Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Самые ценные предприятия Латвии – не в частных руках

Юрис Пайдерс, Neatkarīgā Rīta Avīze

  

(picture 2)
Во время первого правительства Годманиса была проведена дискриминация местных инвесторов.

Журнал «Kapitāls» в сотрудничестве с обществом инвестиционных банкиров «IBS Prudentia» и «NASDAQ OMX Riga» в конце октября опубликовали список самых ценных предприятий Латвии.

Посмотрим на первую пятерку и стоимость компаний в миллионах латов:

«Latvenergo» 871,30;

«Latvijas Mobilais telefons» 489,47;

«Latvijas valsts meži» 403,01;

«Latvijas dzelzceļš» 327,06;

«Latvijas gāze» 283,45.

Первое, что шокирует любого, кто смотрит на этот список: где здесь частные компании? «Latvenergo», «Latvijas valsts meži» (Латвийские государственные леса) и «Latvijas dzelzceļš» (Латвийская железная дорога) на 100% государственные предприятия. LMT прямо и опосредованно большей частью принадлежит государству. Хорошо! «Latvijas gāze» приватизирован! Где остальной частный капитал, который хозяйствует эффективнее, нежели государственный? Где иностранные инвесторы, перед которым угождали и ради которых, дискриминируя местных людей, создавали тепличные условия? Помните, что в начале девяностых годов для иностранных инвесторов налоги были гораздо меньше, нежели для местных?

Во время первого правительства Годманиса была проведена дискриминация местных инвесторов. В то время любой новообразованный «шуры-муры international» со 100 латами уставного капитала получал скидку по налогу на прибыль в размере 50% на пять лет. В то время местным инвесторам были созданы такие условия конкуренции, в которых им оставалось либо разориться, либо продать все иностранцам. В начале девяностых годов местные инвесторы для того, чтобы иметь единые условия конкуренции с иностранными инвесторами, должны были маскироваться, организовывать оффшорные компании, чтобы проводить инвестиции в Латвию из-за рубежа и получать такие же налоговые льготы, что и иностранцы.

Где эти инвесторы, привлеченные путем дискриминации местных инвесторов? Какой был смысл дискриминировать местных людей и подобострастничать перед иностранцами?

Что это дало?

Ладно, посмотрим, что далее в списке самых ценных компаний Латвии?

Tele2 272,45;

Lattelecom 256,45;

Swedbank 230,39;

Latvijas kuģniecība 226,91;

Maxima Latvija 214,15.

Единственные, кто представляет национальный капитал – «Latvijas kuģniecība» (Латвийское пароходство). Lattelecom был подарен иностранным инвесторам, которые обещали чудеса модернизации, но в конченом итоге так и не выполнили своих обещаний и предприятие на половину все еще в руках государства.

Иностранные инвесторы вошли в сферу связи, торговлю и банковский бизнес.

Где крупные флагманы латвийского производства и экспорта, приватизированные и не приватизированные? Где обещания идеологов латвийской приватизации, что частное управляется эффективнее? Где обещания отцов и крестных отцов приватизации, что латвийские неэффективные госпредприятия расцветут после их передачи в частные руки?

Надо отметить, что это несоответствие заметили и создатели исследования. Партнер «Prudentia» Гирт Рунгайнис: «Сегодня топ самых ценных компаний ясно демонстрирует то, что за последние 20 лет нам удалось добавить довольно мало стоимости к экономике Латвии. Мы с нуля создали совсем мало компаний, которые не основывались бы на уже имеющейся инфраструктуре, кто из воздуха производил стоимость, в данном случае технологические предприятия или какие-то новые продукты».

Топ самых ценных компаний – как оплеуха новым делам отцов и крестных отцов латвийской приватизации, которые предлагают уменьшить бюджетный дефицит, распродав еще не распроданные госпредприятия, особенно призывая отдать на приватизацию государственные монополии. Спасибо. Отцы и крестные латвийской приватизации свои знания в управлении получили, изучая марксистскую политэкономию. Этим людям следовало бы помнить, что даже в марксизме на самом деле главный критерий – это практика (опыт). Принципы латвийской приватизации не выдержали проверки практикой.

Пока заявленной целью правительства не является завершение полного разорения страны, до тех пор вопрос о приватизации оставшихся компаний следует отложить как минимум на следующие 20 лет. Если за это время во главе топа самых ценных компаний Латвии появятся частные яркие экспортные и приносящие прибыль предприятия, то тогда можно будет вновь вернуться к дискуссии о приватизации государственных компаний.

Латвия может завершить уже начатую приватизацию, особенно в отрасли связи. Латвийскому государству следует прекратить государственным именем прикрывать трюки с банком Parex, распродав эту компанию хоть бы и по частям. Но Латвии следует воздержаться от проектов по уничтожению нескольких оставшихся у государства предприятий.

Рекомендуем на данную тему:

Кому выгодна внутренняя девальвация

Юрис Пайдерс: власть должна наказать сама себя

Латы пенсионеров спасли Parex

Разбитое корыто «Parex»

2009-11-09 22:36:49