Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Путь Берзиньша к миллионам — активное участие в процессе хапанья

Ves.lv

  

(picture 2)
Кандидат в президенты Андрис Берзиньш. Кадр телепрограммы Panorāma (LTV).

«Используйте все свои возможности, и каждый сможет добиться чего-то подобного», - так в эфире PRO100 TV прокомментировал кандидат в президенты Андрис Берзиньш вскрытые порталом pietiek.com факты о его рекордной в масштабах государства пенсии.

Между тем pietiek.com обобщил данные о тех возможностях, которые Берзиньш использовал в последние 20 лет, чтобы достичь своего нынешнего статуса миллионера. В их основе «подключение» к процессу приватизации в начале 90-х — точно также как и у его многолетнего единомышленника Андриса Шкеле.

«В 93 году мы с [Янисом] Гаварсом были уполномочены представлять «Клуб 21» и встречались с Валмиерской группировкой — с их стороны был [Андрис] Грутупс, [Эдмунд] Крастиньш, [Андрис] Руселис и Андрис Берзиньш, который сейчас в Unibanka, и еще несколько человек, которых я уже не помню. Мы говорили об идее, о государстве, а они о том, кого нужно на какое место назначить. Никакого разговора у нас не вышло, договорились о встрече через месяц, но и во время нее было то же самое. Мы с Гаварсом ушли и сообщили своему клубу, что эти люди думают только о своих делах и о назначении своих на нужные посты. Вероятно, позже им это удалось, и это то, что эту страну в значительной степени «расколупало» и откуда идет «судебная кухня»», - так в конце 2007 года сказал журналу Nedēļa бывший министр и основатель «Клуба 21» Янис Круминьш.

Пока самый видный представитель «Валмиерской группировки» Шкеле при помощи третьих лиц и офшорных компаний занимался приватизацией предприятий пищевой промышленности, бывший депутат Верховного Совета Берзиньш присмотрел для себя другую область — управление разделением и слиянием отделов Банка Латвии, и в результате именно ему при поддержке членов группировки удалось стать президентом объединенного из 21 отдела Банка Латвии Unibanka (Латвийский универсальный банк) и активно подключиться к его приватизации. Банк был особо лакомым кусочком хотя бы потому, что правительство позаботилось о его стабильности, заменив «плохие» (практически не возвращаемые) кредиты Unibankа в размере 25 млн латов долгосрочными государственными облигациями.

В первой половине 90-х почти никто не беспокоился о том, что затягивается создание правил приватизации банка, так как законодательство еще не предусматривало приватизацию с привлечением капитала: именно такой вариант (не беспокоясь о его несоответствии действующему законодательству) выбрало руководство самого банка — Берзиньш, Ивар Кирсонс, Эдвин Самулис и Арманд Гринбергс.

Объяснение представителя Агентства по приватизации Виктора Шадинова было таким — если сразу принять условия приватизации, эти претенденты будут автоматически исключены, но это «не будет корректно». Даже такое принципиальное издание как Diena писало: «Отсутствие правил до сих пор препятствует приватизации Латвийского универсального банка, так как один из претендентов (многие нынешние руководители банка) на этот банк хотел принять участие в приватизации посредством именно этого метода — привлечением частного капитала. Так как не были приняты необходимые правила, Агентство по приватизации не могло разработать условия приватизации».

Фактически никаких дебатов не вызвал факт, что 50% акций банка продаются за сертификаты — хоть как-то против этой затеи были лишь «Политическое объединение народных хозяев» Эдвина Киде, а также руководимый Райтом Чернайсом Государственный контроль. Массовые протесты не вызвал и тот факт, что в конце концов условия приватизации Unibankа были приняты, но... на какой-то момент объявлены неразглашаемыми.

Берзиньш и его коллеги знали, что делают: 15 ноября 1994 года были приняты правительственные правила, которые предусматривали «нужный» способ приватизации с привлечением частного капитала, и, следовательно, в конкурсе на приватизацию, в ходе которого были получены четыре предложения, претенденты, которые предлагали очевидно «более невыгодный» для государства способ продажи, проиграли. Hansapank также был «отшит» и сообщил, что больше не намерен становиться стратегическим инвестором Unibankа.

