Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Трагедия и фарс: гибель Григория Немцова и смерть партии «Латгалес Таута»

KOMPROMAT.LV

  

(picture 1)
Р. Строде, И. Малышков, Мечислав Веверис (сопредседатель партии «Латгалес таута»), Я. Лачплесис, Елена Лаврова (сопредседатель партии «Латгалес таута»), Ольга Широкая (сопредседатель партии «Латгалес таута») и А. Шлесерс (ЛПП/ЛЦ). Фото Gorod.lv.

(picture 2)
16 апреля 2010 года выстрелом в голову убит вице-мэр Даугавпилсской городской думы Григорий Немцов. Фото www.din.lv.

Скоро минует полтора года со дня, когда в центре Даугавпилса был убит его вице-мэр, 62-летний Григорий Владимирович Немцов, лидер региональной партии «Латгалес Таута»: его тайна заворожила многих партийных женщин и до сих пор продолжает губить.

На месте преступления

Те, кто оказался в центре Даугавпилса после полудня 16 апреля 2010 года, долго не забудут эту картину. Еще никто не знал в чем дело, но известие о чем-то ужасном заставило горожан ринуться к старому корпусу Даугавпилсского Университета. Рядом со стоматологической поликлиникой мгновенно выросла кучка народа, к которой со всех сторон стремились прохожие. Тут же подъехавшие полицейские бросились в арку, проложенную в здании. Под арочным проходом лежало тело с лужей крови вокруг разбитой головы. Работники полиции огораживали вход в арку ядовито-желтыми лентами, вокруг лежащего суетились оперативники.

Сразу разнесся слух, что убит Григорий Немцов. Лица лежащего было не разобрать, но фигура, одежда, лысина. Тягостная весть с быстротой молнии распространилась по толпе.

Начал накрапывать мелкий дождик, но люди стояли с ужасом в глазах, а некоторые плакали, не скрывая слез. Окрестные жители рассказывали, что спокойно занимались своими делами, когда на улице, около пяти, раздались два хлопка. Первый из них показался настолько громким, что некоторые подумали, что произошел взрыв. Выяснилось, что когда человека убили, некоторое время прохожие продолжали спокойно ходить мимо, или глазели на мертвого, пока, наконец, один мужчина не догадался позвонить в полицию.

Когда первый шок прошел, горожане начали лихорадочно судачить о случившемся. Сначала многие решили, что Немцова заказала думская оппозиция. Дескать, депутата заказали, чтобы на его место попал зарекомендовавший себя сторонником оппозиции Петерис Дзалбе. После этого, якобы, группа Рихарда Эйгима намеревалась обратно перетянуть к себе депутатов Анжелу Алехно и Владимира Надеждина и восстановить свою власть в Думе. Однако версия в силу неправдоподобности вскоре позабылась. Стало муссироваться мнение, что Немцова прикончил какой-то «безумный мститель», то ли недовольный им, как политиком, то ли некий «ревнивый муж», якобы пошедший на преступление в состоянии аффекта. Однако случившееся убийство носило все признаки профессиональной подготовки, которая вряд ли присуща одинокому неадеквату.

Преступник очень точно спланировал время для убийства: пятничный вечер. К этому моменту рабочий день уже, по сути, закончился, в том числе и в правоохранительных учреждениях. Полицейские расслабились в предвкушении выходных, стало быть, могли не так быстро выбраться на место преступления, как в будничный день. Опять же, два выстрела. Засадить «контрольный» упавшему, как правило, под силу именно «профи», человек менее искушенный в душегубстве может и дать слабину.

Немцов не сильно мешал правящей группировке в Думе. Его голос перестал быть «золотым» и решающим после перехода во власть сторону депутатов Алехно и Надеждина. Жернов на шее из-за общей непопулярности среди горожан и стремления прибрать к рукам ключевые должности в Думе, но не настолько, чтобы его убивать. Можно было бы избавиться от Немцова, и не прибегая к столь крутым мерам, — ведь на стороне правящих мощный административный ресурс и большая часть СМИ.

«Превентивная версия».

Дескать, Немцов, который почувствовал, что его собираются «слить» из коалиции, якобы угрожал своим коллегам, что «заложит» их правоохранительным органам. Особенно по поводу обстоятельств, сопровождавших переход Немцова в правящую коалицию в сентябре 2009 года.

