Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Герберта Цукурса хотят похоронить около латвийской «кремлёвской стены»

Николай Урусов

  

(picture 2)
Герберт Цукурс рядом с самолетом Cukurs C-6bis.

Убитого агентами «Моссада» за участие в Холокосте офицера расстрельной команды Герберта Цукурса перезахоронят на Братском кладбище среди героев Латвийской Республики, так как об этом попросили его родственники.

«Убийца евреев» Цукурс: герой или преступник?

7 апреля комиссия историков при президенте ЛР осторожно посоветовала хорошо подумать, прежде чем перезахоранивать в латышском пантеоне участника команды по расстрелу евреев Герберта Цукурса, о чем пишет 9 апреля Latvijas Avīze.

Вначале немного истории.

Герберт Цукурс был убит 20 лет спустя после войны 23 февраля 1965 года агентами «Моссада». Такая задержка объясняется тем, что «рижский палач» был очень осторожен. По официальной версии израильской спецслужбы, офицер расстрельной команды SD Цукурс был выслежен в Уругвае чудом уцелевшим евреем рижского гетто, в котором он потерял всю семью. Еврей сумел войти к палачу в доверие, представившись лейтенантом вермахта, раненым на Восточном фронте, и пригласил стать компаньоном и съездить в Бразилию, до которой они, впрочем, не доехали. Первоначально была идея переправить «рижского палача» в Израиль для суда, как Эйхмана, в специальном ящике после усыпления, однако в уругвайской столице Цукурс заподозрил неладное. Во время совместного осмотра помещений с «бывшим офицером вермахта» в Монтевидео, якобы для открытия фирмы, Цукурс был привезён в специально арендованный дом, в котором его ждала засада, группа ликвидации из нескольких агентов «Моссада». Цукурсу был зачитан приговор, в котором его обвинили в геноциде, после чего он был застрелен двумя выстрелами в голову. Спустя две недели ящик с его трупом был обнаружен уругвайской полицией.

В Израиле Цукурса считают соучастником в убийстве 25 тысяч евреев в Риге и пририжской Румбуле, который не только расстреливал по команде, но и убивал просто так, разъезжая по гетто на машине и стреляя во встречных, или своими руками уничтожая маленьких детей для воодушевления подчиненных.

Однако в Латвии вина участия в Холокосте Герберта Цукурса считается недоказанной, зато неоспоримый факт — подлинный патриотизм одного из создателей латвийского государства: так, документы свидетельствуют, что Цукурс с оружием в руках защищал молодую республику от большевиков на Латгальском фронте, 22 марта 1919 года вступив в только что созданную латвийскую армию. За боевые заслуги ему присуждается вначале воинское звание сержанта, а всего лишь через год он уже лейтенант. Далее он оканчивает офицерские курсы и становится военным летчиком, а в мирное время — героем, на собственном самолично собранном самолёте совершив перелёты в Гамбию и Японию, доказав тем самым величие латышского духа.

«К сожалению, распространенная на западе историческая исследовательская литература кое-где упоминает Цукурса как почти что единственного исполнителя Холокоста в Латвии, — отмечает газета Latvijas Avīze. — Хотя тому и нет доказательств, но именно из-за этой славы 23 февраля 1965 года группа боевиков израильской спецслужбы «Моссад» убила его в уругвайской столице Монтевидео с помощью молота и пистолета, якобы мстя за участие в массовом убийстве евреев в 1941 году в Румбуле и других местах. Надежды Цукурса на безопасность в Южной Америке не сбылись».

Вопрос о перезахоронении «латвийского героя» пока что открыт

В феврале этого года в Ригу из Бразилии от детей Герберта Цукурса пришло письмо с просьбой перезахоронить отца на Братском кладбище, как героя латышского народа и одного из активных участников создания латвийского государства, еще в 1919 году сражавшегося за него на фронте с большевиками.

Письмо было с воодушевлением встречено латышской интеллигенцией: Латышское офицерское общество, Военный музей, Латвийское национальное авиационное товарищество, Латвийский комитет Братского кладбища и Рижское общество дали свою позитивную оценку предлагаемому перезахоронению. «Редко кто из этих институций отметил, что у дела может быть нежелательное политическое эхо», — пишет Latvijas Avīze, цитируя главу одной из названных общественных организаций:

«Мы дали свою оценку, только лишь руководствуясь критериями соответствия, не рассматривая политические и моральные аспекты», — объяснил председатель Латвийского комитета Братского кладбища Эйжен Упманис.

Однако свою ложку дегтя внесла комиссия историков при президенте ЛР:

— С моральной точки зрения перезахоронение Г. Цукурса на Братском кладбище представляется нежелательным.

Но почему?.. Абсолютно ясно и документально доказано только то, что в конце лета 1941 года широко популярный в латышском обществе лётчик Герберт Цукурс добровольно вступил в печально известную команду латышского SD вспомогательной полиции Виктора Арайса (в Федеративной Республике Германии Арайс в 1975 году за геноцид и военные преступления был приговорен к пожизненному заключению).

