Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

США были шокированы симпатиями латышей к нацистам

Егор Рошенбург

  

(picture 2)
Иллюстрация placati.com.

Администрация Б. Обамы рассекретила 4-годичный доклад минюста США о позорных вехах в том числе в Латвии. «Омерзительно», - докладывают американские «охотники за нацистами» о встрече с латвийским генпрокуратуром.

Еще в 1979 году в министерстве юстиции США (the United States Department of Justice) было создано специальное подразделение по выявлению в США нацистских преступников и их преследованию. Поскольку США не могут заниматься только самими собой, ощущая ответственность за весь мир, то они работали по этой проблеме и в других странах – в том числе и в Латвии.

Четыре года назад это специфическое подразделение сделало рабочий доклад, обобщающий свою многолетнюю деятельность:

«600-страничный доклад, который министерство юстиции пыталось сохранить в тайне в течение четырех лет, предоставляет новые данные о более чем двух десятках из самых печально известных случаев за последние три десятилетия», - пишет The New York Times, стараниями которой этот доклад и опубликован.

Становится ясно, почему его 4 года держали под сукном. Наиболее шокирует, что США в целях борьбы с коммунизмом прикрывали нацистских преступников – конкретно, этим занималось ЦРУ. Люди эти были ценны как всевозможные специалисты. Так, нацистский ученый Артур Рудольф был виновен в использовании рабского труда заключенных, но в искупление своей вины помог американцам построить ракету «Сатурн». В свою очередь, следователь Латвийской политической полиции, охотник на евреев и коммунистов Эдгарс Лайпениекс был помилован, потому что помогал ЦРУ наводить мосты дружбы с оставшимися земляками в Советской Латвии и других советских республиках.

В докладе отмечается некрасивая роль латышских эмигрантов:

«Бюро профессиональной ответственности (Office of Professional Responsibility) выявило, что между июнем 1985 и маем 1987 годов два члена латышской эмигрантской общины подрядились в Office of Special Investigations освобождать его от выставляемого на улицу мусора каждый день. Потом они его разбирали и сортировали, и доставляли лицам, по которым «охотники за нацистами» вели расследование. Минюст заключил, что это было «совершенно легальное использование мусора», и что личный состав OSI допустил «халатный беспорядок» в отношении чувствительных и классифицированных документов. Мусор восстанавливали и доставляли как для обвиняемого в нацистских преступлениях бывшего охранника лагеря смерти Демьянюка, так и для других лиц» (стр. 166).

Но то самодеятельность отдельных частных лиц. Гораздо более шокирующую картину открыли американские следователи при визите в саму Латвию уже по достижении ею независимости, даже через бюрократический сленг слышится что-то вроде: «Мы в отчаянии, в генеральной прокуратуре не хотят работать, вместо этого симпатизируют нацистам и покрывают их».

Доклад минюста выложен на сайте газеты The New York Times: http://documents.nytimes.com/confidential-report-provides-new-evidence-of-notorious-nazi-cases.

Стр. 465, в самом «теле» (или, слева, P. 476) – начинается рассказ о Латвии и идет на протяжении 10 страниц. Он – часть главы 6 «Expanding Jurisdiction», «Растягиваемая юрисдикция». Публикуем перевод в сокращении.

3. Латвия

Как и Литва, Латвия посылала смешанные сигналы о своей роли во второй мировой войне. Верховный совет восстановившей независимость ЛР выпустил декларацию против геноцида и антисемитизма в 1990 году. Она осуждает нацизм и его преступления против человечности. В 1998 году президент Латвии был на визите в Израиле, где извинился за роль своей страны в уничтожении евреев.

Однако только лишь месяц спустя главнокомандующий Национальных вооруженных сил Латвии, глава Военно-морского флота и пять членов Сейма приняли участие в параде свыше 500 бывших членов «Ваффен СС» по случаю 55-годовщины военформирования. Главнокомандующий был отправлен в отставку за свое участие. (Имеется в виду Юрис Далбиньш, до недавнего времени, т.е., в 9-м Сейме, бывший депутатом от Народной партии и председателем парламентской комиссии по оборонным и внутренним делам и борьбе с коррупцией, 2006-2010 г.г. – KOMPROMAT.LV).

