Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

А. Мамыкин: «Может, голую бабу в студии надо было положить?!»

www.nasha.lv

  

(picture 2)
А. Мамыкин: «Мне кажется, что лучше с ДауТКомом больше не связываться – себе дороже выйдет. Очень не хочется, чтобы Рита Строде мне стала сниться по ночам».

Ровно через два месяца после выхода на ТВ ДауТКом скандальной программы об убийстве Немцова (за которым последовал не менее скандальный уход с местного телевидения автора программы Андрея Мамыкина) популярный телеведущий канала TV5 дал эксклюзивное интервью даугавпилсской «Нашей Газете».

– Знаете, иногда хочется рассказать, как было у меня с ДауТКомом на самом деле, а негде, – с порога начинает Мамыкин. – Газета «Сейчас» принадлежит ДауТКому, она теперь и слова моего не напечатает. «Миллион» публикует только извинения с изобличением Мамыкина...

В рабочем кабинете Мамыкина на TV5 над его столом висят портреты Лачплесиса и Строде. Первый вопрос возникает тут же: «Зачем это?!» Он по-мамыкински хитро улыбается: «Как светлая память о бесконечно дорогих мне людях. Я больше не езжу в Даугавпилс, но Рита Альбертовна и Янис Антонович всегда со мной…».

Как купить Мамыкина

– Андрей, с чего это год назад Вы вдруг вообще начали ездить в Даугавпилс?

– В апреле 2009-го года на пороге кабинета гендиректора TV5 появились двое: тогдашний директор студии ДауТКом Елена Рейнберга и юрист компании Андрей Чемоданов. Г-на Чемоданова я тогда видел в первый и последний раз в жизни. Пришли и сказали: «Хотим сделать латгальский вариант программы «Без цензуры». TV5 тогда был не против.

Я был не в восторге от перспективы раз в неделю проезжать по 500 километров. Но поскольку дело касалось и Службы новостей TV5, я согласился. Плюс, конечно, сыграла роль возможность подзаработать. Так я оказался на ДауТКоме.

– Кстати, в городе говорили, что Вы получаете по 2000 латов за эфир?

– Когда я слышу об этом, всегда отвечаю: ну уже дайте мне эти 2000 латов за эфир, я возьму, ей-богу, только дайте! Всего вышло 27 программ, и если по 2000 латов, итого: смогу купить себе квартиру в Даугавпилсе. Таких денег никто и не предлагал.

Cколько – все равно не скажу вам: мы с телекомпанией ДауТКом договорились не разглашать эту информацию. Правда, меня опечалило, что ДауТКом свое слово не сдержал, и все денежные мешки, живущие в Стропах, вскорости узнали о настоящем размере моего вознаграждения – менеджмент телекомпании болтает, как базарные бабы. Вообще, козырять, что вот, мол, мы купили Мамыкина – это очень в стиле новых русских Даугавпилса.

…И голую бабу впридачу!

– Психолог в газете «Миллион» обвинил Вас в цинизме…

– Ага, хорошо, что заказчиком убийства Немцова не сделал. А то, глядишь, и полиции было бы меньше работы.

– Но все-таки, почему Вы не поставили портрет Немцова в студии во время скандальной программы 17 апреля?

– А стакан водки с хлебушком сверху не надо? Чтоб как на поминках. Где вы видели, чтобы телевидение превращалось в прилюдные поминки в прямом эфире? Мне этого не хотелось больше всего.

– …А цветы? Ведь покойный при жизни очень любил цветы!

– А если бы покойный был при жизни, как по Гоголю, «охоч до женского пола», то мне что – в память о нем голую бабу надо было в студии на столе положить?

– Говорят, что Вы в политику собираетесь…

– Говорят, что кур доят.

– Откуда тогда по Даугавпилсу поползли эти слухи о Вашем уходе в политику?