Г. Немцов сам явно чувствовал опасность. В программе «Без цензуры» 9 октября 2009 года он заявил: «...так сложилась ситуация, что мне предложили: вам сейчас угрожают, походите с охраной. Предложили мне это люди, связанные с правительством страны. Я думаю, мне необязательно озвучивать их имена в этой студии...» Самый интригующий вопрос, до сих пор остающийся неизвестным: кто же оплачивал вице-мэрскую охрану? Анонимный интернет-комментатор написал по этому поводу: «Те, кто отказал в охране Немцову — и есть убийцы. Пока был нужен — за свой счет охраняли. Потом забрали охрану. А потом Григория убили».

Похождения даугавпилсского «бабкома»

После трагедии пришло время фарса. Оставалась партия, то есть политический капитал. 17 апреля экстренное заседание «Латгалес Таута», а 30 апреля — внеочередной съезд. В руководство избрали троих, это Ольга Широкая, Елена Лаврова-Сангушко и Мечислав Веверис. Помимо сорока партийцев присутствовали гости в лице Риты Строде и Анатолия Мацкевича. В ходе данного собрания все время звучали ритуальные заклинания насчет того, что «партия продолжает жить», «партия работает и крепнет» и т.д. Упоминались «десятки даугавпилчан, пожелавших вступить» в ее ряды.

Руководством партии делалось все возможное, чтобы сохранить свои посты в муниципальных структурах, куда их протолкнул убитый шеф. Ольгу Широкую, имеющую образование бармена (плюс диплом юриста, полученный позже в частном вузе), — в руководители Трамвайного предприятия. Педагога из ПТУ Ирину Фещенко — во главе городского Департамента городского планирования. А Е. Сангушко — референтом общественных отношений отдела по связям с общественностью Даугавпилсской городской думы, специально изобретя эту должность.

Никто из этого «бабкома» терять своих должностей не хотел. Хотя никакой пользой «женщины Немцова» не обладали. В свое время они назначались по сугубо политической причинам, чтобы «ублажить» депутата, обладавшего «золотым» голосом. Не проводилось даже конкурса на занимавшиеся ими посты.

Однако женщин «Латгалес таута» не сразу вышибли с их должностей. В течение недолгого вице-мэрства Григория Немцова Елена Сангушко считалась его «тенью» в Думе. Она занимала официальную должность помощника вице-мэра, получала оклад в 315 латов и постоянно находилась в кабинете Немцова, замещая его в тех случаях, когда он брал отгул «по болезни». Она не могла не знать тайны думского закулисья. Какой-то объем секретной информации Григорий Владимирович «слил» своему окружению сам. Вице-мэр не может не знать то, что не подлежит общественной огласке: детали тайных переговоров, сделок и договоренностей. И Немцов усердно собирал всевозможный компромат на своих союзников. У думского руководства было немало причин опасаться теток из ЛТ. Но и сами они тоже могли не без успеха «сторговать» Думе тот компромат, который оставил им покойный вождь и учитель.

Глава своей партии Немцов был её же и единственным депутатом, он погиб — и партии в Думе больше нет. Ему на смену в депутаты пришёл Петерис Дзалбе, к тому времени уже нечлен ЛТ, . В свою очередь, бывший депутат ЛТ Анжела Алехно рассорилась с Г. Немцовым и покинула ЛТ после того, как он сам покинул коалицию Р. Эйгима. Но остаться при должностях всем хотелось и после смерти Немцова. Чтобы умилостивить городскую власть и ЛПП/ЛЦ, руководство ЛТ вступает в новоиспеченный блок ЛПП/ЛЦ и Народной партии «За лучшую Латвию».

Ради грядущих тогда выборов в 10-й Сейм Рита Строде и Анатолий Мацкевич и посетили конгресс региональной партии 30 апреля, оставшейся без мест в гордуме и без каких-либо серьезных перспектив на будущее. Их расчет был прост – надо переманить к себе того немногочисленного избирателя, который еще оставался в распоряжении ЛТ. Партию «Латгалес Таута», словно трофей, положили к ногам блока Шкеле и Шлесерса, и ее руководительницы сумели еще немного продержаться на высокооплачиваемых муниципальных должностях.

Все последующие двенадцать месяцев оказались ознаменованы медленной агонией партии «Латгалес Таута» и уходом ее лидеров с муниципальных постов. Самой одиозной из них была Ольга Широкая, при которой Трамвайное предприятие оказалось в почти критическом положении: материальная база — в плачевном состоянии, организация работы — никакая. Его работники обвиняли О. Широкую в наплевательском отношении к своим обязанностям: «Предприятию сейчас отчаянно не хватает работяг, электриков и слесарей. А вместо них набирают то снабженцев, то каких-то конторщиков из числа друзей, братьев, сватов… Заходишь в управление - по коридорам витает запах кофе. Открываешь дверь - а там сидят за столом с тортиком, с печеньками… Многих из этих «сидельцев» можно было бы сократить безо всякого ущерба для предприятия. Про г-жу Широкую именно как про начальницу сказать нечего ни плохого, ни хорошего. Она занимается не предприятием, а своими делами в высшем обществе».