Дела Бюро специальных расследований уголовного отдела министерства юстиции для окончательного расчета за последствия холокоста (в английской транскрипции OSI, Office of Special Investigations, в тексте далее также как Бюро) с Латвией стали более интенсивными в деле Конрада Калейса. Калейс был командир группы в латышской вспомогательной секретной полиции, известной как команда Арайса по имени своего лидера Виктора Арайса. Команда Арайса была расстрельной командой, набранной из латышских добровольцев для убийства «расово неполноценных» лиц и/или политических врагов нацистской Германии. После войны Калейс обосновался в Австралии и стал натурализованным гражданином. Он эмигрировал в США в 1959 году, но никогда не искал американского гражданства.

OSI счастливым образом узнал о его присутствии. Когда OSI искал другого латышского нациста, то выяснилось, что он уже умер, однако вдова жива и находится в Штатах. OSI уточнил ее обстоятельства, и выяснилось, что она живет с другим членом команды Арайса – с Конрадом Калейсом. Его имя OSI опознал по спискам личного состава команды Арайса.

В октябре 1984 года OSI обратилась с ходатайством о депортации Калайса из США на основании его участия в преследовании гражданских лиц на основании их расы, религии, национальности и политических убеждений. Калейс защищался, что доказательства лживы, так как идут из Советского Союза. В 1994 году американский суд постановил его депортировать в Австралию.

Многолетняя сожительница Калейса проживала в городке Виннетка, Иллинойс, и OSI подозревал, что Калейс может приезжать в Канаду, чтобы быть поближе к ней. OSI предупредил канадские власти, чтобы они были настороже.

Предчувствия OSI не обманули. Калейс был арестован, когда он въехал в Канаду в декабре 1994 года. В июне 1995 года, за месяц до начала официальной процедуры депортации канадскими властями, он добровольно вернулся в Австралию. Три месяца спустя он опять был схвачен при попытке проникнуть в Канаду. На этот раз он не ушел прежде слушания дела в суде, которые периодически происходили между февралем 1996 и мартом 1997 годов. Большинством канадских доказательств были материалы OSI, которые были использованы в американском судопроизводстве. Канадцы также были ознакомлены с докладом, написанным историком OSI о команде Арайса.

Защита Калейса опять указала, что он был вычислен по фальсифицированным советским уликам. Судья не согласился, заключив:

«Команда Арайса была частью преступлений, убийств, похищений с необеспечением жертв предметами первой необходимости для жизни».

Подобные действия и проступки классифицируются как военные преступления и преступления против человечности. Судья подчеркнул, что не требуется никаких доказательств, чтобы предположить, что Калейс «ненавидел евреев, или что он был жестоким, извращенным садистским монстром с черной душой». Это, как сказал судья, было частью предельной трагедии.

«Бывают режимы, восхваляющие войну, манипулирующие эмоциями или мыслями, создающие климат вражды, высокомерия и ненависти, когда, возможно, что общество требует слишком многого от индивида; исключая то, что индивид не требует слишком много от себя».

Калейс был депортирован в Австралию.

Группы евреев были возмущены, что он возвращался в комфортную жизнь [Австралии]. Эфраим Зурофф, директор Центра Визенталя в Иерусалиме, побуждал австралийцев осудить Калейса по Австралийскому военному акту или депортировать его. Эфраим Зурофф встречался с латвийским послом в Израиле с целью побудить его сотрудничать с австралийцами для экстрадиции Калейса в Латвию.

OSI, в порядке наблюдения за Калейсом после его депортации, вписало его в свой надзорный лист. В декабре 1997 года Immigration and Naturalization Service of the USA попал в цель и остановил Калейса в Международном аэропорту Лос-Анджелеса. Он прилетел из Мельбурна и был по дороге в Мехико. Он был тут же отправлен в Австралию в тот же день. В июне 1999 года Зурофф посоветовал OSI обратить внимание на расследование в журнале новостей компании ABC «20/20». Журналист открыл, что Калейс покинул Австралию годом раньше. Никто не знал, куда он девался, но Зурофф полагал, что Калейс пробрался к своей сожительнице в США. Директор OSI Эли Розенбаум (Eli M. Rosenbaum) был очень озабочен, что, если Калейс в США, общество может – несчастным образом – держать за это ответственным OSI, который допустил его незаконное возвращение. (Хотя OSI не отвечает за безопасность границ). OSI попросил Иммиграционную службу США выйти на местного почтальона, не обнаружил ли он пожилого человека в Детройте и его окрестностях, или не адресованы ли ему письма. Оба ответа были отрицательными.

