведутся переговоры с привлечением администратора. Ведь когда процесс неплатежеспособности начинается, то все неоплаченные до этого дня накладные замораживаются, а потом рассматриваются как кредиторский запрос. Товары, которые поставляются после этого срока, могут оплачиваться, но только с разрешения администратора. В результате из ассортимента могут исчезнуть некоторые виды продуктов. Большинство поставщиков понимают всю абсурдность нашей ситуации.

Ведь по закону администратор должен регистрировать, а потом удовлетворять претензии кредиторов. Но просроченных долгов у нас не было. А сейчас они начали физически создаваться, ведь мы сначала продаем товар, а потом рассчитываемся за него. Поэтому мы и начинаем опаздывать с оплатой.

— Как долго по закону может продолжаться процесс неплатежеспособности вашей компании?

— У кредиторов есть месяц для подачи своих претензий администратору. Затем, если они объявятся, будет созвано собрание кредиторов, которое решит, что делать дальше: санировать или банкротить компанию. Данное решение будет передано на утверждение в суд. На протяжении двух месяцев, при нынешнем режиме работы и в сотрудничестве с администратором, я надеюсь, торговую сеть удастся сохранить. Никаких глобальных проблем не случится. Наша команда работает в стабильном режиме. Хорошо, что у нас есть богатые акционеры в лице немецкой группы Rewe Group (ее оборот в 2010 году превысил 53 млрд евро), которым принадлежит наше материнское предприятие UAB Palink, а 50% продукции поступает из Литвы с нашего централизованного логистического центра в Паневежисе. Там проблем с оплатой вообще никаких нет — расчеты ведет литовский Palink.

— В 2012 году Palink собирался вложить в Латвии 3 млн латов в строительство и реконструкцию магазинов. Будете ли вы сворачивать эти планы?

— Конечно, в такой ситуации все проекты заморожены. На данный момент руководство материнского предприятия намеревается продолжать свой бизнес в Латвии. Но все зависит от ситуации и дальнейшего развития событий. Если оно сочтет, что они будут развиваться по неблагоприятному сценарию, и начнется открытое разграбление компании, то могут быть приняты разные решения вплоть до ликвидации бизнеса.

2012-01-27 20:59:19