Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Уж вы не обессудьте…

Ольга Шапаровская, взгляд дилетанта

  

(picture 2)
Иллюстрация www.ava.md.

    

«Досадно мне, коль слово “честь” забыто»

                 В.Высоцкий

    «Свобода – право говорить людям то, что они не хотят слушать»         

        Джордж Оруэлл

О свободе слова вообще

На днях прочла интересное сообщение о свершившейся справедливости, так не характерной для нашего времени. Это о том, что публицист Вилис Селецкис выиграл суд по иску Андриса Шкеле об оскорблении чести и достоинства.

Выиграл он, конечно не в Латвии, где тяжба началась аж больше десяти лет назад (!), а в Европейском суде. От государства он получит компенсацию в размере почти 25 000 евро (17 950 латов).

Для меня всегда оставалось загадкой, почему за проигравших, к тому же небедных людей, платит государство, а не сами «небедные», которые даже в таком случае почему-то не предлагают поделиться с государством.

Но это, как говорится, отдельный вопрос. Речь не об этом.

Человеку, тем более публицисту, защищающему свое право на свободу слова, понадобилась огромная часть жизни, чтобы отстоять это право и справиться с гримасами латвийского правосудия всех инстанций. Начиная с Латгальского предместья в 2001 году, Рижского окружного суда и заканчивая сенатом Верховного суда, который тоже удовлетворил иск депутата-народника в 2004 году.

Здорово, что автору сборника «Андрис Шкеле — легенды и истина» хватило сил, здоровья и средств после выплаты компенсации в 10 000 латов, обратиться в Европейский суд по правам человека и выиграть его! Пусть после… шести лет ожидания, но…

Но речь опять-таки и не об этом, а о другом.

Сколько же нужно уроков и средств нашему государству, чтобы сделать выводы и научиться следовать собственным законам? И перестать, наконец, транжирить свои же деньги?

Чуть раньше все тот же Европейский суд по правам человека признал право на свободу слова другого журналиста Айвара Озолиньша, посмевшего критиковать бывшего министра экономики г-на Струевичса за поощрение невыгодных для государства сделок.

Как водится, министр подал на критика в суд, обвинив его в клевете, и выиграл в Окружном суде 6 000 латов.

Европейский суд хотя и признал, что опубликованные о министре сведения были оскорбительными, но напомнил, что у Латвии нет права ограничивать свободу слова.

И снова государство рассчиталось из своего кармана не только за моральный ущерб автора и газеты в размере 10 292 евро, но и оплатило судебные издержки на 3 000 евро.

Вычитала и относительно свежую историю: на 14 апреля назначено заседание суда по иску депутата Европарламента Александра Мирского о клевете. На сей раз против известного журналиста одной из русских газет.

Евродепутат требует опубликовать извинения и опровержения, выплатить ему моральный ущерб в 57 000 латов, а также штраф в 100 минимальных зарплат (13 500 латов) или назначить… тюремное заключение.

Возможно, депутат «привлечет» к ответу и корреспондента латышской газеты, которая тоже высказалась о политике Мирском после его назначения в Европарламент.

Ну не может высказывание мнения быть наказуемым, потому что мнение не может быть правильным или неправильным. И журналисты с публицистами по закону имеют полное право свою точку зрения, даже если она кому-то не нравится.

Правда, европейский закон гласит: «вторгаться в личную жизнь человека нельзя, за исключением двух случаев: если речь идет либо о публичном человеке, либо о преступлении». Да только кто пишет про непубличных!

Причины и последствия

Тема свободы слова близка и мне самой. Даже очень. И лично, и близко, и до ужаса.

Согласно данным Госполиции, в 2008 году в Латвии была убита 491 женщина и ребенок, а за шесть месяцев 2009 года — 242 женщины и ребенка. Оказывается, ежемесячно только в семейных скандалах погибают три латвийских женщины.

А если и не погибают, то опять же, по данным Госполиции, каждый месяц в семье телесные увечья получают 120 представительниц слабого пола. И мало кто обращается за помощью.

Я тоже схлопотала телесные, правда «легкие повреждения». Настолько легкие, что не вылезаю из клиник до сих пор, что и предрекал мне муж-воитель.

Попав в эту печальную статистику, обратилась за защитой в полицию, прокуратуру и прочие охранительные структуры. На своем опыте убедилась, бесполезно. Там царят личности типа прокурора Богдановой, которая нынче прячется от правосудия в психиатрической лечебнице, о чем пишет пресса.