Проверка телефона сожительницы показала звонок, два, три в день в Рагби, Англия. Когда Эй-Би-Си контактировала с директором OSI Розенбаумом о его планах, он надоумил, что репортеры могут найти Калейса в Рагби. Они отправились. Он жил под вымышленным именем в доме престарелых латышей.

OSI продолжало работать по удержанию Калейса в своем поле зрения. Глава Бюро Розенбаум общался с многочисленными работниками британских СМИ, и он воодушевил лорда Гревилля Джаннэра (Lord Greville Janner), председателя британского Holocaust Education Trust, делать то же самое. 29 декабря 1999 года министр внутренних дел Великобритании Джек Строу (Jack Straw) призвал провести расследование: как Калейс оказался у них в стране. В течение следующего месяца он распорядился депортировать Калейса, потому что его присутствие «пагубно для общественной пользы».

Не дожидаясь суда, Калейс удалился в Австралию.

26 января 2000 года латвийский министр юстиции (им тогда был Валдис Биркавс, Латвияс Цельш – KOMPROMAT.LV) приехал в США и встретился с директором OSI Розенбаумом. Дискуссия была очень откровенной. После обмена формальностями Розенбаум постулировал, и министр признал, что латыши должны действовать для развеивания негативного паблисити о Калейсе.

Глава Бюро Розенбаум говорил о чрезвычайном разочаровании, что латыши не привлекли к ответственности ни одного вовлеченного в нацистские деяния. Он напомнил министру, что хотя Арайс был привлечен к ответственности Германией, ни один из его до сих пор живых лейтенантов – Калейс, Озолс в Австралии, Звикерис в Великобритании – не был уголовно преследуем со стороны Латвии. Хотя в течение десяти лет с момента обретения независимости латыши преследовали нескольких советских людей, участвовавших в антинацистских действиях на протяжении второй мировой войны. В виду организации их преследования, преследование нацистов не может быть устаревшим. Розенбаум провел контраст между инертностью латышей и хорватами, которые в 1999 году приговорили коменданта нацистского концлагеря за массовые убийства, пытки и плохое обращение с заключенными. Розенбаум указал, что это было «политически трудно» и «мужественно», после необходимости Хорватии работать с Сербией.

Розенбаум предупредил министра, что сейчас «последний шанс» для стирания впечатления, что его страна умышленно затягивает, пока все нацистские обвиняемые не умрут или не станут нетрудоспособными для предстания перед судом. Розенбаум дал понять, что преследование нацистов оценивалось бы как свидетельство «приверженности западным ценностям» – не очень прозрачная ссылка к желанию Латвии присоединиться Европейскому сообществу.

Министр [Биркавс] винил латышскую непримиримость, воспитанную годами парадигмы Советского Союза. Он [Биркавс] предложил провести в Латвии международную встречу по обсуждению дела Калейса, и директор OSI Розенбаум согласился, чтобы и от США был представитель OSI. Розенбаум настаивал, однако, чтобы тема встречи бы охватила и других преследуемых по закону наци так же, как Калейса. Глава OSI Розенбаум также закинул латышам приманку: если они знают кого-то проживающего в США, кто был вовлечен в советские преступления ранней оккупации в 1940-1941 годах, Бюро поможет латышам с расследованием.

Спустя четыре дня после встречи Латвия разослала формальные приглашения к обвинителям (прокурорам) из Австралии, Канады, Германии, Великобритании, Израиля и США для встречи в Риге 16-17 февраля 2000 года. Заместитель директора OSI Сюзан Сигаль (Susan Siegal) и историк Майкл Мак-Квин (Michael MacQueen), латышскоговорящий и шеф научного расследования OSI, представляли Бюро. По настоянию министра (Биркавса), они прибыли за два дня до начала международной сессии. Они встретились с латвийским генеральным прокурором (Янисом Скрастиньшем – KOMPROMAT.LV). По свидетельству Мак-Квина, «доброжелательнейшее и педантичнейшее обхождение суммировало встречу в омерзительный отказ».