Осенью Широкая вынуждена уйти сама из Трамвайного предприятия. Добровольно. На предприятие должны были вскоре свалиться миллионы латов, предназначенных для реновации «трамвайки», и нужны были другие «свои». Примерно тогда же очистила свое место в Думе и Ирина Фещенко, жестоко провалившись на заседании Думы. Она должна была дать отчет о европейских инвестициях, возможных в городе, однако ни их объемов, ни сроков реализации назвать не смогла. Не спасло ее и то, что, возможно, Фещенко «отстегивала» от реализуемых проектов Рите Строде, раз уж обе дамы состояли в объединении «За лучшую Латвию», а на носу уже были парламентские выборы. 1 сентября она написала заявление об уходе и в лучших традициях даугавпилсских чиновников отправилась на больничный.

Параллельно с этим тянулась скандальная история с другим членом «Латгалес Таута», Аленой Дубицей. Работая в Службе госдоходов она была уличена в том, что (видимо, в силу партийной дисциплины) воспользовалась доступом к базе данных СГД, и выудила оттуда информацию о долгах по налогам известного в Даугавпилсе бизнесмена. Данные были опубликованы в СМИ. Обиженный предприниматель подал иск в суд на Дубицу, оценив причиненный ему моральный ущерб в 25 000 латов. Суд идёт до сих пор.

Расследование зашло в тупик

В первые дни расследования убийства Г. Немцова полиция потчевала публику бодрыми сводками: «расследование продвигается», «отрабатываются разные версии» и «идем по следу». Проскакивала даже информация о некоем даугавпилчанине, якобы узнавшем своего знакомого по опубликованному фотороботу преступника и описанию, составленному из свидетельских показаний. Мол, этот знакомый, сразу после убийства уехавший в США, и его семья состояли в неприязненных отношениях с Немцовым. Собирались даже засылать следователей в Штаты, но потом было объявлено, что «американский след» не подтвердился.

Спустя два месяца после трагедии начальник Госполиции Валдис Воинс высказал уверенность, что убийство заказное, о «бытовухе», преступлении на почве страсти речи идти не может. Потом было объявлено о назначении «дополнительного комплекса биологических экспертиз».

Мало кто сомневается в том, что уход Немцова от Эйгима в сентябре позапрошлого года стоил денег. Больших денег. Просочилась информация, что прошлым летом люди из окружения Риты Строде пыталить выкупить долг Григория Немцова в размере 6 тысяч латов перед типографией Latgales druka в Резекне. Так или иначе, но в сентябре, уже оказавшись по другую сторону коалиционного барьера в Думе, Немцов вдруг разжился финансами и выплатил своим сотрудникам многомесячные долги по зарплате, рассчитался по задолженностям перед кредиторами, возобновил работу телевидения «Миллион», съездил на отдых за рубеж. Правда, приблизительно к новому году средства снова иссякли, в «Миллионе» опять начали задерживать зарплату. Неужели Немцов оказался столь недальновиден и удовольствовался относительно небольшой суммой за свое перебежчество? Но как-то непохоже это на всегда ухватистого вице-мэра. Не вероятней ли, что ему пообещали выплатить деньги по частям? Дескать, кризис на дворе, трудно собрать всю сумму сразу… Некоторые из тех, кто близко знал Немцова в последний период его жизни, уверяют, что он, якобы, пытался стрясти «должок», но так и не преуспел. Вот тогда-то, чувствуя, что его хотят «развести», он, якобы, и начал трясти своим компроматом. Так не идет ли речь о том, что где-то сочли, что легче избавиться от Немцова, нежели рассчитаться с ним полностью?

Хотя есть аргументы против заказного убийства: старый «некиллерский» немецкий пистолет времён войны и странный выстрел в область бедер.

1 февраля 2011 года дело об убийстве Немцова забрали из-под юрисдикции даугавпилсской полиции и передали его в производство Главному управлению криминальной полиции в Риге. За это время местные стражи порядка провели 19 осмотров, 12 обысков, допросили 229 человек, назначили 14 экспертиз (комплексных, баллистических, медицинских и т.д.). Примечательно, что никто из тех людей, кто мог быть очевидцем убийства, не явился в полицию добровольно. Их приходилось вызывать повестками. Лишь потом туда по собственной воле стали приходить некоторые горожане, считавшие, что располагают существенной для следствия информацией. Позже очень повредила смерть занимавшегося им руководителя следственной группы полиции Яниса Лигнарского, произошедшая в результате трагической случайности на охоте.

