Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Игра на смерти полицейского

Вести сегодня, 15.10.2002

  

    Смерть шефа экономической полиции Даугавпилса — самое скандальное дело, которое имело место в Даугавпилсе за последние два года. Еще и потому, что речь идет о кредите в размере 250 тысяч долларов США, которые одолжил брат погибшего Агрис Силадиевиньш.

Люди, которые получили ссуду, возвратить долг не могут. И единственное, что им остается, это доказывать, что брат начальника экономической полиции честным путем столько заработать не мог.

В основе конфликта лежит "естественное" желание одного соучредителя прикарманить долю другого. Жила–была в Даугавпилсе типография. И управляли ею интересные люди, которые почему–то никак не могли рассчитаться с долгами: по зарплате сотрудникам, по кредитам, по налогам перед государством. Так получалось, что деньги на новые автомобили, турпоездки и прочие прелести жизни для себя у них были. А вот заплатить 50 тысяч латов налогов они не могли. Другой учредитель, который все это видел, но сделать ничего не мог, решил пойти другим путем — рассказать партнеру о крупной сделке, которую якобы могла бы провернуть типография.

Придумано — сделано: в один прекрасный день Алексей Москалев порадовал директора типографии SAB Юрия Горячева крупным заказом из Греции, который вот–вот свалится на их фирму, как манна небесная. А поскольку финансовая ситуация в типографии была хуже некуда, а банки денег больше не давали, он подговорил взять заем у одного физического лица. Речь шла о 200 тысячах долларов США. Этим физическим лицом был не кто иной, как брат застрелившегося начальника экономической полиции Яниса Силадиевиньша — Агрис. Откуда у Агриса такие деньжищи, Горячев не поинтересовался. Да и зачем ему это знать? Главное, что человек готов без процентов выделить на год такую сумму (устно договаривались о 200 тысячах, тогда как в бумагах указали 250, где 50 тысяч — проценты с кредита, которые типографии отдавать, чисто по–дружески, не нужно. А вписали эту сумму на всякий случай). Составили бумагу, по которой в случае неуплаты долга Агрису Силадиевиньшу отойдет фотосалон Kodak, оформленный на супругу Горячева Раису.

Разумеется, эта сделка была подстроена. Деньги Силадиевиньшу дал бизнесмен, который уже давно вел дела с Алексеем Москалевым и рассчитывал вместе с ним прибрать типографию к рукам. Вот почему с концами пропал и таинственный грек с его крупным заказом. Типография попала в еще более ужасную ситуацию, ведь одолженные деньги быстро разошлись. А тут график погашения нового кредита, который в силу полного отсутствия средств погасить было просто невозможно.

Заранее зная исход дела, одолживший деньги брат застрелившегося полицейского (а точнее — те, кто за ним стоял) раздобыл необходимые бумаги и пошел отчуждать положенный ему фотосалон. Супруги Горячевы, зная о готовящейся передаче, трое суток ночевали в фотосалоне, чтобы не допустить проникновения представителей истца. Когда в один из дней Юрий Горячев отлучился в типографию, в салон пришли представители охранной структуры, юрист и наблюдатели из госполиции. Они попытались выдворить Раису Горячеву на улицу и завладеть полагающимся Агрису Силадиевиньшу имуществом. Раиса, как бывшая спортсменка, оказала сопротивление. И пока упиравшуюся женщину тащили из салона, ей нанесли телесные повреждения — вплоть до сотрясения головного мозга. Произошло все это 24 сентября.

Юрист Галина Федорова, которая ведет дела супругов Горячевых, все это время пыталась сделать все возможное, чтобы вернуть отобранный фотосалон. Ведь он приносил в день 350 латов прибыли, а это лакомый кусочек для любой фирмы. Поскольку отменить договор о выдаче Агрисом Силадиевиньшем кредита в размере 250 тысяч долларов законными способами она не может, остается втирать всем очки, что одолженные деньги были "грязными, коррумпированными". Эту линию гнул в своих обращениях под названием "Многоголовая гидра коррупции" уже экс–депутат 7–го Сейма Олег Толмачев, взявшийся помочь супругам Горячевым и пытавшийся этим привлечь накануне выборов к себе внимание. Ну подумайте, люди добрые, откуда у простого 30–летнего парня из Ливаны такие "бабки"? (Примерно так записано в обращении экс– депутата.) Таких источников доходов у него не было, разве что брат у него был, и какой — начальник экономической полиции! Может, ноги оттуда растут? А как может чиновник, выполняя свои обязанности, столько заработать? Коррупция! И мы, как борцы с нею, грязные деньги возвращать не хотим!

Цирк, да и только. Но самоубийство (или неосторожное обращение с оружием) брата Агриса опять–таки на руку Горячевым (только не подумайте, что кто–то пытается связать смерть полицейского с именем директора типографии!). Но им выгодно связывать эту смерть с коррупцией и дальше гнуть свою линию, что, мол, деньги, которые им придется отдавать, были грязными. Игра продолжается. А вдруг и вправду удастся кого–то убедить в том, что, если от денег дурно пахнет, их не нужно возвращать?