Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Сколько стоит правосудие

Евгений Гомберг, Imhoclub.lv

  

(picture 2)
Иллюстрация: londonmania.ru.

Судебную систему Латвии не ругает только ленивый. Но почему-то не обсуждается ее ключевой, на мой взгляд, порок административно-гражданской судебной процедуры: он возмутительно дешева.

Можно судиться годами, проиграть в трех инстанциях и заплатить судебных издержек — за все кругом латов двести. Отсюда и отношение потребителей к судебной власти как к дешевке.

Во всем мире судебная власть дороже адвокатуры. Большинство конфликтов разрешается юристами спорщиков в переговорах. Обращение в суд — поражение клиентов и юристов, последний шанс, когда исчерпаны возможности договориться. Адвокаты говорят: суд – это хирургия. Латвийские пациенты туда мчатся, обегая терапевтов за версту.

Кто-то умный пошутил, что Толстой и Чехов заканчивали писать там, где Золя и Мопассан только начинали. Юридические споры в цивилизованном мире чаще всего заканчиваются там, где в нашей молодой стране они только начинаются: на пороге суда. При малейшем разногласии швыряют заявление в суд, арестовывают ваше имущество, и — забудьте о переговорах, впереди многолетняя тяжба.

Редкое дело заканчивается в первой инстанции. Проигравшая сторона обязательно подает апелляцию, и вторая инстанция рассматривает дело сначала. Нередко адвокаты первую инстанцию всерьез не рассматривают. На вторую инстанцию подается кассация в Сенат, и опять это ничего не стоит. Что поразительно, судебные издержки одинаковы на любом уровне. Заседание Сената Верховного суда стоит как заседание, скажем, мадонского районного суда.

Игра: найди щелочку

В судах громадные очереди, они завалены мелочными коммунальными делами, паузы между рассмотрением могут составить один-два года. Судьи подвержены вечному искушению — найти щелочку в расписании, или наоборот, в зависимости от интересов спорщиков.

Судебная власть становится дубиной, пугалом. Выигрывает не тот, кто лучше знает законы, а тот, кто лучше знает судей, как бы те ни прятали внеслужебные отношения.

Часто истца не интересует сам спор, ему важно тянуть время или действовать на нервы. Он не обратится в арбитраж: суд, недешевый, но скорый и правый, ему не нужен. Пока дело тянется, можно годами не платить по контракту. Даже в случае проигрыша на неуплаченную сумму начислят по закону шесть процентов годовых. Не дороже банковского кредита, а ведь еще есть шанс не проиграть: зарплаты у судей небольшие, а деньги на кону немалые. Наша судебная система предоставляет для этого выдающиеся возможности, и бесплатно.

Дешевизна судов доходит до подстрекательства. Способствует этому катастрофическая система обеспечения исковых залогов. В нормальной стране, подавая иск о наложении в обеспечение ареста на имущество ответчика, истец должен положить залог в десять процентов иска, а то и больше, для покрытия ущерба от необоснованного иска. Недобросовестный истец, терроризируя нашу компанию, использовал все зацепки и удерживал арест товара на миллион долларов в течение двух лет. Документированный ущерб составил свыше семисот тысяч долларов. Иск он вдребезги проиграл, но на госпошлину потратил десять латов ровно.

Тяжелый песок

Можно превращать суд в фарс, где очевидно бесспорные вопросы решаются годами. Профессионального сутягу невозможно даже административно оштрафовать. Он обжалует штраф в суде, и навсегда. Демагогия парализует исполнение закона.

Мокрое тяжелое поле уравнивает класс игроков. Оно выгодно слабой команде и не дает проявить себя сильной. Топкое, вязкое болото нашего судопроизводства деморализует сильных и развращает слабых и неполноценных, дает им лишние возможности «цепляться за жизнь» и отодвигать банкротство, оздоровляющее коммерческую среду.

