Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Зачем ЗАПЧЕЛу ОКРОЛ

Петерис СТУЧКИН

  

    Вот и состоялось учредительное собрание по созданию Объединенного конгресса русской общины Латвии (ОКРОЛ), которого ждали с большой надеждой многие русскоязычные жители Латвии, а власти - с большой тревогой. Оно прошло 12 сентября в Доме Москвы и породило новые надежды и опасения как сторонников ОКРОЛ, так и его противников.

    Власти явно переусердствовали в противодействии появления новой общественной организации. Они не раз грозили инициаторам создания ОКРОЛ разными санкциями, выслали из Латвии Александра Казакова, одного их руководителей оргкомитета. Как видно, не без их влияния все местные фирмы накануне собрания вдруг стали отказывать оргкомитету в предоставлении помещений для проведения съезда.

    Национально озабоченные политики уже давно привыкли разделять, казнить и миловать разрозненные и малочисленнные организации национальных меньшинств. А тут, по данным оргкомитета, в регистр русской общины уже записались 50 тысяч человек. Представьте, чего может добиться такой ОКРОЛ, если в него вольются и другие русскоязычные жители, и этот Конгресс будет действовать столь активно, как Штаб борьбы за русские школы, или хотя бы как в свое время Африканский конгресс в борьбе с апартеидом. Тут в теплом кресле не усидишь. Вот и заволновались проповедники «Латвии для латышей».

    И чем больше они ставили палок в колеса организаторам ОКРОЛа, тем больше рос интерес к нему со стороны русскоязычного населения Латвии. Росли и надежды.

    - Может быть, хоть он заставит власти прислушиваться к голосу русскоязычной общины, в которая насчитывает более 900 тысяч жителей? - думали люди. - Может быть, хоть он заставит, объединится несговорчивых политиков, обещавших защищать интересы русскоязычного населения? Может быть, хоть он сдвинет с мертвой точки решение многих наболевших проблем?

    Тем более, что в проекте программы ОКРОЛ говорится: «На сегодняшний день главными задачами являются: сохранение русской школы в Латвии, придание русскому языку статуса официального в местах компактного проживания русскоязычного населения, предоставление гражданства всем негражданам Латвийской Республики, проживающим на ее территории, на момент обретения независимости в 1991 году».

    Русскоязычным предпринимателям надежды внушают планы ОКРОЛ по созданию Союза русских предпринимателей, Фонда поддержки начинающих предпринимателей, Центра консалтинга, Биржи труда, Комитета по работе с бизнесменами России и ЕС, по разработке мер, направленных против произвола латвийских чиновников.

    Многим делегатам казалось, что вот об этих и других конструктивных планах ОКРОЛа и должен пойти на собрании обстоятельный и вдумчивый разговор, чтобы сообща выработать программу и механизмы решения поставленных задач. Но не тут-то было. Докладчики говорили об этом скороговоркой, словно опасаясь, что снова позвонят о якобы заложенной бомбе, и они не успеют зачитать свои заготовленные тексты. Тут уж было не до прений и обсуждений.

    Некоторая полемика развернулась о самом названии организации. Мол, почему пишется Конгресс «русской» общины, а в уставе и программе говорится о защите интересов русской кульурно-языковой общины, иначе говоря, русскоязычного населения. Скептикам тут же разъяснили, что у ОКРОЛа интернациональный характер, а название «русской общины» взято потому, что все говорят на русском языке.

    Еще более решительно «подавляющее» большинство осудило выступление одного непонятливого русского делегата, который поинтересовался, почему среди намечаемых руководителей Конгресса «русской общины» так много нерусских. Он был освистан как русский националист и покинул трибуну без вразумительного ответа.

Так осталось неясным, зачем создается новая организация, если в стране уже 14 лет действует Русская община Латвии. Доводы о том, что она устарела, и в старые мехи не наливают новое вино, трудно назвать в этом случае убедительными.

