Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Приключения алкоголика Иванова, обласканного Ритой Строде и Жанной Кулаковой

KOMPROMAT.LV

  

(picture 1)
Рита Строде всегда выгораживала измывавшегося над детьми-сиротами сына своей подруги Валентины Ивановой.

(picture 2)
Жанна Кулакова еще до занятия поста мэра, пригрела измывавшегося над детьми-сиротами Валерия Иванова на новой хлебной должности в Центре обслуживания пенсионеров.

Вице-мэр Даугавпилса Рита Строде выгораживала измывавшегося над детьми-сиротами сына своей подруги Валентины Ивановой, а Жанна Кулакова еще до занятия поста мэра пригрела его на новой хлебной должности в Центре обслуживания пенсионеров.

Валентина Иванова — боец невидимого фронта подковёрных битв

Одним из «серых кардиналов» Даугавпилса уже многие годы в городе зовут Валентину Иванову, некогда бывшую помощницу мэра Алексея Видавского.

Позже она сделалась соратницей нового градоначальника Рихарда Эйгима. И она же стала основной пружиной переворота, в результате которого Эйгим оказался сброшен в 2003 году, а к власти на долгие годы пришла Рита Строде.

После того, как окончился срок депутатства г-жи Ивановой в Думе, она долгое время числилась советницей мэра по социальным вопросам. Валентина Иванова знает о многих «скелетах в шкафу» команды Строде. Очевидно, поэтому ее сын Валерий Иванов, пользующийся славой алкоголика и дебошира, долгие годы возглавлял детский приют «Приедите» — несмотря на все протесты прессы и общественности. Когда же в прошлом году В. Иванова пришлось убрать из приюта, ему тут же подыскали теплое местечко под крылом городского Управления социальных дел – в местном территориальном центре социального обслуживания пенсионеров.

Хитрая пьяная бестия в роли отца сиротам

Эта печальная эпопея заслуживает быть рассказанной от начала до конца. Тревогу по поводу ситуации в «Приедите» даугавпилсские и рижские СМИ начали активно бить уже много лет назад. О том, что в приюте не все благополучно, еще с 2003 года знали и в республиканском Департаменте по защите прав детей, несколько лет подряд засылавшем туда своих инспекторов с проверками. За четыре года пятнадцать проверок! Увы, толку от них раз за разом не оказывалось. Почему же? В газете «Вести Сегодня» по этому поводу опубликовали соображения бывшей работницы приюта Терезы Кезик:

«Я проработала в приюте «Приедите» бухгалтером восемь лет. И к тому, что господин Иванов — человек, мягко выражаясь, неадекватный, еще можно было привыкнуть. Но для меня самым страшным было то, что вокруг себя директор собрал точно таких же людей. Ни одну из проверяющих инстанций они до В. Иванова и близко не допускают. Как только инспекторы приходят в приют, хорошо поднабравшегося шефа «инициативная группа» тут же прячет в бане. На вопрос, а где, собственно, глава приюта, неизменный ответ: болен, мол, когда будет — неизвестно…»

Чем же так страшен был г-н Иванов? В 2006 году в даугавпилсской печати появилось свидетельство сотрудницы Департамента по защите прав детей Инги Миллере:

«К нам постоянно поступает информация о том, что директор «Приедите» регулярно употребляет спиртное, и в таком состоянии находится на рабочем месте. Только за этот год наши инспекторы проводили не менее шести проверок. И те ситуации, в которые они попадали, дают серьезные основания полагать: информация правдива. Но сделать мы ничего не можем. Даугавпилсское самоуправление все отрицает. Мол, постоянно отсутствующий на момент проверок директор приюта болен, имеются бюллетени. Атмосфера в самом коллективе «Приедите» напряженная, поэтому с работниками приюта о поведении директора говорить бесполезно: люди боятся потерять работу, дети тоже боятся — им там жить. Понимаете, мы имеем дело не с каким-то пьяницей, а с очень хитрым человеком, который не просто напивается, а знает, как все обстряпать так, чтобы правда не выплыла наружу».

По мнению И. Миллере, Дума так усердно выгораживала Иванова «из-за родственных связей».

Другая бывшая сотрудница «Приедите», пожелавшая сохранить свое имя в тайне, рассказала «Нашей Газете»:

«В самом начале, когда я только туда устроилась, было еще незаметно, что г-н Иванов любит прикладываться к бутылке. Но со временем это стало обнаруживаться все более ясно. Никого бы его пьянство не интересовало, если б он этим занимался в нерабочее время. Однако самое ужасное в том и состояло, что в подпитии он периодически позволял себе появляться на работе. Дети и сотрудники персонала неоднократно видели, как он, шатаясь, идет «по стенке», совершает какие-то неадекватные телодвижения, чуть ли не падает, чувствовали, как от г-на Иванова разит перегаром. Пьяным он нередко решал различные деловые вопросы, общался с воспитанниками приюта, заходил в помещения групп, вызывал к себе в кабинет. А теперь представьте, какое негативное влияние подобные зрелища оказывали на детей, особенно на мальчишек?!»

