Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

За что уволили Лифшица?

Бизнес&Балтия

  

(picture 2)
Артур Лифшиц. Скриншот с портала diena.lv.

В распоряжение Бизнес&Балтии попал секретный отчет о ревизии хозяйственной деятельности крупнейшего домоуправления Риги — Kurzemes namu apsaimniekotājs (KNA), охватывающей период с 1 октября 2009 года по 15 мая 2010 года. В это время компанией управлял Артур Лифшиц, отправившийся в отставку по собственному желанию.

Во время проверки констатировано, что бухгалтерская документация не отражает в полной мере деятельности предприятия. К тому же в работе самой бухгалтерии выявлена масса неточностей.

Также домоуправление использовало не по назначению выделенный ему овердрафт в размере 480 тыс. латов. Планировалось, что на эти средства KNA должно было погашать задолженности перед поставщиками услуг (Rīgas siltums и Rīgas ūdens), однако в двух случаях эти средства были перечислены на некий банковский счет в Parex banka, не принадлежащий этим организациям.

Кроме этого, 13 января 2010 года KNA заключило договор со Swedbank līzings о приобретении в лизинг восьми автомобилей Lada 4х4 на общую сумму 52642,64 лата. При этом правление предприятия (по уставу в правление входит лишь его председатель — в то время А. Лифшиц.) заключило сделку со Swedbank līzings, не получив предварительного согласия на собрании работников и от держателя капитала — исполнительного директора Риги Юриса Радзевича.

Ревизия также установила, что KNA работало с фирмами, принадлежащими его сотрудникам или их родственникам. Например, оно заключило соглашение о производстве и монтаже окон с компанией Tehnoplus, один из членов правления которой числился сотрудником KNA. Был подписан и договор с компанией-инкассо Euro pro, владелец которой также являлся работником KNA.

Ознакомившись с результатами ревизии, исполнительный директор Риги передал их на оценку в Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB) и прокуратуру. Между тем бывший глава KNA Артур Лифшиц заявил в интервью Бизнес&Балтии, что правоохранительным органам в этом деле делать нечего и такие нарушения можно запросто найти в деятельности любого предприятия.

— Как вы оцениваете результаты аудита и передачу материалов по этому делу в KNAB и прокуратуру?

— Первое, что меня удивляет, так это передача средствам массовой информации документов ограниченного доступа, каковыми являются результаты аудита. Однозначно то, что борцам с коррупцией в этом деле точно делать нечего: ее признаков не обнаружено. Нарушения, трактуемые как административные, можно найти в любой структуре — например, многократно отмеченный непрофессионализм главного бухгалтера, экономиста, юриста и т.д. Кстати, эти специалисты достались мне в наследство от предыдущего руководства. А вот то, что аудит состоялся через шесть месяцев после начала моей деятельности и рассматривал только ее, это абсолютно уникальный заказной случай. Обычно первые проверки делаются через года-два после вступления нового человека в должность.

— С чем это связано, на ваш взгляд?

— Наверное, с тем, что я со своими взглядами не вписался в устоявшуюся структуру. Ревизия была заказана с целью убрать меня, но решение было принято еще до получения ее результатов. Я активно выступал против идеи объединения всех 15 муниципальных домоуправлений в одно. И сейчас считаю, что такой шаг представляет собой грандиозную ошибку. Мое мнение по этому вопросу основывается на специально проведенных экономических исследованиях состояния коммунального хозяйства Риги. В проект объединения изначально заложена ложная бизнес-идея о концентрации финансовых потоков (а речь идет о сотнях миллионов латов) в одних руках. Но дома, оставшись без реального ухода, просто "разбегутся" по частным структурам. И предполагаемый денежный поток растечется мелкими ручейками. Мои высказывания не понравились руководству города, и я был вынужден под сильным давлением написать заявление об уходе по собственному желанию.

— Кто на вас давил и как?

— В частной беседе исполнительный директор города Юрис Радзевич сказал мне: либо я пишу заявление об уходе, либо он организует на меня дело. Зная о его давних и тесных связях в правоохранительных органах, я решил не сопротивляться. На следующем этапе на меня давили уже после ухода для того, чтобы массово уволить людей, которых я пригласил на работу в KNA — различных специалистов и руководителей. Мне было сказано, что я должен сам с ними договориться, чтобы они ушли со своих мест тихо и без шума.

— Много было таких людей?

— Достаточно много. Я выполнил условия этого закулисного соглашения. Тем не менее нападки на меня и моих бывших сотрудников продолжаются до сих пор. На мой взгляд, сегодня "Центр согласия" пытается сделать на мне пиар: мол, они меня на эту должность назначили, сами увидели мое якобы несоответствие и сами же меня с нее сняли.