– Кто первоисточник подобных слухов – я не знаю. О своем будущем депутатстве лично я узнавал из уст такого Вячеслава Евстигнеева – человека с неясной должностью в ДауТКоме и непонятной степенью родства с госпожой Панкевич. Всякий раз он, встречаясь со мной, выдвигал свои умозаключения: «Я все понял. Тебе денег дал Лембергс, и ты будешь первым номером по Латгалии от Союза зеленых и крестьян!». Вначале я ошучивался: «Сам Лембергс-то в курсе, что его деньги у меня?» Но это только порождало все новые версии. Потом г-н Евстигнеев сделал меня первым номером в списке кандидатов от «Центра согласия» по Латгалии, потом – сопартийцем Эйгима, а позднее и вовсе: якобы, денег целую кучу мне дала Строде, чтобы я свалил Лачплесиса и чтобы она снова стала главой города – перед выборами в Сейм, имея должность мэра, ей, мол, удобнее было бы пиариться в прессе. И мой комментарий против Лачплесиса 17 апреля в эфире ДауТКома – тому, якобы, подтверждение. Ну что тут еще скажешь?

– При этом Вы когда-то так хвалили ДауТКом в интервью радиостанции «Алиса плюс»! Мол, и честные они, и условия работы хорошие создали…

– Я не отказываюсь от своих слов. Условия работы – в студии и по съемкам были выше всех похвал. В общем, работал бы себе и работал дальше, если бы Лена Панкевич не начала играть в игры с политиками.

Лена, Рита, Линда: женские истории

– Давали ли Вам советы, что спрашивать, как вести себя в студии?

– Ну, давать совет – это одно. Однако буду ли я ему следовать в прямом эфире – это другое. Я же ведущий программы, а не тот, кто мне дает советы. Например, был случай, когда темой программы в ноябре прошлого года была работа журналистов города и госпожа Панкевич писала свои вопросы мне на майл. Мне это очень не понравилось, и я выложил ее вопросы в своем живом журнале.

Вместе с ее личным майлом. Подействовало: она попросила убрать из моего блога ее имя и адрес и пообещала больше мне в эфире ничего не указывать. Я снял, а она открыто больше мне ничего не диктовала.

Был еще один забавный случай. Приглашали мы Риту Строде прошлой осенью – не идет категорически. С чего бы это вдруг? – думаю я. А потом выяснилось: мы с помощником уговариваем Строде идти на эфир, а Лена Панкевич – одновременно отговаривает. В итоге, победила Лена – и Строде на эфир не пошла.

Или другой, более ранний случай. В мае прошлого года были предвыборные дебаты, пять программ. Смотрю: к нам идут все политики кроме «Центра согласия». Договорились об участии в программе с Хеленой Солдатенок, но вдруг она в самый последний момент, за час до эфира, отменила свой визит. Звонит моему помощнику и чуть ли не плачет в трубку: «Я не могу к вам прийти, нам запрещают…» Кто запрещает, почему? Я звоню главе «Центра согласия» Янису Урбановичу в Ригу: «Есть запрет на общение с прессой для «Центра согласия» в Латгалии?» — «Нет, это полный бред», — говорит он. Но местные «соглашенцы» все равно так и не пришли.

Однако позднее журналистка Светлана Гартованова призналась мне: «Да, перед выборами 2009-го года я была пиарщиком «Центра согласия», и мне показалось, что Вы, Мамыкин, пиарите «ЗаПЧел», поэтому я запретила депутатам «Центра согласия» идти к Вам на эфир». Как вам ход? С какой похмелюги она взяла, что я пиарю «ЗаПЧел»?

После всего этого Света Гартованова стала главным редактором студии ТВ ДауТКом. Выводы делайте сами.

Срочно нужен другой Мамыкин! Покладистый…

– Это единственный случай, когда Вы видели, что телекомпания зависит от политиков?

