Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Захват предприятия: как легко и быстро заработать пару миллионов латов

Ves.lv

  

(picture 2)
Иллюстрация www.respublika.info.

Итак, если у вас есть желание стать профессиональным рейдером, то советуем ознакомиться с этой инструкцией. И строго следовать правилам. Проверено — в Латвии работает безотказно.

Вам понадобится:

1. Очень небольшая часть капитала в каком–нибудь привлекательном для вас предприятии (достаточно даже 1%). Желательно, чтобы предприятие владело чем–нибудь ценным, а также недвижимым имуществом (предположим, что его цена быстрой продажи в нашем случае составит 2 млн. латов);

2. Один человек, который готов подписать любой документ (этот человек может быть спокоен — уголовная ответственность ему не грозит);

3. Зарегистрированная оффшорная компания (такие компании можно купить по объявлению в Интернете);

4. Одна строительная компания (опыт работы, работники, основные средства и регистрация такой компании в Регистре строительных коммерсантов не требуются). Такую компанию тоже можно купить через Интернет;

5. Дружественный вам третейский суд, поскольку далее все споры будет рассматривать тоже он;

6. Юристы и адвокаты, профессионально пускающие пыль в глаза.

Если все это есть, то до заветной цели у вас есть всего 7 простых шагов.

Шаг 1

Сочините какую–нибудь абсурдную или нелепую судебную претензию против большинства акционеров предприятия (не надо сильно продумывать это требование и пытаться, чтобы оно выглядело правдоподобно, поскольку по существу дела суд рассмотрит его еще не скоро, а значит, нам это неважно). Но главное, что нужно сделать обязательно, — попросить суд запретить большинству акционеров реализовывать свое право голоса на собрании акционеров.

Шаг 2

Когда суд проникнется вашей болью, удовлетворит все требования, тогда быстренько созывайте собрание акционеров, и тогда ваш 1% в предприятии волшебным образом превратится в 100%. И тогда вы можете принимать ЛЮБОЕ решение (включая те, где по закону необходимо две три акционерных голосов предприятия) и будьте уверены: Регистр предприятия, не вдаваясь в суть дела, зарегистрирует любые ваши решения. Желательно принять решение об отставке прежнего правления и выбрать нового председателя правления, который будет подписывать все, что вам надо. Одновременно с этим, не дожидаясь решения Регистра предприятий, желательно перенять имущество предприятия и, конечно, всю документацию (не чурайтесь силовых захватов, поскольку ваши юристы, скорей всего, вам уже объяснили, что решения нового совета вступают в силу с момента их принятия, а значит, полиция вмешиваться не будет).

Шаг 3

"Новый совет" или ваши адвокаты пусть публично известят общественность о том, что предприятию экстренно нужны инвестиции, а также о том, что планируются большие строительные работы на объекте недвижимости. Поэтому компании срочно нужно подписать кредитный договор с оффшорной компанией (она наша, помните?). Смело подписывайте его на любую сумму. Пусть будет 700 тысяч латов. Не волнуйтесь, реальные деньги в таком объеме не будут нужны. Желательно, чтобы основная сумма кредита, а также проценты были бы побольше. Например, 72% в год. Или еще больше.

В кредитном договоре обязательно надо указать, что часть от этой ссуды (например, 260 тысяч латов) уже получена еще до подписания договора, а также внести пункт, что кредитор имеет право разными простыми способами в одностороннем порядке и быстро отказаться от выполнения кредитного договора (например, если кто–либо начнет процедуру взыскания против заемщика). Более того, для таких случаев предусмотрены штрафные проценты (например, 50%) от суммы кредита.

Шаг 4

Одновременно наш кредит от оффшорной компании обязательно нужно обеспечить той самой недвижимостью, которая есть в собственности предприятия, при этом установив максимальный объем обеспечения (например, 1,25 млн. латов). Договор надо составить таким образом, чтобы у кредитора были все права в одностороннем порядке разорвать отношения с заемщиком. Они же имеют право продать этот залог за ту цену, которую посчитают для себя приемлемой, если вдруг заемщик не выполняет условия договора (а этот пункт полностью зависит от фантазии кредитора).