— Вы хотите сказать, что история с вашим увольнением — элемент предвыборной рекламы "Центра согласия"?

— Это мое субъективное мнение, но мне кажется, что в значительной степени это так. После моей отставки LPP/LC я уже не интересую... Вообще многие выдвигаемые мне претензии кажутся странными. Например, я открыл цех по производству окон. В последние месяцы моей работы в KNA было изготовлено порядка тысячи окон, которые устанавливались на лестничных клетках домов. Я рассчитывал, что за полтора года мы заменим окна в местах общего пользования во всех обслуживаемых домоуправлением зданиях. Но сегодня цех закрыт, люди уволены, производство прекращено, а ревизионная комиссия предъявляет мне две претензии. Первая: люди в цехе приступили к работе, не получив должностной инструкции — она появилась примерно через месяц после старта. С точки зрения бюрократии — это нарушение, но я не считаю, что кто-то из профессионалов работал некачественно, не имея бумаги с описанием своих обязанностей. Вторая претензия: одна из фирм, устанавливавших окна для KNA, принадлежала конструктору оконного цеха. В этом нет никакого нарушения, так как конструктор не должностное лицо и никак не влияет на распределение заказов и оплату работ.

— Согласно отчету это не единственный эпизод, когда KNA заключало договоры с фирмами, принадлежавшими его сотрудникам. Это так?

— Не единственный. Например, одна из инкассо-компаний, работавших с должниками нашего домоуправления, принадлежала матери нашей сотрудницы, от которой мы и узнали о существовании такой фирмы. Это предприятие работало за самый низкий процент — всего 5%, хотя другие компании такого профиля начинают переговоры с 10%. Согласно условиям договора сотрудники этой фирмы работали в наших помещениях, и мы предоставили им телефоны и компьютеры. За полгода они вернули KNA 466830 латов. Но сегодняшнее руководство домоуправления решило, что будет взыскивать деньги своими силами, как это делалось до меня. Был раньше такой отдел, где работали четыре человека... За 9 месяцев на его содержание потрачено 60 тыс. латов, а они за это время вернули лишь 18 тыс. латов.

— В материалах ревизии говорится, что 236 тыс. латов из овердрафта были потрачены не на оплату счетов перед поставщиками, а ушли на какой-то другой счет...

— Когда я вступил в должность, овердрафт (а фактически, долг домоуправления перед Parex banka) был 640 тыс. латов. Когда я уходил, он был 390 тыс. латов. Сумма, о которой идет речь, — платеж по овердрафту, благодаря которому и была снижена задолженность KNA перед банком. Никуда дальше Parex banka деньги не уходили.

Замечу, жители вообще не подозревают о суммах, которые проходят через домоуправление. Денежный поток KNA таков, что его хватает, чтобы расплачиваться с Rīgas siltums и Rīgas ūdens, содержать саму эту структуру и активно заниматься ремонтом жилого фонда и коммуникаций, благоустройством территорий и закупать необходимые технику, оборудование и материалы, что, собственно, и делалось. И это даже несмотря на то, что, по статистике, примерно 22% рижан не в состоянии оплачивать коммунальные услуги. При этом запланированный на текущий год нетто-оборот KNA — около 10 млн. латов. Представляете, сколько работ можно было сделать за такие деньги?

— А как вы прокомментируете раздел отчета, посвященный истории с закупкой "нив" для уборки снега?

— Это и было официальной причиной начала аудита. Но к этой сделке претензий в ценовом плане нет. Весь миф о закупке "по-дорогому" придуман и искусственно раздут. "Нивы" куплены по самой низкой возможной в Латвии цене и с максимальной комплектацией. То же самое касается и снегоочистительного оборудования. Закон позволяет не объявлять конкурс, если вопрос закупки надо решить срочно, что и было сделано.

Машины были взяты в лизинг по той причине, что заканчивался срок оперативного лизинга по предыдущим рабочим машинам, которые KNA возвращало банку. Взамен необходим был новый полноприводный транспорт для технических служб. Идея купить "нивы" возникла из-за их низкой цены. При этом их можно оснастить различным дополнительным оборудованием — например, комбайном для уборки скошенной травы и листьев, оборудованием для поливки и очистки улиц. Когда выяснилось, что этот лизинг нельзя расценивать как продолжение предыдущего, а надо было согласовать с исполнительным директором Риги, мы немедленно погасили лизинговую сумму перед Swedbank līzings.

К сведению

Основной капитал KNA составляет 168997 латов, а его владельцем является Рижская дума. На 1 января текущего года самоуправление обслуживало 917 домов общей площадью в 1813677,8 кв. метра. Из них 1789290,9 кв. метра приходятся на долю квартирного фонда, а 24386,9 кв. метра занимают нежилые помещения.

2010-07-22 15:56:28