Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

За семисотлетнее иго Латвия мстит Германии коррупцией

Егор Рошенбург

  

(picture 2)
Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Латвии Валдис Затлерс. Фото www.president.lv

«Взятки у них больше, чем в других странах. При этом на них совершенно нельзя положиться», — германские предприниматели возмущены. После прошлогоднего сентябрьского официального визита канцлера Германии Ангелы Меркель к февралю созрел список из десяти требований Германии и её бизнеса к латвийскому правительству, однако ответ гласит: «Это наши внутренние дела!»

Отношение к германским инвестициям в Латвии нигилистическое. За прошлый год немцы вложили почти на двадцать процентов меньше, чем в позапрошлом, уменьшившись на 6,1 млн. Ls. Казалось, кризис должен был заставить более чутко относиться к чужим деньгам — однако в экономической полиции существует служба по отмывке денег, а чиновники думают о себе, а не о стране.

В сентябре в ходе визита Меркель в Латвию она шокировала политическую элиту рекомендацией: «Вы должны душой и сердцем формировать отношения с Россией». В ответ она получила от латышей жалобу на немецких бизнесменов, которые слишком вяло вкладываются в Латвию, несмотря на угрозы восточного медведя, что заставляет быть очень осторожными в отношениях с ним.

Поначалу Ангела Меркель даже дипломатично согласилась: «Германские бизнесмены в Латвии не работают достаточно активно». Однако после оценки негативной динамики инвестиций и консультаций с бизнесом в феврале посольство Германии нетипично для дипломатической практики подало письмо в латвийское правительство с перечнем причин плохого инвестиционного климата. В марте к германскому письму присоединилось и австрийское посольство в Латвии, пишет журнал Ir, выяснивший причины их недовольства.

Чтобы не отдавать деньги немцам, латыши их сделали террористами

Вторая крупнейшая в Европе строительная фирма — Strabag — впуталась в неприятности в Латвии в проекте беглого российского олигарха Юрия Шефлера. Немцы получили от винозаводчика или, точнее, о т связанных с ним структур Latvijas Balzams и SPI group заказ на строительство двухбашенного островного небоскреба в центре Риги на 160 млн. евро под названием Z-Towers.

В ходе строительства их субподрядчик, некая эстонская фирма, обанкротилась и осталась в долгу перед немецкой компанией Strabag на несколько миллионов евро. Немцы предвидели такой оборот, вписав в договор с эстонцами, что в случае банкротства они получают право первой руки. Однако первое требование немцев о взыскании средств с банкрота скандинавский банк Nordea отклонил на том основании, что у немцев в письменный текст вкралась опечатка. Второе требование выполнить оказалось невозможно, так как к тому времени на стороне эстонцев и скандинавов вдруг начала играть латвийская экономическая полиция. Служба по предотвращению легализации преступно нажитых средств заморозила требование немецкой компании Strabag в соответствии с законом о предотвращении терроризма и отмывки преступно нажитых средств.

Каково было удивление немцев, что они, представители столь прославленной страны, оказались бессильны против латвийской экономической полиции. Оказывается, в соответствии с латвийскими законами экономическая полиция является государством в государстве, и никто, ни один суд Латвии, не имеет права оспорить ее решение. Когда адвокаты компании Strabag бюро Rodl&Partneri стали интересоваться в экономической полиции ходом дела, та сделала их подозреваемыми.

«Мы хотим иметь возможность решить спорный вопрос с банком в гражданско-правовом порядке, — прокомментировал Strabag. — Совершенно неприемлемо то, что нельзя оспорить решения службы по отмывке денег, и что в гражданских делах используются уголовно-правовые методы».

Госзаказы в Латвии — только для своих

Немцы недоумевают, почему в Латвии против них выступают единым фронтом вместе с их латышскими бизнес-конкурентами латышские же чиновники, а также Служба госдоходов. В ходе конкурса немецкая фирма проиграла потому, что латышские бизнесмены подали смету чуть-чуть, но дешевле:

- Как такое возможно? Очевидно, что их противозаконно информируют сами устроители конкурса государственные чиновники.

Потом такие конкурсы «подправляются» тем, что сметы увеличиваются в ходе выполнения заказа — и никто за это ответственности не несёт, деньги «пилятся» между чиновниками и местными бизнесменами, а Сейм не спешит поправлять законодательство.

