Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Контролируемая олигархом Степановым газета требует ужесточить языковые репрессии

Константин Желдин

  

(picture 2)
Олег Степанов, Нилу Ушаков и Александр Вешняков. Скриншот с портала www.ves.lv.

Таблички на русском языке надо убрать из самоуправлений Латгалии, всех продавцов и парикмахеров надо протеститровать на знание госязыка и в случае необходимости уволить.

Не так давно контролируемая олигархом Олегом Степановым газета Latvijas Avīze напечатала очередную статью из серии: «Латышский язык под угрозой». Его автор – докторант Латвийского Университета, бывший госсекретарь министерства образовании при Ине Друвиете (сейчас – Гражданский союз) Кристине Яриновска (родилась 22 августа 1977 года). К. Яриновска в бытность ее госсекретарем (то есть заместителем министра) слыла властной особой. В прессу из тех времен просочился знаменитый имейл двух ее заместителей, в котором один, выехавший за границу, спрашивает другого, оставшегося в министерстве: «Кого сейчас трахает наша Кристина?» Правда, история умалчивает, та ли Кристина имелась в виду.

В нынешней статье К. Яриновски отстаивается необходимость дальнейшего вытеснения русского языка из всех сфер публичной жизни латвийского общества.

Вот эта статья в переводе агентства «REGNUM».

Экономическая ценность русского языка по-прежнему выше, нежели латышского. Как минимум в Риге и Восточной Латвии. Преодолев рецессию, народ должен стать конкурентоспособным, имеющим множество условий, в том числе и в вопросах знания языка. Огромные денежные и человеческие ресурсы использовались бы с большей пользой, если бы за двадцать лет нам удалось решить элементарную вещь - способность общества работать на едином, официальном языке. Экономический спад порождает этнически окрашенные дебаты, поэтому вдвойне не понятно, почему правительство оставляет язык без внимания.

Главных проблемы две: во-первых, право общаться в учреждениях и получать услуги на государственном языке, во-вторых, способности выживания латышского языка. Нельзя ожидать, чтобы в бизнесе, технологиях или академическом общении использовался иностранный язык, при этом латышский язык продолжал развиваться. Экономическая ценность русского языка по-прежнему выше, нежели латышского. Как минимум в Риге и Восточной Латвии. Для развития языка важно, чтобы за ним ухаживал бизнес и академическая элита. Однако многие ученые люди, в погоне за деньгами, готовы отказаться от воплощения принципов государственного языка. Если мы не будем создавать науку и ее терминологию на латышском, вряд ли латышский язык, который используют на кухне, а не в университетах, действительно станет официальным языком. Какие причины у других наций его изучать? Наблюдения свидетельствуют, что почти у половины студентов других национальностей проблемы с пониманием, разговорным и особенно письменным языком. Звучали предложения "управление" или "финансы" обязательно изучать на английском. В такое время правительство не только демонстративно не интересуется укреплением позиций госязыка, но и деградирует госучреждения.

Например, Агентство госязыка после сокращения финансирования "сокращено" до Агентства латышского языка, между строк можно прочитать, что могут быть и агентства ливов, польского языка и идиша, которые занимаются тем, что собирают диалекты и народные песни. Даже происходящее сейчас в Рижской думе правительство не контролирует. Для разрешения языковых дел много денег не потребуется. Назову то, что необходимо сделать.

Во-первых, правительство должно утвердить более широкий спектр профессий, представители которых в обязательном порядке обязаны владеть языком, а не оставлять этот вопрос на усмотрение работодателя. Использовать язык должны все работники сферы услуг - продавцы, водители такси, парикмахеры и т.д.

Во-вторых, необходимо соблюсти существующий закон и убрать из всех госучреждений, в том числе самоуправлений, всевозможные объявления, надписи на негосударственном языке. Например, в Латгальском предместье сообщения самоуправления на русском языке стали нормой, а не исключением. И хотя важно, чтобы все могли связаться с представителями власти, однако такая практика порождает сегрегацию, и за это необходимо административно штрафовать.

В-третьих, законом необходимо ликвидировать любую возможность, чтобы на выборах в самоуправление могла баллотироваться персона, не владеющая языком на высшую категорию.

В-четвертых, необходимо категорически запретить в государственных ВУЗах защищать докторские диссертации на русском. Необходимо изменить нормативные акты, установив, что докторские диссертации в Латвии можно защищать только на государственном языке. Исключения могут делаться индивидуально, если диссертация переведена на латышский. Не стоит повторять скандинавские ошибки, выхолащивая национальную терминологию (в Скандинавии в массовом порядке защищают диссертации, написанные на английском языке - ИА REGNUM Новости), скорее следует следовать примеру Франции.

В-пятых, Центр государственного языка должен иметь право повторно проверять знания языка должностным лицом. Если они не соответствуют установленным требованиям, должна быть правовая процедура аннулирования документа о владении языком и соответственно освобождения от должности, давая время "на освежение знаний". При желании за двадцать лет можно и китайский выучить. Это относится и к директорам школ, и к ректорам ВУЗов. Конечно, отдельные гостевые лекторы могут быть иностранцами. Если Юрген Хабермас или Ноам Хомски приедут читать свои лекции в Латвию, мы будем их слушать на немецком или английском! Но абсурд, когда латышского языка не знает ректор Высшей школы или ее администрация. Удостоверение должно быть аннулировано, а должность освобождена. Ошибочно приводить в пример дела Подколзина или Игнатане как причину ничего неделания. Не чрезмерные требования к знанию языка не удовлетворили Европейский суд по правам человека и комитет по гражданским правам ООН, а недостаточно правовая обоснованность и прозрачность процедуры аннулирования удостоверения. Эти недостатки были и в других административных процессах.

В-шестых, Латвия должна активно участвовать в правовых делах ЕС, которые затрагивают языковые вопросы. Важно добиться, чтобы в Латвии не применялись никакие европейские правовые нормы, пока они не провозглашены на латышском языке и не доступны в соответствующем порядке.

В-седьмых, следует обсудить, что в самоуправлениях, где русская языковая среда самодостаточна (Даугавпилс или Рига) основной упор необходимо делать на субмерсионное образование, когда другие национальности будут обучаться только на государственном языке. Часть других национальностей уже отправляет своих детей в латышские школы. Билингвальное обучение в школах нацменьшинств не везде достигает целей интеграции - особенно там, где на три билингвальные школы приходится одна латышская. Если ожидаемый спад заставит сократить количество школ, то перед лицом единства нации преимущество должны иметь школы с субмерсионным образованием.

Только в этом случае, четко следуя политике национального единства, мы сможем избежать вероятности, когда вместе с социальными протестами начнутся и этнические беспорядки, щедро финансируемые соседями, которых мы не будем называть. В современном европейском государстве таким империалистическим реваншам нет места.

Рекомендуем на данную тему:

Latvijas Avīze вступилась за своего хозяина олигарха Степанова?

Олигарх Олег Степанов - "за" русофобию?

Журналист рассматривает под лупой приспешников Олега Степанова

Так ли уж чист бизнесмен Олег Степанов

2009-10-29 21:31:27