Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Как «прокручивают» миллионы

Pctvl.lv

  

(picture 2)
Шеф LNT Андрейс Экис, которого прокуратура рассматривает в качестве акционера-организатора (с привлечением Андриса Шкеле) той самой фирмы Kempmayer.

Газета Diena вплотную занялась процессом внедрения дигитального (цифрового) телевидения в Латвии, провела собственное расследование и пришла к неожиданным выводам.

Досрочно, до 1 июня, введя в строй цифровое телевидение, Латвия шустро выполнила директиву Еврокомиссии, которая устанавливает, что страны-участницы обязаны «оцифроваться» до 2012 года. Невиданный прежде ударный темп жителям Латвии объяснили в первую очередь необходимостью уменьшить издержки на вещание общественного телевидения.

Дигитальное, дескать, вещание (ДТВ) стоит дешевле аналогового. Правда, возможно, что столь трогательной заботой об общественном ТВ никто бы не обременил себя, если бы не одна проблема: куда деть ТВ-передатчики, оставшиеся после дигиталгейта Kempmayer (фирма, которая изначально взяла на себя роль «оцифровщика» ТВ)?

Провал

Как известно, первый проект внедрения ДТВ почти 10 лет назад провалился. Возникли серьезные подозрения в мошенничестве, теперь на скамье подсудимых 20 человек. Среди них и шеф LNT Андрейс Экис, которого прокуратура рассматривает в качестве акционера-организатора (с привлечением Андриса Шкеле) той самой фирмы Kempmayer. Первым же арестованным по этому делу был финансист фирмы UVK (хозяин – Шкеле) Харийс Кронгорнс. Есть подозрения, что почтовый ящик фирмы Kempmayer использовался не только для реализации проекта ДТВ, но и для того, чтобы существенно «подоить» учрежденный государством Латвийский дигитальный центр радио и ТВ (ЛДЦРТ), во владении которого были и акции принадлежащего государству LMT. Проект был приостановлен, но устройства, закупленные для обеспечения передач ДТВ, повисли в воздухе.

В 2006 году Стокгольмский арбитражный суд постановил, что Kempmayer должен выплатить ЛДЦРТ более 5 млн латов. Чтобы выполнить решение суда, Экис одолжил Kempmayer $ 10,4 млн., которые он, в свою очередь, сам одолжил у Шкеле.

Как Экис ранее пояснил газете, те обязательства переняло предприятие Haņu Pro. Оно приобрело Kempmayer и переименовало его в Haņu Digital. В распоряжении Haņu Pro оказались и шесть передатчиков, и так называемая головная станция, которая после решения суда долгие годы валялась на таможенном складе. По словам прокурора по делу ДТВ Эдвина Пиликсера, Haņu Pro купила это оборудование за один-единственный американский доллар.

«Обязательства полностью выполнены. Ничего больше я комментировать не буду», - говорит сегодня Шкеле. Исходя из предыдущих событий, можно допустить, что деньги ему вернули или Haņu Pro, или Haņu Digital, которые полученные передатчики успешно пустили в дело. Госконтроль (ГК) своей ревизией подтвердил, что это те самые устройства, которые сегодня используются для цифровой передачи сигнала. Ее обеспечивают Lattelecom и Латвийский гостелерадиоцентр (ЛГТРЦ).

Чем быстрее, тем лучше

Lattelecom, у которого было предусмотрено сотрудничество с Haņu Digital, получил право обеспечить цифровое вещание в ходе конкурса, проведенного министерством сообщений, руководимого тогда Айнарсом Шлесерсом (ЛПП/ЛЦ), а результаты конкурса правительство утвердило в январе 2009 года.

Одним из условий, которое, как указал госконтроль, позволило Lattelecom победить в конкурсе, было срочное внедрение новой системы. Стремительность введения цифрового вещания вызвала всплеск страстей и на телевизионном рынке, и среди охваченных кризисом жителей. Тогдашний госсекретарь министерства сообщений Нилс Фрейвалдс, который был председателем конкурсной комиссии, пояснил газете: «Если все уже подготовлено, то, с точки зрения бизнеса, лучше сразу браться за дело и реализовывать проект». И пояснил, что все делается в интерсах телевидения и жителей, коль скоро цифровое вещание дешевле аналогового, значит, чем быстрее перейдем, тем лучше для всех.