Служба госдоходов шлёт на немецкие предприятия финансовую проверку за финансовой проверкой. Так, на немецкую фирму, которая продает акцизные товары посольствам, в ходе двух лет было послано 12 проверок, и это без каких-либо поводов с ее стороны и при отсутствии на нее жалоб. Один из конкурсов — по строительству дороги «Тинужи-Кокнесе», немцы проиграли потому, что при письме неправильно употребили слово по-латышски, и в качестве аргумента отказа латвийские госчиновники использовали словарь. При этом контрольная служба, государственная Служба по контролю за закупками, признала, что всё законно.

После одного из отказов не выдержало посольство Германии и обратилось в государственное предприятие «Латвийские государственные дороги».

Однако, к удивлению немецких дипломатов, член правления государственного предприятия у них спросил:

— Зачем немецкие фирмы вообще лезут в Латвию?

Конструктивного разговора не получилось.

В Латвии отнять у немцев деньги является законным

Как в своем письме латвийскому правительству описывает германское посольство, немецкие бизнесмены вложили в совместное с латышами предприятие 200 миллионов евро. Однако после этого латыши решили единолично развивать зелёную энергию, и без участия немцев увеличили уставной капитал в несколько раз.

Юристы разводят руками и ничем не могут помочь: «Всё законно».

В Вентспилсе немецкие бизнесмены не стали ждать, когда их тоже кинут, и покинули строительство когенеративной электростанции. В результате Латвия потеряла 24,3 млн. евро от ЕС.

«И это не всё. Мы сейчас готовы были бы дать дорогу в Латвию 110 млн. евро, однако не хотим потерять свои финансовые средства, — объяснил журналу пожелавший остаться неизвестным бизнесмен германского направления. — За последние два года ушли восемь наших предприятий. Коррупция неизбежное зло и существует везде, однако везде есть какие-то приличия, —- увы, не в Латвии. Мы и раньше смирялись с тем, что на конкурсах восстанавливаемой зеленой энергии выигрывали атвийские фирмы, и, поскольку у них, кроме коррупционных связей, больше ничего нет, потом приходили мы с деньгами и технологиями и перекупали фирмы. Однако сейчас мы не понимаем, зачем нам платить дань латвийским политикам, если на сто километров южнее или на сто километров севернее можно обойтись без этого», — сослался он на более позитивный литовский и эстонский опыт.

К тому же немцев огорчает, что в Латвии прослойка юристов и адвокатов выросла в целый паразитический слой:

«Бизнес без участия адвокатов невозможен. Неплатежеспособность можно объявить без серьезной причины, а между администраторами банкротства и судьями образовалась мафия».

Это наша страна, не вмешивайтесь в наши внутренние дела

В распоряжение журнала Ir попало готовящееся сейчас письмо, которое вскоре будет отослано в германское и австрийское посольства. Его готовит министерство экономики. Немцы выражают скромный оптимизм: — Отношения наших двух стран столь позитивны, что мы не можем представить себе ответа: «Спасибо за совет, но мы ничего менять не будем», — заявил журналу посол Германии Клаус Буркхарт.

Однако готовящееся письмо именно сводится к подобной безответственной отписке. Латвийское министерство в духе местного чиновничества отвечает не на упрек по сути — государство у вас фантом, чиновники и полицейские воруют и грабят, как хотят — и уклончиво апеллирует к букве: «Формально же закон не нарушен, а государство у нас слишком молодое, дайте скидку на возраст и родимые пятна социализма».

Двенадцать необоснованных проверок СГД за два года? Но ведь что-то же СГД всё-таки нашло!

Нелогичные результаты строительных конкурсов? Но государственное Бюро по контролю за закупками сказало, что всё законно.

Проблемы с администраторами банкротства и неплатежеспособности? Но закон только недавно принят, надо еще вникнуть, как он работает, прекратите преждевременно жаловаться.

Единственное, с чем согласилось латвийское правительство, — надо уменьшить время рассмотрения гражданских исков во второй инстанции.

Решение, отсылать ли письмо в такой редакции или его дописать и подправить, ныне принимает совет крупных инвестиций при правительстве Валдиса Домбровскиса. Журнал предвидит, что, как обычно, будут поставлены галочки: «Инвесторы выслушаны, специальный совет для их выслушивания создан, письмо им принято и отослано».

2011-05-20 13:15:13