Признание беззакония в этих самых структурах Омбудсменом тоже ничего не решает, ибо его голос имеет всего лишь необязательно-рекомендательный характер. Поэтому так и не случилось разобраться, кто же в нашей стране настоящий авторитет.

Похоже, это и есть сам «нападающий» (в прямом смысле!) Вличлен Базарцев, тезка вождя пролетариата и бывший член всего самого авторитетного – парламента, партии, разных союзов, обществ, всемирно известный писатель и пр., да еще обладатель ордена Трех звезд. Видимо, регалии позволили ему безнаказанно атаковать не только меня, но и чуть позже с криком «сука» - корреспондента журнала, который попытался пройти на судебное заседание. Спасибо, на помощь тому подоспели коллеги.

Впрочем, помощь помощью, а на заседание журналисты так и не попали - Базарцев предусмотрительно настоял на закрытом рассмотрении дела по причине здоровья … его дочери. Судья же не знал, что у девочки отменное здоровье и в то время ребенка опекала я, а не папа, который подал еще один иск - о ее выселении из дома. И меня, стало быть, «привлек» за то, что сознательно подвергаю его дочь опасности: дом-то якобы не достроен, на голову падают кирпичи, а из щелей второго этажа можно запросто вывалиться.

О свободе слова в частности

Итак, в моем случае помощь не пришла, а семейный вождь грозил стереть меня с лица земли остро заточенной лопатой, спецслужбами, Грутупсом, выселением из дома и Латвии в наручниках, а заодно и потерей дочери. По банальной причине – ему нужна и моя половина дома.

Оставался один вариант спасения самой себя (опять же в прямом смысле) - воспользоваться своим правом на свободу слова, а заодно подать сигнал близким о грозящей мне опасности.

Так появился публицистический рассказ о событиях в моем супружестве, который кто-то назвал «литературным стриптизом».

За слова ответишь!

Как и опасалась, публичный Базарцев подал иск о защите чести и достоинства, потребовав с меня почти 200 000 компенсации за моральный ущерб. Зная, что такой суммы нет, повелел рассчитаться моей половиной дома, на который, по его же требованию, был наложен арест. Заодно потребовал отзыв «Договора дарения», которого не существует в природе.

Арест, конечно, сняли, благодаря показаниям в Окружном суде его же свидетеля и уйме документов. А вот за «свободное» слово мне вменили, обязав извиниться за литературу и выплатить, правда, не 200 000, а только три. Насчитали 57 эпизодов, порочащих честь. К примеру, вот этих:

«В начале 1999 г. мы уже жили вместе, он переехал в мое жилище».

«Мы так давно были вместе»

«А он в это время поглядывал на окна дома, видимо, очень хотелось, чтобы проявления любви видели и соседи».

Ну и так далее.

Допускаю, что свобода моего слова не распространялась на сюжет с разглашением кошмарного диагноза известного человека. Но что было делать, если «вождь» семьи уже начал кампанию по моей компрометации, объезжая общих знакомых и приписывая свою болячку мне?! И ведь не скрывал: «я придумаю в полиции и судах такие истории, о которых ты даже не догадываешься».

Действительно, догадаться было трудно, да и ораторского мастерства с демагогией политику не занимать.

Короче, проблема нехорошей болезни в защитной речи Базарцева свелась к тому, что он, хотя и вправду «подхватил», но от… поцелуя или от … полотенца, а вот я, вполне возможно, от… своих клиенток. Для убедительности даже зачитал какой-то труд на русском языке.

Не только я, знакомая с «темой» по роду профессии, но и знакомые медики сильно повеселились: оратор этот труд явно не дочитал до конца - да, такое может случиться, если целовать ту (того), у кого уже нос провалился.

А вот развеселился ли судья и ознакомился ли с кучей моих медицинских выписок с вердиктом «здорова», до сих пор точно не знаю. И даже нет уверенности, что судьи вообще читают все эти справки, документы, законы. У них свой аврал и нехватка времени.

Но суды - отдельная тема, пока же пыталась поразмышлять о свободе слова в нашем государстве. На свой, дилетантский взгляд.

Рекомендуем на данную тему:

Сокрушить монстра адвокатско-судебной системы

"ДВОЕ. НА КАЧЕЛЯХ" ФЕМИДЫ ("Мемуары" дрессированного автора)

2010-04-11 19:05:57