Полицейские Риги до сих пор оказались не более удачливыми, чем Даугавпилса.

Кончина партии «Латгалес Таута»

К июлю 2011-го партия «Латгалес Таута» вышла на финишную прямую ликвидации.

Еще на апрельскую годовщину убийства своего шефа Елена Лаврова-Сангушко утверждала, что «несмотря на определенные сложности, наша партия по-прежнему существует и действует». Сейчас она, сама уже уволенная из Думы, говорит:

«Партию ликвидируем. Сейчас, по сути, речь идет не о партии, а о группе единомышленников. На последний конгресс собралось человек десять. Поэтому юридический факт роспуска партии лишь оформляет сложившуюся ситуацию. Все необходимые документы собраны и процесс ликвидации запущен. Официально «Латгалес Таута» окончательно прекратит свое существование примерно через полгода. Еще в апреле мы, партийцы, выразили свое недоверие Ольге Широкой, занимавшей пост руководителя партии, поскольку были недовольны некоторыми ее действиями. В ответ г-жа Широкая тут же подала заявление о выходе из партии, однако оно не было утверждено. Ведь уже тогда было понятно, что партию нужно будет распускать, и никому не хотелось так просто освобождать г-жу Широкую от всего груза проблем и ответственности, связанного с процессом роспуска. Так что формально она и до сих пор нас возглавляет».

Если говорить о будущем бывших руководителей партии, то она покрыто мраком. Ольга Широкая и Ирина Фещенко сейчас активно прощупывают почву у Рихарда Эйгима и местной организации Союза «зеленых» и крестьян. Та же Лаврова до своей работы в Думе работала в немцовской газете «Миллион» журналистом – но вернуться на старое место ей не удастся по причине судебных тяжб со вдовой вице-мэра Любовью Немцовой. Сразу после убийства вице-мэра в прессе появилась информация, что добиваясь признания одного из своих детей внебрачным ребенком своего бывшего патрона, Лаврова обратилась в суд. Якобы даже у нее были сделаны все анализы и были результаты ДНК, подтверждающие отцовство. Если этот факт будет установлен судом, то у юноши возникает право наследовать часть недвижимости, банковских денежных средств и прочих ценностей медиа-бизнесмена. Хотя близкие к нему в прошлом люди утверждают, что после себя убитый Григорий Немцов оставил немного. Утверждают, что юридической владелицей практически всего того, что было нажито в совместном браке, является Любовь Немцова: на нее записано все или почти все имущество мужа и фирмы.

PS

Накануне Елена Лаврова публично обвинила вдову убитого мэра Любовь Немцову в уничтожении партии «Латгалес Таута». На что г-жа Немцова ответила порталу Gorod.lv буквально следующее:

- Получив письмо из Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией о том, что «Латгалес Таута» должна нашему рекламному агентству 13,5 тысячи латов за размещение предвыборных материалов, мне ничего не оставалось делать, как выставить счет руководству партии, сопроводив его документами в том числе и из Бюро. Никакого ответа от руководящего триумиварта «Латгалес Таута» – Ольги Широкой, Елены Лавровой и Мечислава Вевериса – мы не получили. Вместе с тем Бюро обратилось в суд – и он принял дело к рассмотрению – об исключении партии из коммерческого регистра. Если такое решение будет принято, то тем самым партия прекратит свое существование. Я никогда не занималась ни партией, которую создал мой муж, ни политикой, поэтому эти проблемы находятся за пределами моей деятельности и моих интересов. Что касается долгов, которые образовались в то время, когда бизнес вел Григорий Владимирович, то я с ними рассчитываюсь как наследница.

Рекомендуем на данную тему:

Партию расстрелянного вице-мэра Немцова приговорили к смерти

Еще одного функционера «За хорошую Латвию» будут судить – в Даугавпилсе

Фотофакт: (AŠ)² ведет переговоры с «Латгалес таута»

Кабальный договор даугавпилсских политиков: 300 тысяч латов за измену (документ)

Последний кадр расстрелянного вице-мэра Немцова - Елена Лаврова покинула Думу

Ставленницы убитого вице-мэра увольняются и судятся

Убийца Григория Немцова прошел мимо Полиции безопасности

Версия убийства вице-мэра Немцова: ожидались десятимиллионные инвестиции

Убийство вице-мэра Немцова может быть выгодно объединению (AŠ)²

2011-08-14 23:07:42