    Не выдерживает критики и утверждение о том, что Русская община Латвии объединяет в основном русских людей, а пришла пора поднимать на борьбу за свои права и всех русскоязычных жителей страны. Ведь их усилия вполне может координировать созданное почти год назад объединение общественных организаций национальных меньшинств Латвии «Содружество».

    Остается надеется, что Объединенный конгресс русской общины найдет общий язык с ними и другими общественными организациями национальных меньшинств и тем самым умножит свой потенциал. Ведь чем шире выбор у людей, тем больше вероятность того, что они не останутся в стороне от становления гражданского общества в Латвии.

    Однако самые большие дебаты развернулись не вокруг документов, а по поводу кандидатур в Думу и Правление Объединенного конгресса русской общины. Если на рассмотрение всех документов делегаты потратили два часа, то на обсуждение кандидатур, и разных коллизий, связанных с ними, время было затрачено в два раза больше. Если в первоначальном списке состава думы было 46 человек, то к концу обсуждения их набралось - 73. Казалось, люди, ну просто жаждут поработать на общественных началах на благо то ли русской, то ли русскоязычной общины.

    - Какой вы наивный человек,- старался разубедить меня сосед.- Идет борьба не за право работать, а за право руководить Объединенным конгрессом русской общины. Вы посмотрите, кто в основном вносит поправки? Это - новоявленный ЗаПЧЕЛ. Он заработал немало очков за спиной Штаба по защите русских школ, а теперь перед выборами в местные самоуправления будет использовать потенциал ОКРОЛа. Не случайно запчеловцы так форсированно создают русскоязычные общины в городах и районах страны. Это будут их наиболее активные помощники. Ведь первичек на местах у них не столь много. До сего времени – это была столичная партия.

    Вначале я ему не поверил, зачем ЗаПЧЕЛу еще нужен ОКРОЛ, ведь он и так известен жителям Латвии. Но потом задумался. Первый, кто внес сумятицу в работу собрания, был депутат Рижской думы от ЗаПЧЕЛ Геннадий Котов. Он потребовал, чтобы в состав думы и правления обязательно были введены запчеловцы Владимир Бузаев и Юрий Петропавловский в дополнение к Якову Плинеру и Юрию Соколовскому. Его однопартийцы добавили к этому списку Татьяну Жданок, Наталью Елкину, Андриса Толмачева.

    Напрасно члены оргкомитета пытались урезонить запчеловцев и призвать их не бросать запчеловскую тень на создаваемый конгресс. Не помог и последний козырь организаторов Конгресса- обращение к делегатам съезда Александра Казакова, которое транслировалось в зале заседания из Москвы. Он призывал оставить Конгресс надпартийной организацией, которая могла бы объединять в своих рядах русскоязычных людей из разных партий, чтобы не одна из них не доминировала в руководящих органах Конгресса.

    Запчеловцы остались глухи и к этому призыву. Председателю пришлось ставить на голосование новый расширенный список. И тут произошел новый конфуз. По результатам рейтингового голосования в состав думы не прошли русскоязычный депутат Европарламента Татьяна Жданок, возмутитель спокойствия, депутат Рижской думы Геннадий Котов и еще ряд запчеловских выдвиженцев. Под разными предлогами председательствующему пришлось еще два раза проводить голосования, чтобы все пожелания запчеловцев были учтены.

    После этих манипуляций влияние ЗаПЧЕЛ на вновь созданный Конгресс русской общины, несомненно, усилится. Но вряд ли это «выкручивание рук» делегатам со стороны запчеловцев пойдет на пользу делу. Оно может и оттолкнуть от Конгресса немало активных людей, которые горели поработать не на благо партиям ЗаПЧЕЛ, а всей русской общине. Да и самому ОКРОЛу теперь то и дело придется доказывать, что он самостоятельная, а не ангажированная ЗаПЧЕЛ организация.