Шаг 5

В ход вступает купленная заранее своя строительная компания, с которой уже наше предприятие заключает договор о строительстве. Сумма должна быть побольше (например, 1 320 050 латов + НДС). Никакие строительные сметы и утверждения проектов не нужны. Но в строительный договор надо внести условие, что наше предприятие в течение 15 дней обязано заплатить строителям 50% от общей суммы заказа (в нашем случае 660 025 латов).

Шаг 6

Предприятие вместе со строительной фирмой "обнаруживают", что строительная фирма вроде и получила деньги от оффшорки, но не все. Предположим, не хватает 80 тысяч латов. Тогда предприятие на пару со строителем бегут к нотариусу, где и составляется соглашение о погашении задолженности. В нем должны быть следующие пункты: предприятие оплатит "долг" строителю в течение нескольких дней. А если не заплатит, то у строителя есть право незамедлительно взыскать остаток суммы, прописанной в договоре строительства (740 025 латов). Строителю в договоре надо дать полное право в случае неполучения "долга" незамедлительно и без предупреждения начать процесс его взыскания с имущества, принадлежащего предприятию.

Шаг 7

Ну, конечно, "долг" никто и не собирался оплачивать, строитель, конечно же, идет в суд и просит исполнительный лист. Легко его получив, строитель накладывает вторую ипотеку на недвижимость предприятия. Оффшорная компания, в свою очередь, "негодует" по поводу того, что кто–то наложил взыскание на имущество предприятия (в кредитном–то договоре есть такой пункт!) и в одностороннем порядке разрывает договор. Далее — продажа заложенной недвижимости предприятия. Вырученные деньги идут сначала на погашение первой ипотеки (в нашу оффшорку), а остаток — на погашение второй (в нашу строительную фирму). Поздравляем, у вас на руках 2 млн. латов (при желании сумму можно увеличить) и совершенно легальная сделка по продаже недвижимости предприятия. Можете смело отправляться на острова.

Выводы

Если эти шаги показались вам слишком сложными, это не так. Здесь нет больших издержек и рисков, зато выгода очевидно высока. Те акционеры предприятия (большинство), о которых мы писали вначале, могут рыть носом землю, годами искать правду в судах, но максимум, на что вы можете рассчитывать, — это когда защищающие вас юристы скажут зашифрованную фразу: да это же обычные бизнес–дела…

От редакции

Этот рассказ в стиле вредных советов Григория Остера был написан акционерами компании Latvijas Projektēšanas Sabiedrība (LPS), которым принадлежат 65% акций предприятия и у которых обманным путем меньшинство акционеров отобрало здание на ул. Сколас, 21. Эта история была неоднократно описана в прессе, суды продолжаются уже несколько лет, но виновные так и не наказаны. Все указанные в статье суммы и схемы рейдерства полностью описывают случай захвата власти в LPS.

Эксперт: в 90–х в Латвии за такие вещи вывозили в лес, а сейчас — легально

"В начале 90–х годов за такие вещи вывозили в лес, а сейчас это легальный способ отъема собственности. Доходы мошенников от воровства бизнеса в Латвии превышают доходы от контрабанды. Бизнес у нас стал опасный" — такими словами характеризует ситуацию вокруг рейдерства предприниматель, экс–глава латвийской таможни и претендент на должность руководителя KNAB Калвис Витолиньш.

Витолиньш рассказал изданию "Деловые Вести" историю своего предприятия Central Euro–Asia Gateway, которое, по его словам, было вначале отобрано у собственников, а потом доведено до неплатежеспособности. "В этом приняли самое непосредственное участие известные в стране юристы, — говорит он. — Есть примерно три основные группировки юристов, и между собой у них все поделено и расписано. Нормальные юристы называют их не иначе, как "а, эти бандиты"…”

Юридический беспредел перешел все границы

Шесть лет назад Калвис Витолиньш вместе со своим компаньоном решили построить под Екабпилсом на месте бывшего советского военного аэродрома гигантский центр транспортной логистики для контейнерных грузов. Созданием проекта занималась принадлежащая предпринимателям компания Central Euro–Asia Gateway. Грузы планировалось переправлять из Китая — Урумчи, а также из территории на северо–западе Китая, где создана специальная экономическая зона Хоргос с особенно выгодными условиями для производителей. Впрочем, до реализации проекта дело так и не дошло…