Сам по себе Гражданский закон Латвии общепринято считается хорошим. Он был разработан до войны грамотными юристами, учившими право в германских и российских университетах, на основе римского права и мирового опыта. Тем более обидно, что «свое поле» выгодно поддерживать мокрым и вязким не только судейским, но и местным фирмам, в конкуренции с иностранным капиталом. Судебная процедура дает им дополнительный административный ресурс и создает своего рода протекционизм.

Необходимо резко поднять стоимость суда, и заодно его авторитет. Ведь именно Суд является верхушкой государства. Выше Конституционного суда только сама Конституция, а его решения приравниваются к поправкам к Конституции. Поэтому Суд должен быть последним, самым дорогим средством юридической цепочки.

Насколько дорогим? Дороже адвокатуры, все-таки судей меньше, чем адвокатов. Дороже частных третейских судов: тогда выбор –- волокита или быстрое неоспоримое разрешение спора — получит стоимостное измерение.

Зарплата судей должна быть высокой. Можете быть, даже очень высокой. Но источником ее должна быть сама судебная система. Дешевая судебная власть — обуза государства.

Самый туманный суд в мире

Оплата судебных издержек должна ложиться на обоих спорящих. В Англии, чье законодательство чаще всего используют в международных контрактах, судебные издержки оплачиваются в соотношении 60:40%, где 40% платит выигравшая сторона. Это мудро, обе стороны знают: обращение в суд — убытки даже при выигрыше.

Там почти обязательна досудебная процедура медиаторов. Спорщиков усадят в соседние комнаты, и посредник будет челноком сновать между ними, пока не договорятся.

Нужны разнообразные формы суда. В Америке писающего на статую Свободы бритиша в кутузку определит не полицейский, а судья: он сидит тут же, в участке, и к его кабинетику сидит очередь ханыг. Приговор на пятнадцать суток выносится быстро, единолично и окончательно. В Латвии до сорокового года тоже были miertiesneši, мировые судьи, нечто вроде дежурных судей для быстрого и окончательного решения простых споров. Мировые — от слова «мирить».

Статистика считает, что стоимость судебного взыскания ущерба составляет 10-15% исковых сумм. Только не в Латвии.

Возражают, что дорогой суд лишит справедливости малоимущих. Однако это не так. Истец должен оценить риски, понять, насколько его позиция сильна, только потом обращаться в суд и быть сознательно готовым к расплате при проигрыше. Сейчас же именно малоимущие истцы, экономя на адвокатах, используют дешевые суды вместо анализа.

Только подняв стоимость административного и гражданского судопроизводства и внедряя новые (или забытые старые) формы, можно будет разгрузить суды от бесконечных очередей.

Рычание ягнят

За точку отсчета взять арбитражные суды, у них экономика подсчитана. Первая инстанция пусть будет немного дороже, коммерсанты раскошелятся. Вторая — значительно дороже, Сенат — очень дорого. Скидки при рассмотрении по документам. Для коммунальной мелочевки восстановить мировых судей, тем более что государственным организациям запрещено судиться в арбитражах, и сделать мировых недорогими, сохраняя социальную справедливость.

Судебная система Латвии в кризисе. В отличие от английской системы, где суд решает, what is fair and what is reasonable — что справедливо и разумно, в нашем суде справедливость куда-то отодвинута. Неправый может издеваться над правым, а судья следит, чтобы все выглядело по закону.

Судья европейского уровня должен смотреть в суть дела, а не только на внешние признаки, исходить из духа закона, а не только из буквы, и главное, быть уверенным в себе, не бояться принимать решение. Тем более что в отличие от граждан, несущих административную, уголовную и материальную ответственность за свои действия, судьи — уникальная каста, от ответственности освобожденная.

Нынешняя система этому не способствует. Встает обидный для судейского корпуса вопрос: так может быть, по рыночной оценке судьи на самом деле стоят столько, сколько они стоят?

Эффективная защита гражданско-правового оборота — одна из главных задач государства. Государству, которое ее не обеспечивает, не стоит рассчитывать на отзывчивость коммерсантов при сборе налогов. Слишком дорого обществу стоит «бесплатный сыр».

2011-04-18 09:33:20