Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Часто наталкиваюсь на слово «Латвия»

Diena.lv (Перевод InoSmi.ru)

  

(picture 2)
Иллюстрация Inosmi.ru.

Интервью с румынским журналистом Полом Кристианом Раду.

Пол Кристиан Раду, румынский журналист, в 1997 г. основал International Consortium of Investigative Journalists (Международный консорциум журналистов-исследователей - свыше 100 членов в 20 странах), обладатель престижных стипендий (Alfred Friendly, Milena Jesenska, Knight International), лауреат премии Global Shining Light, советник Всемирного экономического форума (в Давосе), разоблачал торговлю людьми на Балканах.

- Что вы скажете о не вхождении Румынии в Шенгенскую зону?

- Виновата коррупция. Было много судебных процессов против организованной преступности, но ни один из них не завершен – никто не оказался в тюрьме. Когда Румыния присоединилась к ЕС, борьба с коррупцией еще замедлилась.

- Обжалуют приговоры?

- Да. Есть разговоры о присоединении в этом году или позже, но в жизни простых румын это не многое изменит. Только то, что при выезде из страны не нужно будет предъявлять паспорт.

- Что стало причиной создания Международного центра исследовательской журналистики?

- Проблема в том, что информация должным образом не течет через границы. Вначале думал, что главное писать о вопросах, которые тесно связаны с Румынией, но, путешествуя, понял, что все взаимосвязано. Нельзя говорить о торговле наркотиками, затрагивая только Бухарест. Надо изучать также торговлю наркотиками в Колумбии. Именно об этом речь: мы должны отправляться в другие страны, чтобы понять, что вообще происходит. Так я понял, что моя работа это только часть пазла. Конечно, мы никогда не соберем его полностью, но частично – наверняка.

- Где находится Латвия в сети распространения наркотиков?

- По-моему, Латвия - центр наркоторговцев. Немного знаю о транзите наркотиков, который идет через Латвию и далее в Северную Европу. Наркоторговцы постоянно ищут новые пути. Если укрепляются границы, к примеру, между США и Мексикой, они не будут пытаться ввозить наркотики в Америку из Мексики мимо пограничников, а направят наркотики в Африку, например, в Сьерра-Леоне или Либерию, а потом - из Либерии в Амстердам в Нидерландах, а из Амстердама – уже в Нью-Йорк. Это более длинный путь, но создание таких запутанных путей окупается. И Латвия с доступом к морю является естественным центром торговли наркотиками.

- Где еще Латвия появляется в ваших исследованиях?

- Латвия играет большую роль в оффшорном бизнесе. С ним очень связан банковский бизнес, который иногда используют преступники. Не знаю, обстоит ли так из-за вольготных банковских законов, или же работники банков не соблюдают определенные требования по предотвращению отмывания денег, но мы очень часто наталкиваемся на латвийские банки, которые вовлечены в грязный бизнес.

- Это исследование банков и оффшоров находится в процессе? Можете ли вы говорить об этом?

- На своем сайте мы упоминаем отдельные вещи, в которых есть ссылка на Латвию. Я не могу много сказать в дополнение к тому, что уже опубликовано. Надо продолжать исследование, выяснять, что внизу всего этого, уточнять имена людей, узнавать, каковы связи и есть ли там преступление. Иногда нет никакого преступления, только среда странная, или закон недостаточно строгий.

Причины бывают разные. Иногда о Румынии тоже говорят – там большая коррупция, потому что неправильно используются европейские фонды. Зачастую это неправда. Они неправильно используют фонды, потому что глупцы. Не всегда так, что они планируют: я сейчас это украду. Просто бывают люди, которым недостает знаний и навыков, и которые используют деньги на неправильные цели или растранжиривают их, потому что не знают, что с ними в действительности предпринять. Не всегда за этим скрывается большая схема.

- Как, глядя с перспективы вашего специфического исследования, влияет на Латвию близость России?

- Влияние России очень большое. Большая часть организованной преступности идет из России. Многое там не очень ясно или прозрачно. В некоторых случаях в теневом бизнесе можно видеть сотрудничающих русских с румынами, возможно, также - с латышами. Когда речь о деньгах, не важны идеология или национальность. Преступники этим не интересуются.

У терроризма тоже есть идеологическое ответвление, но, когда речь идет об организованной преступности и деньгах, легализации денег, то для идеологии места нет, и тогда Россия так же плоха, как и любое другое государство в нашем регионе.

- Что касается непрозрачности в сделках, можно ли сказать, что это некий национальный признак?

- Это идет с советских времен, когда было много таинственности. Прошло только 20 лет после развала Советского Союза. Если посмотрим, кто сейчас у власти, то во многих случаях это те же самые люди. Что-то изменится с приходом молодых людей, но понадобится еще 20 лет, чтобы полностью изменились система и люди.

- Как падение «железного занавеса» повлияло на преступность?

- С развалом таких институтов, как Комитет государственной безопасности и других секретных служб, их работники знали, как отмывать деньги, как создавать предприятия за границей, как использовать «предприятия-призраки» и как использовать прикрытие. Они освоились в новой среде и начали действовать частным образом – учредили частные охранные предприятия, торговые фирмы и, конечно, использовали те же методы, что и во времена холодной войны. И преступность стала интернациональной.

- И более умной?

- Да. Преступники всегда на шаг впереди нас – журналистов и правоохранительных учреждений. Они очень творческие, и у них много денег. Учреждениям власти надо обращаться в парламент, утверждать бюджет и тому подобное, а преступникам – нет. Они покупают устройства для прослушивания и используют Интернет без каких-либо проблем, потому что им ни перед кем не нужно отвечать за свои действия.

- На международном уровне работают и преступники, и правоохранительные учреждения. Является ли это также будущим журналистики?

- Единственный способ решить глобальные проблемы – глобализироваться. Если есть международные контакты, есть доступ к обороту международной информации и возможность видеть общую картину. Два года назад мы работали над проектом о нелегальной торговле сигаретами. Болгарский коллега в Софии раскрыл, что некоторые вовлеченные в контрабанду сигарет компании принадлежат некому ирландцу, и что он покупает недвижимость на берегу Черного моря. В действительности это была операция Ирландской республиканской армии (ИРА). Выяснилось, что ИРА вовлечена в контрабанду сигарет. И все это началось с исследования местного масштаба.

- Почему у Черного моря? Где же ирландский патриотизм?

- Ирландцы покупали там недвижимость, потому что в Восточной Европе был пузырь недвижимости. Они там отмывали деньги.

Рекомендуем на данную тему:

Кто и как привез в Латвию более 200 килограммов боливийского кокаина (документ)

Латвия и кокаин (видео)

Наркобарона Подсолнуха препроводили в тюрьму Германии

В Петербурге задержан гражданин Латвии с полным чемоданом кокаина (видео)

В латиноамериканских тюрьмах сидят 24 латыша

Эквадорский кокаин жители Латвии поставляли на быстроходных катерах

Латыши под прикрытием "бронзовой ночи" кантовали кокаин

2011-01-14 12:34:48