— Есть такой термин — юридическая расправа, — говорит бизнесмен. — Я бы сказал даже юридическое насилие. Это сравнительно новый термин, потому что раньше за такие вещи, которые сейчас происходят в бизнес–среде и уже стали обыденным явлением, просто вывозили в лес. Сейчас в лес никого не возят и утюгами не пытают, уже, наверное, лет 10 как… И ровно за это время в стране родилось "племя" юристов, которые открыли для себя новый вид бизнеса — юридическое насилие. Действуют они четко и слаженно, прекрасно знают те слабые места в латвийском законодательстве, которые позволяют им безбоязненно заниматься рейдерством по заказу своих клиентов. Имена тех юристов известны в узких кругах — их знают и рекомендуют друг другу…

Что случилось с компанией Central Euro–Asia Gateway? В июле 2009 года владельцы предприятия заключили договор с компанией Dzelzceļa būve (принадлежит Александру Сипливию и Александру Литвинову) о продаже 60% акций за 1,2 млн. латов. На основании этого договора новые владельцы переняли контроль над компанией, но деньги за покупку так и не перечислили. Воспользовавшись правом большинства акций, они с помощью своего предприятия заложили все имущество Central Euro–Asia Gateway, после чего подали на неплатежеспособность компании. Пока истинные владельцы предприятия бегали по разным инстанциям и судам, пытаясь доказать, что налицо факт мошенничества (компания отдана, деньги не получены), время было упущено, и назад свое предприятие они вернули уже после судебного решения о возбуждении дела о неплатежеспособности.

Странные совпадения

— В этой истории много странных совпадений, — продолжает Калвис Витолиньш. — Во–первых, Регистр предприятий отказался регистрировать назад те самые 60% Central Euro–Asia Gateway на наше имя, хотя у нас было доказательство, что денег от покупателя мы так и не получили. При этом в договоре был пункт о том, что если покупатель не перечисляет средства до 15 июля, то акции возвращаются прежним владельцам. Во–вторых, назад компанию мы все же получили, но по странному стечению обстоятельств через пару часов после того, как суд вынес решение о ее неплатежеспособности. Самое ценное, что в ней было, — аэропорт — уже было выведено на другую фирму, а точнее, в ООО, которое по закону считается заинтересованным лицом. Регистр предприятий совершенно не смутило, что, закладывая все имущество предприятия, проводя перерегистрацию со старого адреса на новый и инициируя процесс неплатежеспособности, новые владельцы действовали неоплаченной ими покупкой предприятия.

И, наконец, не случайны люди, помогавшие свершиться всем этим делам. По сути, это два человека — юрист Эрик Спурелис и администратор Марис Гулбис. У меня есть подозрения, что кинувшие нас покупатели предприятия действовали строго по их указаниям. Кстати, оба этих человека известны в подобного рода сделках. Достаточно вспомнить знаменитую историю с неплатежеспособностью рыбного переработчика Kolumbija Ltd. В нашем деле вдруг на время пропадали документы, а "захватчики" нашего бизнеса без стеснения говорили, что "наш юрист Спурелис и его друг Гулбис могут обеспечить любое решение суда". Они даже откровенно издевались и смеялись над нами, намекая, что, мол, все прокуроры "под ними" и делают то, что им скажут. И советовали буквально не дергаться, отдать всю собственность и не пытаться судиться…

На минном поле

По словам Калвиса Витолиньша, главная проблема заключается не в конкретном частном случае, а в том, что в Латвии ни один человек не попал за решетку за рейдерство. Хотя во многих странах предусмотрено уголовное наказание даже за попытку захвата предприятия. В прошлом году из сотен известных случаев возможного рейдерства на основе неплатежеспособности в Латвии возбуждено лишь 49 уголовных дел.

— Мы узнали об этом позже, но фактически с помощью нашей фирмы и ее захвата покупатель хотел решить свои кредитные проблемы со Swedbank, — говорит бизнесмен. — Думаю, что им надо было доказать банку, что у них есть активы — и это удалось. Они зарегистрировали екабпилсский аэродром на себя, то есть вывели из Central Euro–Asia Gateway самый ценный актив, а остаток отдали нам в виде долей в предприятии, которыми я даже не могу голосовать. Я считаю, что основная роль в этой махинации принадлежит группе юристов–помощников, которые убедили захватчиков, что у них все получится. Им даже не надо было особо стараться… По сути, это негласный призыв к тем, что имеет хоть какие–то доли в предприятиях: ребята, давайте перенимайте на себя предприятия, и вам за это ничего не будет!