«Этот факт — главный аргумент, почему комиссия историков, принимая во внимание негативную роль «команды Арайса», отвечая на запрос Рижского агентства памятников, в этот четверг решила, что с моральной точки зрения перезахоронение Цукурса на Рижском братском кладбище нежелательно, — отмечает газета: — Команда Арайса в конце 1941 года участвовала в уничтожении Рижского еврейского гетто в Румбуле и в подобных акциях в других местах Латвии, хотя мнения разделяются, насколько в большой мере члены команды были только конвоиры, и насколько — расстрельщики».

Таким образом, из всех институций только комиссия историков при президенте ЛР дала свою негативную оценку. Правда, тоже с оговорками, и ее нельзя считать однозначно негативной:

«Наше решение имеет только лишь рекомендационный характер. Мы не правовая институция, чтобы дать юридическую оценку деятельности Цукурса», — объясняет газете председатель комиссии историков при президенте ЛР Инесис Фелдманис.

Такая правовая институция, которая даёт юридические оценки, — это латвийская генеральная прокуратура. Но и она не осуждает Цукурса: так, еще ранее сын Цукурса, Ричард Цукурс обратился туда за правовой оценкой, и отдел расследования преступлений тоталитарных режимов генпрокуратуры ответил ему так в своем письме от 10 ноября 2008 года:

«На данный момент нет достаточных оснований ни подтвердить, ни опровергнуть факт участия Вашего отца Герберта Цукурса в уничтожении евреев во время немецкой оккупации».

С тех пор никаких других заключений из генпрокуратуры не поступало.

Прокуроры могут вынести свою оценку только на основе исторических свидетельств. В свою очередь, латышские историки склонны скорее оправдать Цукурса:

«Он якобы совершал такие фантастические и немыслимые злодейства, как в одиночку рукояткой пистолета убил 10-15 человек, или единолично сжег восемь живых евреев», — цитирует газета скептически настроенного декана кафедры истории Латвийского Университета профессора Айвара Странгу.

«В деле Герберта Цукурса доказано только то, что он работал в «команде Арайса» как ответственный за гараж, а вовсе не был вторым в этой команде. Доказано, что Цукурс явился в Ригу только примерно 15 июля 1941 года, что означает, что всё, что ему приписывают до 15 июля, не могло произойти. Если действовать по принципу криминалистики: "if a witness is wrong in part of his testimony, he is wrong in all" ("Если свидетель неправ в части свидетельства, то ложно всё свидетельство»), — то Цукурсу не доказано ни одно убийство. Это, конечно, еще оставляет открытым вопрос о деятельности Цукурса в команде Арайса. Моя исходная установка такова, что Латвия должна была бы потребовать доказательств у «Моссада», потому что то, что израильская спецслужба до сих пор предъявляла как доказательства для убийства Цукурса, это чушь», — отмечает латышский эмигрант, профессор исторического колледжа Итаки в США Андриевс Эзергайлис.

Так, может быть, дать разрешение родственникам «палача-героя» на перезахоронение праха в Братском кладбище?

«Некоторые историки утверждают, что в святом для латышей месте не должно быть ни красных, ни коричневых, — отмечает Latvijas Avīze, и тут же опровергает скептиков: — Факт, что в советское время на территории Братского кладбища было захоронено свыше 300 красных латышских стрелков и ветеранов компартии, в том числе заместитель народного комиссара ЛССР Янис Цинис, который в 1941 году подписывал повестки о депортациях. Никто не собирается оттуда изымать его останки».

К тому же, и директор Рижского агентства памятников Гунтис Гайлитис рассуждает, что Цукурса планируется похоронить не в центре площади, а слева от Вечного огня: «Там места еще хватает».

В то же время, в Латвии понимают, что принятие подобного решения может быть чувствительно воспринято её ближайшими союзниками, поэтому никто не хочет давать последнего слова.

В данном конкретном случае Латвия живёт по восстановленным довоенным законам. В довоенные же времена Первой Республики окончательное решение принимал Комитет Братского кладбища, будучи собственником земли кладбища. Ныне данный Комитет по-прежнему есть — но он уже не собственник земли. Сейчас она принадлежит Рижской думе, где находящийся у власти Центр согласия вместе с мэром Нилом Ушаковым, очевидно, не стали бы чинить препятствий ради популярности в глазах латышской части своих избирателей.

Однако находящийся у Рижской думы в подчинении директор Рижского агентства памятников Гунтис Гайлитис всё-таки не хотел бы, чтобы именно за ними оставалось последнее слово: по его мнению, в данном случае лучше всё-таки было бы последовать примеру Первой Республики, так что пусть его скажет Латвийский комитет Братского кладбища, пусть даже он по нынешним условиям и не собственник земли. Или, еще вернее — его должны бы вынести министерство обороны и национальные вооруженные силы, ведь Гербертс Цукурс был латышским офицером.

Рекомендуем на данную тему:

Любовь легионера Waffen SS

Некоторые евреи жалеют денег на книги о Холокосте

Эфраим Зурофф: Следует различать преступления нацизма и коммунизма

2011-04-10 17:50:04