Латыши заявили, что у них нет достаточных улик против Калейса. Заместитель директора OSI Сюзан Сигаль (Susan Siegal) и историк Майкл Мак-Квин (Michael MacQueen) были чрезвычайно удручены, что Латвия [ее генеральная прокуратура] отвергла оригинальные документы по Калейсу, которые OSI переслал им еще год назад.

Более того, латыши не провели никаких расследований в пределах собственных исторических архивов даже чтобы подготовиться к этой международной конференции (по Калейсу и другим нацистским преступникам – KOMPROMAT.LV).

На другой день заместитель директора OSI Сюзан Сигаль (Susan Siegal) и историк Майкл Мак-Квин (Michael MacQueen) в сопровождении посла США в Латвии Джеймса Холмса встретились с генеральным прокурором Латвии, чтобы выразить их «полное истощение по абсолютному бедствию наших двух дней в двусторонних переговорах, которые имели место». OSI пожаловались на публичную позицию Латвии, что здесь якобы «нет никаких доказательств» против Калейса, и многократно повторили свое предложение помочь латвийскому правительству. Они сказали генеральному прокурору (Янису Скрастиньшу), что «мы чувствуем себя совершенно оскорбленными надругательством и нашим опытом прошедших дней». После окончания международной конференции посольство США в Риге рапортовало в центр:

«Ни мы, ни кто либо не должен питать никаких иллюзий, что путь экстрадиции Калейса из Австралии в Латвию, или его возможное привлечение к суду латвийским судом, будет ровным и гладким. Глубоко укорененная советской эрой привычка препон и отговорок вместо немедленного предъявления обвинения среди прокуроров различного уровня, их недостаток опыта и компетентности в формулировании чувствительных для их характера дел, и явные остатки симпатий к латышам, которые воевали с русскими, хотя и под знаменами нацизма, пророчат нам многочисленные трудности…»

В мае действующий латвийский генеральный прокурор заявил, что суд маловероятен, так как не найдено веских доказательств.

Следователь Мак-Квин чувствовал, что латышам нельзя было полностью доверять в вопросе выдвижения обвинения Калейсу, о чем он проинформировал посла Холмса (MacQueen sensed, that the Latvians were not fully committed to indicting Kalejs and he so informed Ambassador Holmes). В ответ, Холмс встретился с президентом Латвии, министром иностранных дел и генеральным прокурором, чтобы воодушевить их идти вперед.

Случайно для OSI, в то же самое время, как давление на Латвию исходило от США, Россия тоже поднажала на латышей. Россия протестовала против преследования Латвией тех партизан, которые помогали России на протяжении второй мировой войны, – пока нацист Калейс был оставлен сам по себе. Россия пошла так далеко, что угрожала экономическими санкциями против своей бывшей республики.

Латыши, конечно, были только одной частью уравнения. Австралийцы должны были экстрадировать, и здесь были проблемы в этой связи. В августе 2000 года австралийский минюст известил латвийского генерального прокурора, что по австралийским законам имеются сложности в экстрадиции за военные преступления. Пока США изучали вопрос, посол Холмс побуждал австралийцев прислать эксперта по экстрадиции на предстоящую многостороннюю международную конференцию, расписанную на середину сентября. Они согласились так и сделать.

Фон работал на OSI. Предстояли олимпийские игры в Сиднее в сентябре-октябре 2000 года, и австралийцы были очень чувствительны к отражению в прессе. На волне этих событий, кандидат в сенаторы и первая леди США Хилари Клинтон настоятельно посоветовала австралийскому правительству помочь с выдачей Калейса для свершения правосудия. Ее письмо вырисовалось в заголовках СМИ.

28 сентября [2000 года] латыши предъявили обвинение Калейсу, сразу после завершения второй международной конференции по его проблеме. /…/ Он присутствовал на судебном слушании, находясь в колесном кресле, но не участвовал активно. Защита заявила суду, что он страдает от слабоумия и рака простаты. 29 мая 2001 года суд Австралии выдал ордер на его депортацию. Постановление было на обжаловании, когда он умер 8 ноября 2001 года.

Рекомендуем на данную тему:

Любовь легионера Waffen SS

Эфраим Зурофф: Следует различать преступления нацизма и коммунизма

Президентский историк Инесис Фелдманис: в Саласпилсе погибла какая-то тысяча евреев

Легионеры все-таки прошли (фото)

2010-11-16 08:33:33