Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Новейшая волна

Геннадий Йозефавичус, Tatler

  

(picture 2)
Иллюстрация журнала Тatler (www.tatler.ru).

Нам повезло. Ближайшее от Москвы море и заграница, совсем рядом, в Юрмале, в трех часах от порога столичной квартиры. Там неглубокое море, дюны, сосны, грибы и черника, копченая рыба и бурые помидоры на придорожных рынках, и легко можно скрыться от газовой камеры московского лета. Это ведь Болгария — не заграница, а Прибалтика даже в Советские времена казалась чем-то инородным, слишком каменным, стрельчатым, с акцентом, и только знакомые рубли, да хамская вежливость давали понять, где все это находится. А уж Юрмала, пляжи которой Рижская киностудия выдавала за курорты всего прогнившего капиталистического человечества, была заграницей вдвойне: тут контрабандный виски закусывали венгерским сервелатом, а дым отечества легко выменивали на дымок цыганского Marlboro и жвачку Tutti-Frutti. А все потому, что в Юрмале никогда не было жарко, и северяне с сибиряками предпочитали ей Сочи, оставляя пространство от Лиелупе до Слоки бледным интеллигентам, дипломатам и фарцовщикам.

Потом Прибалтика счастливым образом освободилась от уз дружбы народов, быстро нашла себе новую семью, ввела шенгенские визы, частично (делегировав на разведку Эстонию) перешла на евро и неожиданно обнаружила, что русские деньги, русский язык и русская музыка как раз и есть три составные части забытого благосостояния. Так пошла новая волна колонизации, а вслед за ней — просто «Новая волна».

Согласитесь, Игорю Крутому не откажешь в остроумии! Вроде - нейтральное название, волна и волна, море же, по нему волны ходят, а приглядишься, шевельнешь имперской мыслью, и замысел музыкальной реконкисты становится явным. Волна-то новая! И хоть несет она все больше старую эстрадную тину, и результатом конкурса (в отличие от счета в битве титанок — Аллы Борисовны и Софии Михайловны) — никто не интересуется, «Новая волна» конституирует тот новый порядок вещей, при котором легкие углеводородные рубли становятся основной юрмальской валютой, русский язык — хоть и не государственным, но основным, а русская музыка заменяет собой шум моря и свист ветра.

Вот шел я прошлым летом по пляжу, переходя из Булдури в Дзинтари, потом — в Майори, и ни одного слова ни на каком языке, кроме русского, признаться, не слышал. Зато русский звучал громко и победительно: «Саша, куда ты полез!», «Алена, перестань сыпать песок на голву папе!», «За пивом-то кто пойдет?», «Почем на Лепса» и далее в том же духе. Иногда, впрочем, всегда неожиданно, в общий поток слов внедрялись фразы на иностранном латышском. И звучали они как-то неестественно, чужеродно, не по-нашему. Ну, как испанский на Тверской.

Говорят, теперь на работу в гостиницу без русского не устроишься. И в банк (не только в «Риетума», который помогает обменивать русские вложения на латвийские виды на жительство, но и вообще в любой банк) — без великого и могучего не берут. Про рестораны, магазины, такси, турагентства и прочую сферу быта — не говорю. И так понятно. Это в девяностые можно было гордо отвечать на родном или корявом английском, а теперь-то, когда страна и каждый ее гражданин - в долгах, как в балтийском льне, не до гордости. В этом смысле дефолт — лучшее лекарство. И потому самым нелепым протесом против использования самого распространенного языка стало обращение в соответствующие органы группы депутатов. Они требовали, чтобы плакаты, рекламирующие вид на жительство, делали это на латышском, или, в крайнем случае, английском языке. Оппоненты весьма язвительно просили депутатов подумать, к кому обращена реклама, а также ответить: нужен ли латвийский вид на жительство латышу или другому гражданину европейского государства? Депутаты смолчали. Но затаили. Возможно, принародный отлуп, данный стремлениям Лужкова обзавестись приличным видом, был устроен именно потерпевшими фиаско депутатами.

Вообще-то говоря, не дефолт и его языковые результаты и даже не московские огни принесли в Юрмалу новую русскую волну. Творческой интеллигенции тут всегда хватало: пансионаты и санатории всех возможных союзов — от композиторов до писателей — еще во времена нерушимой дружбы выработали привычку проводить лето в нежарком податливом климате, а несложная в преодолении граница эту привычку только укрепила. Семья моего товарища, ресторатора Мити Борисова, как снимала дачу в Апшуциемсе (это следующий за Юрмалой поселок, давший название митиному клубу «Апшу»), так и продолжает снимать каждое лето. Сестры Гомиашвили, которым папа Арчил успел купить по квартире в доме на пляже в Майори, тоже знают Юрмалу с детства. Андрей Васильев (который известный в прошлом «Коммерсантъ»), Ксения наша, Сюткины, Гафины, Масляковы, Табаковы, Макаревичи, Винокуры, Хазановы — они тоже прирожденные юрмальчане (накупившие по старой памяти квартир по три тысячи евро за квадратный метр в комплексах «Юрмальская волна», «Мариенбад», «Аристо», «Ривьера», а еще — в бывшем Доме творчетсва писателей).

