Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Случай Лужкова продемонстрировал абсурдность Закона об иммиграции

Latvijas Avīze

  

(picture 2)
Иллюстрация: ej.ru.

Политическая (мини)драма с международным оттенком – так можно назвать преданные гласности сведения о том, что бывший мэр Москвы Юрий Лужков хотел получить вид на жительство в Латвии. Наша бесстрашная министр внутренних дел Линда Мурниеце влепила резкую пощечину такому бравому в свое время политику соседней страны и заявила, что он включен в черный список. Это означает, что Лужков не только не получит вид на жительство, ему запрещен и въезд в Латвию.

Необходимо добавить, что не все в Латвии поддерживают такое решение. К примеру, министр обороны Артис Пабрикс, которому очень нравится комментировать различные политические процессы (кажется, даже больше, чем актуальное в своей сфере), сказал, что предоставление вида на жительство Лужкову не было бы чем-то трагичным и не причинило бы зла Латвии. В дискуссию неожиданно вступил мэр Лиепаи Улдис Сескс, назвавший решение министра внутренних дел «глупостью». (Всплеск эмоций Сескса заставляет задуматься, не потерял ли он сам что-либо в данном случае, к примеру, не ушла ли мимо носа какая-то хорошая сделка).

За происходящим в Латвии с интересом следят российские СМИ, которые не упускают возможности высмеять политика, на которого обрушился гнев Кремля: вот, как опять ему не повезло. Примечательно, что также русскоязычная пресса Латвии, которая еще полгода назад принимала Лужкова как почетного гостя, сейчас публикуют пренебрежительные карикатуры и не выражает также символического сочувствия.

В целом в такой ситуации нет ничего нового. Латвия исторически была местом, где искали убежища и зачастую находили его попавшие в немилость властей люди из соседней страны. Так было и в царские времена, когда в Латвии спасались преследуемые в России староверы, и после большевистского переворота, когда сюда прибыло много так называемых белых эмигрантов. Часть их позже направилась дальше в Западную Европу, часть – осталась. И Лужков хотел не поселиться в Латвии на жизнь, а лишь использовать вольность нашего закона, чтобы можно было свободно путешествовать по Европейскому союзу.

Решение Мурниеце правильное, и Лужков с учетом его прежних высказываний и действий на самом деле заслужил нахождения в «черном списке». Похоже, самое популярное и цитируемое в последние дни сравнение Латвии с режимом Пол Пота в Камбодже, но оно не единственное. Он в свое время также самовольно пытался организовать в Москве бойкот латвийских товаров, а еще недавно утверждал, что русский язык будет в Латвии вторым государственным. Несмотря на приступы вражды Лужкова по отношению к Латвии, некоторые наши политики считали его чуть ли ни идолом. Лидер Латвийской Первой партии/ «Латвияс цельш» Айнарс Шлесерс в свое время в ходе кампании по выборам в Рижскую думу использовал лозунг «В Нью-Йорке – Блумберг, в Москве – Лужков, а в Риге будет Шлесерс». Конечно, тогда не было известно, какое будущее ожидает Лужкова.

И именно здесь вопрос: была бы министр внутренних дел такой же смелой и отказала бы Лужкову, если бы он не был включен в «черный список» Медведева и Путина? Неприличные высказывания Лужкова о Латвии были известны давно, но до сих пор никто ни чинил препятствий для его въезда в страну. Он сюда спокойно приезжал, плевал и уезжал, а наши политики только отряхивались и говорили о выгодной торговле, потому что Москва такой хороший рынок. Не велико искусство – пнуть упавшего политика, но тут нет речи о принципах. Более того, отказ Лужкову сегодня это даже нечто вроде реверанса Кремлю, его хозяевам демонстрируется, насколько важны для Латвии их политические симпатии и антипатии. А для Сейма эти события должны послужить призывом вернуться к скандальному Закону об иммиграции. Случай с Лужковым показал его ошибочность.

2011-01-19 14:37:35