В свою очередь, газета «Динабург» добавляла:

«Как рассказывает региональный инспектор по защите прав детей Вия Третюк, бывшие воспитанники приюта «Приедите» (которым терять уже нечего) подтверждают, что Валерий Иванов «часто находится в нетрезвом состоянии на рабочем месте».

К тому же «пьет прямо в своем кабинете и в бане, берет себе в собутыльники мальчиков из старших групп».

Как же отреагировали городские власти на данные сигналы тревоги? Для того чтобы соблюсти видимость приличия, мэр Рита Строде в свое время отдала распоряжение об «усилении контроля» над директором. Но это не повлияло на ситуацию: г-н Иванов остался на своей должности, а о каких-либо результатах «усиления контроля», равно как и о каких-либо изменениях в «Приедите», так и не стало известно.

Попытки же городских журналистов лично встретиться с г-ном Ивановым тоже оказались безуспешными. Тот всякий раз прибегал к любимому трюку – перед самым визитом прессы в свои владения вновь умудрялся «заболеть» и разговора, естественно, не получалось.

Тем временем Рита Строде неутомимо защищала сына своей старой подруги. В начале 2010 года, уже будучи лишь вице-мэром, она заявляла журналистам:

«Г-н Иванов действительно сейчас серьезно болен. Так что у него есть более чем уважительная причина для больничного. По поводу жалоб на него: что ж, может что-то такое предосудительное и было — но очень давно. Очевидно, г-н Иванов сделал правильные выводы, и в последние несколько лет качество его работы не вызывает нареканий. Того, о чем вы пишете, в «Приедите» точно не происходит. Что же касается рассуждений, что, якобы, Иванов является директором приюта в силу «родственных связей» — я не собираюсь комментировать инсинуации неумных людей».

А уже через несколько месяцев, в мае 2010 в информационном пространстве Даугавпилса рванула настоящая бомба. Несколько сотрудников «Приедите», доведенные до отчаяния, на условиях анонимности дали интервью «Нашей Газете», которое и было ею опубликовано. Приведенные факты оказались столь «пахучими», что не всякий человек со слабыми нервами отважится прочитать это интервью до конца.

Правда о пьяном терроре Иванова в отношении детей

«Иванов пьет уже давно. Ой, много лет... Мы за столько лет к этому уже привыкли. Да все бы ничего, если бы он хоть как-то пытался выполнять свои обязанности. А так – директор появляется на работе только для того, чтобы отдать в прачечную постирать свое белье или чтобы помыться-попариться в бане, поесть. Приходит, например, и говорит: «Хочу шашлык!» – На тебе шашлык! Из «детского» мяса ему тут же на кухне делают шашлык. А иногда он появляется в приюте лишь для того, чтобы проспаться, если перебрал. Причем, не стесняясь, может заявиться перед подопечными не просто подшофе, а пьяным до такой степени, что элементарно не владеет собой...

Вот так пьяный завалится где-нибудь и лежит у всех на виду. Сколько раз бывало: заснет, тут же обмочится, так и валяется в луже, в собственной моче. И все это – на глазах у детей. Как-то валяется пьяный директор на полу, воспитатель говорит старшим ребятам:

«Помогите хоть поднять его, на диван положить». А они: «Вот еще, он нам весь диван зассыт, сколько раз такое было!» Потом одной только мочой воняет, невозможно... Бывает, спьяну сигареты у старших воспитанников «стреляет». Или все же вспоминает, что он – директор, и начинает тогда «наводить порядок» – разборки устраивать, как у себя дома... Тут, как говорится, только держись: может запросто и матом... И не только в адрес воспитателей, но и детей. Нецензурная брань со стороны администрации приюта в присутствии воспитанников – дело привычное.

И забирать себе домой продукты из приюта – тоже дело привычное. Директор уезжает домой – увозит с собой «свою» часть провизии. А потом, естественно, с его попустительства это делают и другие работники, кто к кухне поближе. Не стесняясь, большими сумками выносят продукты, предназначенные детям. К праздникам вообще самые лакомые куски с детского стола достаются администрации. Воспитанники же вынуждены питаться тем, что осталось после этой дележки.