– Нет, была еще пара странных случаев. После прошлого лета мы должны были возобновить сотрудничество в сентябре. Но тут в команду Строде перебежал Немцов, и Рихарда Эйгима свергли с поста мэра. Самое время делать настоящее ток-шоу! Пусть горожане выражают мнение в прямом эфире – вот оно, телевидение! Но господин Евстигнеев сказал: «Надо, чтобы город успокоился, Мамыкина приглашать не будем. Пусть обождет…»

Я подумал: ну что это за отношение к журналистам? И сказал тогдашнему директору студии Рейнберге: на таких условиях я не хочу сотрудничать вообще – я же вам не девочка по вызову.

Другой случай тоже был. После нескольких критических сюжетов по TV5 у меня сложились довольно прохладные отношения с главой МВД Линдой Мурниеце. Министр категорически отказалась давать интервью TV5, игнорировала наших журналистов. Я был врагом номер один. При этом Лена Панкевич и Линда Мурниеце – лучшие подруги. И вот как-то Мурниеце приехала в Даугавпилс и осталась ночевать у Панкевич. Ну и я должен был вечером, после эфира на ДауТКоме, к Лене в гости в ее дом подъехать.

Поговаривают, что в этот момент с министром случилась настоящая истерика: мол, чтобы ноги Мамыкина не было! ДауТКом попросил меня в доме Панкевичей не появляться.

Знаю, что сейчас ДауТКом будет поддерживать партию «Новое время». Я чего-то не понимаю: как это так, жить в русском городе и поддерживать партию «Новое время», для которой ветераны Красной армии – это мусор, а легионеры Waffen SS – герои? Зачем поддерживают – тоже вопрос. ДауТКом верит в обещание партии «Новое время» остановить экспансию «Латтелекома» в Латгалии, чтобы ДауТКом максимально сохранил свое монопольное положение на рынке телекоммуникаций Даугавпилса.

Где пьянствовал мэр?

– Вы знали, что 11 мая ДауТКом опубликует в газете «Миллион» извинения за Вас перед семьей Немцова?

– Для меня это было шоком. Мне показалось, что ДауТКом сознательно провоцирует конфликт со мной – словно хочет нажить себе врага в моем лице. Зачем это Панкевич?!

Если госпожа Панкевич хочет, чтобы я назвал фамилии этих людей и адрес дома, где пил Лачплесис, я могу это сделать. Но пока – помолчу.

А чего стоит сам текст извинения! Он в «Миллионе» выглядел так: знаете, у нас в семье есть дебильный ребенок Мамыкин. Он в роще какашками бросается в прохожих. Но мы его очень любим. Но при этом ничего не можем поделать – он дебильный. Но мы ни при чем. Но приносим извинения... Что это за истерика?

– Может, г-жа Панкевич на что-то обиделась? Чисто по-женски?

– Она могла обидеться в связи со мной только на одну вещь. Я в своем знаменитом комментарии сказал, что Янис Лачплесис был в день убийства Немцова на дне рождения. Но не было никакого дня рождения – это я придумал. На самом деле Лачплесис вечером 16 апреля был в одном доме в гостях – в определенной компании людей, в дымину пьяный. Причем мэр был настолько пьяный, что в конце концов его супруга отобрала у него мобильник, чтобы он перестал раздавать журналистам всей Латвии пьяные интервью по поводу убийства. Наутро, протрезвев, Лачплесис сообщил мне, что не придет и на эфир в ДауТКом. И пошел в тот день на волейбольный матч пить пиво с Ивановым. Однако, знаете, если госпожа Панкевич хочет, чтобы я назвал фамилии этих людей и адрес дома, где пил Лачплесис, я могу это сделать. Но пока – помолчу.

Ложь Елены Панкевич

– Когда Вы поняли, что Вам указали на дверь и «Без цензуры в Даугавпилсе» больше выходить не будет?

– Видите ли, прямо на дверь никто и не указывал. В марте этого года истек очередной договор, мне принесли новый, но не до конца 2010-го года и не до конца мая, а лишь до конца апреля. Меня удивило, что текст был составлен крайне небрежно, с грамматическими и логическими ошибками, из текста исчез пункт о том, что ДауТКом не мешает мне работать. Так что текст извинения ДауТКома перед семьей Немцова – это ложь. По последнему договору ДауТКом мог со мной делать все, что захочет.