«Сколько кто-то получил за организацию конкурса таким образом, чтобы победителем стал единственный конкретный претендент, неясно», - замечает госконтролер Ингуна Судраба. Она после ревизии именно с таким вопросом обратилась в прокуратуру, которая, в свою очередь, передала дело в Бюро по борьбе и предотвращению коррупции. Возможно, поспешная организация конкурса жестко связана с необходимостью использовать оборудование. Это косвенно признает и глава Совета по конкуренции Иева Яунземе: каждый день их простоя несет убытки.

Победивший в конкурсе Lattelecom возглавляет Юрис Гулбис. Он в свое время работал у Шкеле в группе Ave Lat. Сам Шкеле на вопрос о том, гарантировало ли это обстоятельство успех и как он сейчас связан с Гулбисом, ответил: «Категорично: это глупости. Это неприличный вопрос. Это то же самое, что подойти на улице к незнакомой женщине и спросить ее о чем-нибудь неприличном. Яснее ясного: интерес к таким вещам связан с предвыборной активностью».

Переплата

Haņu Digital в качестве наследника Kempmayer, как явствует из доступной информации, сотрудничает и с Lattelecom, и с ЛГТРЦ. Госконтроль после ревизии в ЛГТРЦ в конце прошлого года констатировал: Haņu Digital увеличил стоимость проекта цифрового вещания на 3,8 млн латов. За это удорожание заплатят телезрители и вещательные организации. Правда, за счет чего произошло удорожание проекта, контролеры подробно не поясняют. Тем не менее информагентства сообщили, что, к примеру, Lattelecom сделал множество странных платежей Haņu Digital, в частности, за «особые знания». В дополнение к этому Haņu Pro в период с 2007-го по 2009 год продал ЛГТРЦ различное оборудование и предоставил услуги на сумму 4,5 млн латов.

Непонятно, однако, самое главное: сколь велика и сейчас зависимость Lattelecom и ЛГТРЦ от услуг и оборудования Haņu Digital? Ни Lattelecom, ни ЛГТРЦ таких деталей не раскрывают. Судраба тоже скупо отвечает на этот вопрос: «Lattelecom осуществил разовый платеж и продолжает делать регулярные платежи».

В апреле этого года Haņu Digital преобразовался в SIA Haņu Digital. 10 процентов акций этого предприятия принадлежат Haņu Pro, которым руководит Гинтерс Кавацис – лицо, приближенное к Шкеле, а владельцами являются частные лица. 90 процентов акций принадлежит SIA Stratēggiskie risinājumi, единственным владельцем которого является некто Ило Лошакс.

Насколько выгодно?

Спешному внедрению ДТВ не нарадуется Латвийское телевидение (LTV). Заместитель гендиректора LTV Агнесе Мамайя подтвердила: платежи за «цифру» на 30 процентов ниже, чем прежде. Правда, она добавляет, что в Эстонии и в Литве цифровое вещание гораздо дешевле – почти вдвое, но это якобы связано с географическим положением.

Как известно, внедрение ДТВ совместно с LTV отстаивало и LNT Экиса, а TV3, в свою очередь, долго сопротивлялось. Представитель TV3 Марта Зандерсоне сказала газете, что 30-процентное удешевление относится только к гостелевидению. Разница объясняется тем, что при аналоговом вещании у коммерческих каналов не было обязательств по охвату всей территории Латвии и платеж был меньшим, чем у LTV. Теперь же, при цифровом вещании, платить надо за охват всей территории страны. Получило ли какую-то финансовую выгоду от смены вещания LNT или позиция «за» Экиса была связана со сбытом оборудования Kempmayer, выяснить у шефа LNT не удалось.

Рекомендуем на данную тему:

Благодаря цифровому ТВ Шкеле получил $10 млн.

«Так вы жулик или нет?» Шкеле пучит глаза и оправдывается (видео)

Бизнес Шкеле и Шлесерса за счет государства (схемы)

Пользу от «дигиталгейта» должны были получить дочери и бывшая жена Шкеле

Шкеле и Экис похожи на аферистов

Начали судить латышскую элиту государства

Дигиталгейт добрался до суда

Лиепниекс, зачем?.. Версии скандала

Афёра Kempmayer: Лембергс наносит по Шкеле ответный удар?

2010-07-13 18:08:00