Я уж не говорю про владельца Musa Motors Бориса Тетерева и руководителя компании Олега Пименова, эти — так просто местные: по рождению, паспортам и прописке. Это ведь в Москве они временные, а в Юрмале — свои. У Олега — так и нет другого жилья в Латвии, кроме как в Юрмале, а дом Тетерева — большой, хлебосольный, открытый друзьям и балтийскому ветру (стоит прямо на дюне), - известен каждому. Буквально: спроси любого на пляже, ткнет пальцем верном направлении и расскажет, как найти. И дома всенародных наших латышей — Раймонда Паулса и Лаймы Вайкуле — покажут. И дом юмориста Задорнова (у которого местом рождения в паспорте указана именно Юрмала, а потому малой родине теперь никак не избавиться от такого щедрого подарка, как «Юрмалина») . А уж дом Леонида Рожецкина, из которого, собственно, бизнесмен, меценат и весельчак четыре года назад пропал, оставив лужу крови и кучу загадок, так просто местная достопримечательность.

А всенародная наша Алла Борисовна! Местные газеты на Абрамовича с Фридманом (которые тут побывали прошлым летом), так не бросаются, как на Пугачеву. Описан каждый шаг, каждая деталь. Ничто не скрывается от соколиного взора местного светского журалиста. Все тут в курсе, что Марат Сафин уступил Борисовне президентский номер в Baltic Beatch (попробовал бы не отдать!), что Пугачева, накосив сноп роз, сама поехала встречать Галкина у трапа самолете, что «Новую волну» в 2010-м она демонстративно пропустила из-за Ратару (которой, отметим, этот демарш сослужил лучшую службу, чем очередная пластика), что Киркоров был на посылках и пр. Создается впечаление, что Алла Борисовна — единственная отрада народа Латвии, и что в Правительстве республики есть спецальный министр по делам Пугачевой, ведающий созданием, сбором и распространением слухов, способных отвлечь налогоплательщиков от грустных экономических новостей.

Впрочем, совсем не все происходит в Юрмале по сценарию «Ретро FM». И даже «Новая волна» принесло нечто действительно новое: выступление Земфиры (главный курез прошлого сезона), визит стоящих больше латвийского ВВП Блаватника, Фридмана и Абрамовича с соратниками (тут были и Давидович, и новый заведующий аттракционами ЦПКиО им. Горького Капков и Швидлер ), а еще — узбекской принцессы Гульнары Каримовой. Появление в конкурсе «Поющих трусов», высмеивающих попсу, то есть прежде всего саму «Новую волну», юбилей Крутого в ресторане La Riva на воде Лиелупе. Да и вообще, детище Игоря Крутого не держит монополию на юрмальские светские новости. Есть и другие источники.

Клуб First Dacha, к примеру. Главный, как утверждают участники движения, клуб Латвии (что, в общем, не трудно!). С причалом, готовым принять малый флот Романа Аркадьевича, со звуком достаточной для Феди Фомина мощности, с мебелью, выдерживающей эскапады хоккеиста Овечкина, регулярно демонстрировавшего в First Dacha неспортивное поведение. Говорят, лучший бомбардир НХЛ, грядущим летом никуда, помимо Юрмалы, даже не собирается, о чем Севе Щербакову, владельцу First Dacha, и сообщает в перерывах между матчами и тренировками. Кстати, Щербаков открывает в Латвии и филиал Tommy D. Оно и понятно: публики летом в Москве нет. Где она? Да, в Юрмале!

Я вот начал загибать пальцы, встречая на обратном пути из Майори в Булдури знакомые лица. На Йомас, с упочившего ресторана «Славянский» (рейдерский захват завершился успехом в конце этого марта) увидел Олега Бойко (хотя у заведения с таким навазнием должен был прогуливатья Умар Джабраилов — он в Юрмале тоже свой), а на террасе Se La Vie (да, в Юрмале жизнь именно такова — никаких c`est) – Валерия Меладзе. На проспекте Юрас - Гафина (который вроде бы теперь заведует в местном баре «Риетума» тем же, чем он еще недавно заведовал в «Альфе»), в популярной пляжной харчевне «Наша дача» в Майори — Геннадия Хазанова с компанией. А в хвое детского парка показалась подруга обросшего бородой и заказами Феди Фомина Настя Калманович. Лицо официальное — бывший начальник ЦИКа, а ныне — Чрезвычайный и Полномочный Александр Вешняков — тоже не заставило себя ждать, проехав на пути из посольства в резиденцию мимо станции Лилелупе.

В общем, пальцы скоро закончились. В том числе на ногах. А ведь я еще не всех знаю! То есть далеко не всех. Да и день был вполне обычный, не фестивальный. Если так пойдет и дальше, не только в Москве летом никого не найдешь, но и на Сардинии...

Рекомендуем на данную тему:

Грязные кулисы «Новой волны»

Еще больше разоблачений – от разоблачителя "Новой волны"!

"Новая волна" — операция прикрытия

Латыши возмущены президентом и Аллой Пугачевой

Транспортировка Аллы Пугачевой обошлась в 3 тысячи евро

На волне безвкусицы / Собчак и Королёва устроили грязные танцы (видео)

Роман с конспирацией (фоторепортаж)

За кулисами Новой волны – проституция?

2011-05-27 10:38:35