Конечно, во время проверок детей кормят, как надо, напоказ. А так – могут иногда на стол ребятне подать такое, что и есть невозможно. Дети, естественно, отказываются. Просят потом просто батон, которым и утоляют голод. Причем, это нисколько не смущает технолога по питанию, который непосредственно занимается составлением меню. Что удивительно – в этом процессе почему-то не позволяется участвовать медикам приюта. Если маме Иванова или ему самому нужны дорогостоящие лекарства – без проблем: без зазрения совести заказывает их через приют. А когда потом дело доходит до нужд детей, зачастую говорят: нет денег. И это нормально? Все, что плохо лежит, тоже отправляется директору на дачу или еще куда-нибудь, своим людям.

В свое время  у нас в приюте с пафосом открывались мастерская по деревообработке, швейная мастерская, компьютерный класс, парикмахерская. Сейчас ничего из них уже не работает. Причины две: во-первых, педагоги, которые должны были обучать детей ремеслу, не хотят работать за предложенный руководством заведения минимум, а во-вторых, оборудование исчезло в неизвестном направлении.

Недавно для воспитанников была открыта кухня, но, судя по всему, ее ждет та же участь, ведь продукты с приютской кухни никто сюда выделять не станет».

Сотрудники «Приедите» выражали искреннее недоумение по поводу руководства Даугавпилсской думы:

«Почему они так держатся за Иванова на этом месте? Или через приют отмываются какие-то деньги. Или его мама что-то такое знает про них и  шантажирует...Хорошо так жить: пей, гуляй на полном содержании и обеспечении да еще и зарплату за это получай по 500 латов в месяц! Город его просто содержит. Причем живет-то он припеваючи за счет детей, которые и так уже судьбой обделены!»

Директор в детском доме собирает сходки уголовников

Эта публикация вызвала большой шум. Согласно донесшимся из-за стен приюта известиям г-н Иванов попытался устроить «охоту на ведьм» и выследить «доносчиков». Доведенные до отчаяния сотрудники написали письмо с криком о помощи, которое разослали в даугавпилсские и рижские СМИ (в том числе на телеканалы ТВ3, ТВ5):

«Мы уже боимся не только увольнения, но и за свою жизнь и здоровье близких. Так как в окружении директора есть люди с криминальным прошлым. И в помещении приюта неоднократно проходили их сборища. Ранее случались звонки с угрозами  в адрес недовольных. Что нам делать? В приюте работают, в основном, женщины. Страшно. Мы боимся за свою жизнь. Кто нас защитит?»

Алкоголика наказали: назначили заведовать снабжением пенсионеров

В июле 2010 года в Даугавпилс приехала председатель Государственной инспекции по защите прав детей Лайла Риекста-Риекстиня. В ходе личной встречи с тогдашним мэром Даугавпилса Янисом Лачплесисом она высказала ему свою крайнюю озабоченность по поводу происходящего в «Приедите». При этом Л. Риекста-Риекстиня заострила внимание градоначальника на том, что отрицательный отчет о деятельности Иванова составлен ее учреждением исключительно по личным рассказам сотрудников приюта. Тут уж городским властям пришлось пойти на попятный — ибо сохранять столь «ценного кадра», как Иванов, в прежней должности далее не представлялось возможным.

Спровадили его под благовидным предлогом – благо с самого февраля г-н Иванов находился на больничном. Вначале у него был больничный на полгода, когда тот закончился – В. Иванов взял законный отпуск, отгулял его, а потом снова пошел на больничный. А в октябре подал в отставку – «по собственному желанию».

Надо полагать, что высокие покровители дали понять непутевому директору, что после всей поднятой шумихи ему стоит сменить место работы. «На мели» его в любом случае никто оставлять не собирался – ведь это сын самой Валентины Ивановой! Самое главное было подыскать ему новое теплое местечко втихомолку, дабы избежать огласки.

И такое местечко нашли – и вновь по линии городского Управления социальных дел (УСД), в ведении которого находится и «Приедите». Стоит напомнить, что на тот момент УСД возглавляла Жанна Кулакова, еще не успевшая сменить Яниса Лачплесиса на посту мэра. С ее ведома человека, печально прославившегося на весь Даугавпилс, перевели в Даугавпилсский территориальный центр социального обслуживания пенсионеров – на должность заместителя руководителя отдела снабжения.

Если верить официальным документам, человеку, занимающему эту должность, положено 340 латов зарплаты ежемесячно. Это официально. Хотя руководящая должность в отделе снабжения, очевидно, позволяет развернуться. Числится в ней г-н Иванов еще с ноября прошлого года. И можно быть уверенным, что, пока Жанна Кулакова и Рита Строде будут сохранять какую-то власть и влияние в Даугавпилсе, пропасть ему не дадут.

Главное – родиться у влиятельной мамы, а дальше о тебе позаботятся. Даугавпилчане, голосуйте и дальше за любимых политиков.

2011-07-21 23:22:55