– Но ведь идея-то делать эту программу про Немцова была исключительно мамыкинской?…

– Тоже вранье. Идея делать 17 апреля программу про убийство Немцова принадлежит Елене Панкевич. 16 апреля, в день убийства вице-мэра, она возвращалась в Даугавпилс из Риги, позвонила мне и сказала, что надо делать передачу про смерть Немцова. Я согласился, ибо по-журналистски это правильно.

На следующий день, 17 апреля, в субботу, перед эфиром госпожа Панкевич приехала на студию. Ходит по коридорам редакции, возмущается на пару с Гартовановой: «Как нехорошо поступили Строде и Лачплесис, что отказались идти на эфир!» Я тем временем сижу за компьютером и строчу злобненький текстик своего финального комментария. Чувствую: все-таки какое-то напряжение в воздухе витает.

Зашел в кабинет Гартовановой – там Панкевич. «Лена, может, у Вас будут какие-то пожелания?» – спрашиваю я ее. «Нет, не будет», – ответила Лена и уехала со студии. Ну ладно, думаю, полный порядок – могу делать в эфире, что захочу.

Вечером, после эфира и знаменитого комментария, приезжаю к Елене Панкевич домой. Принимают, как родного, кормят, поят, говорят, что слушали мой комментарий, все улыбаются. Переночевал. В воскресенье утром опять встречаемся с Панкевич, про комментарий — только положительные отзывы. Даже заметила: «И правильно, что Вы встрясли депутатов. А то они совсем уже там закостенели…»

Я уехал в Ригу. Внезапно звонит Лена: «Мы программу в повторе дадим без комментария.» Я лишь ответил, что они в своем праве. В итоге, никакого повтора не было вообще. Ну, скажите, это поведение адекватного человека – сначала тебе говорят, что указаний нет, потом улыбаются и хвалят комментарий, а в конце концов программу снимают с повтора?

– Как Вы расстались с хозяевами телекомпании?

– В субботу, 24 апреля, когда был последний эфир, все, как обычно: после передачи Лена Панкевич опять приглашает нас в гости к себе домой, угощает изумительными пельменями и итальянской пастой. Улыбается – сама благодать. Говорим ни о чем. И уезжаем в Ригу. Спустя сутки мне звонит Вячеслав Евстигнеев: «Вы накануне с Леной недопоняли друг друга, нужно еще раз встретиться, поговорить о деле – о дальнейшем сотрудничестве. Мое мнение: сотрудничество надо продолжать». Вячеслав назначает мне встречу на четверг, 29 апреля, в Риге – вечером, после моего эфира на TV5.

Приходит четверг, 20.00. Сижу в центре Риги, жду от них звонка. Тишина. Через час звоню Славе сам – не снимает. Звоню Лене – не снимает. Отослал каждому по 2 sms-ки – без ответа. В полночь понимаю, что встречи не будет, пишу обоим на э-почту. Ответа нет до сих пор. В общем, хозяева ДауТКома назначили мне встречу и не пришли. Точь-в-точь, как Лачплесис. Только в отличие от мэра они – миллионеры.

Так и закончилось наше сотрудничество. А потом я прочитал это странное извинение. Фу, руки помыть хочется…

– Возможна ли программа «Без цензуры в Даугавпилсе» без ДауТКома?

– Да, возможна. Я вам больше скажу: эта программа по-прежнему и на ДауТКоме возможна, но для этого кое-кому нужно перестать истерично облизывать политиков и вспомнить просто о журналистике. Хотя мне в последнее время кажется, что лучше в дальнейшем с ДауТКомом не связываться – себе дороже выйдет. Мне ведь не хочется, чтобы Рита Строде мне стала сниться по ночам…

Публикуется в сокращении.

Рекомендуем на данную тему:

DAUTKOM извинился перед семьей Немцова за программу Мамыкина

Oбращение телеведущего Мамыкина к мэру Лачплесису (видео)

2010-06-16 18:29:49