В конце концов руководство банка добилось варианта, который предусматривал продать 14,4% акций частично в виде сертификатов «работникам банка» — реально эти акции получили только 73 работника ведущего и среднего звена, и об их реальной тогдашней стоимости свидетельствует хотя бы один факт: представителю банка Эдвину Самулису его далеко не самый крупный пакет акций помог получить контрольный пакет акций кирпичного заводе Lode. Правда, это не помешало пресс-секретарю банка Хельге Балоде по-прежнему утверждать, что этот вариант позволил сэкономить средства в интересах банка и, следовательно, государства. В свою очередь больше всего акций получили президент банка Берзиньш и вице-президент Кирсонс.

Вдобавок к этому вплоть до 2003 года Unibankа, который в течение многих лет находился под влиянием Латвийского государства (в совете банка какое-то время были и такие люди как Андрис Грутупс, Эдмунд Крастиньш, Андрис Шкеле, Айвар Лембергс и Атис Сауснитис), выплачивал своему правлению фантастические по тем временам зарплаты и премии, а также позволял представителям правления выдавать особые акции для сотрудников.

Уже в марте 1994 года правление банка с Берзиньшем во главе утвердило эмиссию акций для сотрудников, и в результате спустя два года Берзиньш уже имел почти 86 тысяч акций банка. Уже с 1995 года для правления банка была установлена и специальная премия — 5% от чистой прибыли банка до налогообложения (то есть в тот год — с 3,77 млн латов). Уже в 1996 году депутат Сейма Янис Адамсонс, заработав выговор от тогдашнего премьера Шкеле, заявил: помимо того, что Unibankа постоянно получает выплаты из государственного бюджета, Берзиньшу и еще трем членам правления в качестве премий была выплачена впечатляющая сумма денег — в 1995 году она составила 200 000 латов.

Зарплаты членов совета и, в частности, правления банка, менялись из года в год, но цифры оставались впечатляющими. В 1997 году, когда руководимый Берзиньшем Unibanka безрассудно вложил огромные средства в ценные бумаги России, из-за чего в 1998 году понес фантастические по тем временам потери (по крайней мере 15 миллионов латов) и государство было вынуждено фактически отдать оставшиеся доли банка шведскому Skandinaviska Enskilda Banken, общая годовая зарплата трех членов правления — в том числе и Берзиньша — была около 652 000 латов. Это означает, что в то время зарплата Берзиньша была по меньшей мере 18 тысяч латов в месяц.

Однако и в последующие годы Берзиньш сохранил исключительно высокий доход. В 1998 году вознаграждение пяти членов правления банка составило 333 тысячи латов, в 1999 году семи членам правления выплатили 633 тысячи латов, в 200 году — 677 тысяч латов. В 2001 году правлению и совету банка была выплачена 891 тысяча латов, в 2009 году — 747 тысяч латов, в 2003 году — 536 тысяч латов. По расчетам портала, не считая премий и дивидендов, Берзиньш за время работы в Unibanka получил более 1,2 миллиона латов.

Этих денег было достаточно, чтобы Берзиньш в 2004 году смог приобрести крупный пакет акций производителя стройматериалов Lode. С этой компанией Берзиньш был хорошо знаком долгие годы — как руководитель Unibanka он имел самую широкую информацию об этом предприятии, поскольку банку с 1997 года принадлежало 5,14% акций Lode. В итоге в 2004 году Берзиньш приобрел более 22% акций предприятия. А три года спустя он продал свой пакет акций за 4,53 млн латов.

Столь длительное «использование всех средств» обеспечило Берзиньшу и большую часть его задекларированного в настоящее время имущества: 2,14 миллионов евро накоплений, ценные бумаги на неполные 330 тысяч евро, 687 тысяч латов и 405 тысяч евро кредитов, а также почти четыре десятка объектов недвижимости.

Следует отметить, что партнерские отношения с «братством хапателей» Берзиньш поддерживал и в последние годы. Так в 2007 году Берзиньш вместе с Юрисом Айзезерсом, Иевой Крастиней и бывшей супругой Шкеле Дзинтрой Шкеле выкупили за 9,8 млн латов у ранее руководимого Берзиньшем банка около ¾ участка земли в 1019 квадратных метра с пятиэтажным зданием на Вальню 11, а в 2008 году часть от принадлежащих им долей собственности продали уже за 9,93 млн латов принадлежащей им же SIA Vaļņu nams 11.

2011-05-25 09:21:00