По мнению Калвиса Витолиньша, всей этой эпопеи с судами, арестами имущества (екабпилсский аэропорт арестован) и огромными убытками не было бы, если бы в самом начале Регистр предприятий сделал бы одну простую вещь: оперативно перерегистрировал акции на прежних владельцев на основании того, что сделка не была оплачена.

— Если такие случаи, как в нашей истории, в Латвии случаются сплошь и рядом, то первое, что надо сделать, — ввести переходный период, когда до выяснения обстоятельств никакие сделки с предприятием невозможно провести. Тогда просто невозможно будет вывести имущество из фирмы и пытаться его продать или передать, — говорит предприниматель. — Мне лично понятно, почему Регистр предприятий старается по максимуму устраниться от активного вмешательства в такие проблемные случаи, в свое время на них оказывалось сильное давление по таким делам, как Ventspils nafta, и РП избегал давать оценку конкретным случаям. В результате пострадали все. И если мы говорим о том, какой у нас бизнес в Латвии, то есть точное определение — он опасный.

Как защититься от рейдерства

— Деньги, которые зарабатывают на рейдерстве, можно сравнить с доходами от контрабанды, — считает Калвис Витолиньш. — И лобби нужных людей в адвокатуре и даже сейме это позволяет легко проворачивать.

— Имеете в виду лобби для конкретных дел?

— Скорее для того, чтобы Регистр предприятий ничего не менял в своей работе, а также чтобы в стране действовали те законы, которые позволяют легко украсть предприятие, но чтобы при этом вернуть его назад было долго и сложно. Многие бизнесмены просто не догадываются, как можно легко украсть их фирму. Буквально за несколько дней.

— Вы можете им дать какой–то совет?

— Самому наложить на свои основные средства ипотеку. Самому подготовить должника, который формально не связан с предприятием. Если рейдеры видят, что на предприятии есть ипотека, тогда обычно они проходят мимо — довольно много возни и результат не гарантирован. Нужно учесть, что если украденная фирма стоит дорого, то рейдеры готовы ее вернуть за взятку в размере 20–30% от ее стоимости. И владельцу выгодней заплатить эти деньги, чтобы не потерять все. Мне тоже поступали такие предложения от помощников Dzelzceļa būve. И еще для защиты бизнеса надо выключить "фактор дурака".

— Что это значит?

— Поменять секретаршу. Ситуация такая: предприятие получает уведомление о долге перед каким–нибудь незначительным поставщиком. Секретарша вдруг "теряет" это уведомление, и тогда дело из–за этого пустяка может дойти до суда с иском о неплатежеспособности. Но, конечно, если смотреть на проблему в комплексе, то без изменения законов не обойтись — как в коммерческом, так и уголовном праве. Сейчас же происходит так: рейдер находит человека, который готов подписывать что угодно. Этому человеку показывают статистику, из которой понятно: за такие действия в Латвии никто еще в тюрьму не попал. Чего ж тогда не рискнуть? И тут еще срабатывает прикрытие юриста с известной фамилией, который абсолютно открыто зарабатывает на таких сделках.

— Многие юристы в Латвии этим занимаются?

— Есть примерно 3–4 основные группировки, и между собой у них все поделено и расписано. Нормальные юристы называют их не иначе, как "а, эти бандиты"…

— Они зарабатывают в основном на рейдерстве?

— Не только. К примеру, администратор может сам решить, поднимать какое–то требование против предприятия или нет. Тогда он идет к предприятию и говорит: давай я вот про это требование "забуду", а ты мне за это 10%. От того, что кто–то идет на банкротство, зарабатывают многие. А если предприятие не "больное", с которого нечего взять, а здоровое, то зарабатывают вдвойне.

Например, продажу имущества можно организовать таким образом, что банк получит до 40% от рыночной стоимости, а к администратору может "прилипнуть" даже 30%. Банки, конечно же, видели, что происходит, и понимали, что это им не очень выгодно, поэтому и был принят новый закон "О неплатежеспособности". Ситуация вроде стала получше, но недостаточно. Поэтому готовится еще ряд изменений. В целом они нужны также и в работе Регистра предприятия, и в контроле над уголовным процессом.

2011-10-28 22:22:48