Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Приглашение на казнь

Ольга Шапаровская

  

(picture 2)
Иллюстрация www.sob.ru.

«Как эдаких людей учтивее зовут:         

…Он светский человек,         

Отъявленный мошенник, плут»     

А.С. Грибоедов

Вот как может повернуться жизнь! Все чаще ощущаю себя военным корреспондентом, ведущим репортажи с поля боевых действий, или даже Салманом Рушди, приговоренным к казни за стихи неправильного содержания.

Разумеется, Рушди приходит на ум не из-за уровня таланта, а потому что меня тоже приговорили. Не к казни, конечно, а к выплате в пользу г-на Озорцева 3000 латов и штрафу в пользу Родины в 400 латов.

Суд насчитал аж 57 эпизодов, прищемивших честь и достоинство главного героя моего рассказа, и, кроме материальной компенсации, повелел извиниться. Но не перед литературным персонажем, а перед присутствующим на заседании, наполненным «честью и достоинством» человеком.

Решения суда так и не поняла: герой моей публикации г-н Озорцев в суд не подавал и на заседания не явился. Иск же против меня заявил человек с другой фамилией и именем, который настаивал, что публикация именно про него. Одновременно утверждал, что все написанное - неправда.

Первая мысль после чтения судебного вердикта - слава Господи, что мне не дано таланта Толстого или Грибоедова, и что замахнулась не на роман, а на коротенький рассказик, описав лишь часть шокирующих событий своего супружества, продолжающегося на бумаге до сих пор. Иначе бы вконец разорила свою дочь, оплачивающую последствия моих судебных баталий: ведь каждый эпизод суд оценил в 52 с «хвостиком» лата (так дочка на калькуляторе посчитала!).

Обаятельный судья, конечно, добился от меня признания, что истец – это прототип своего художественного близнеца. Так ведь даже именитые писатели списывают своих персонажей не откуда-нибудь, а из жизни - «я правду вам порасскажу такую, что хуже всякой лжи».

Несмотря на то, что я уже стала ветераном судебных процессов, не перестаю удивляться сюрпризам Фемиды. В этот раз меня огорошили тем, что, по настоянию истца, суд отклонил практически все поданные мною документы, в том числе и выписки из лечебных учреждений, где освежал здоровье реальный, а не только литературный персонаж.

В сравнении с этими сухими, хотя и жутковатыми медицинскими заключениями, мое литературное описание, поразившее особо впечатлительных – просто ничто!

Заинтересуйся суд материалами криминалистической экспертизы - объяснять бы не пришлось, с чего вдруг я схватилась за перо: на все вопросы подробно отвечает сам истец. Например, по этому эпизоду, персонаж угрожает собственное трансмиссивное заболевание приписать мне и подробно растолковывает, как он собирается это сделать. И ведь не только собирался! Делал, понимая, что я работала с множеством пациентов.

Тем не менее, выходит, не документы и тайная жизнь защемили его достоинство, а мое произведение.

Вместе с тем содержание аудио-материалов поразило в процессе расшифровки даже самих специалистов-криминологов. Реальный, а не литературный герой предрекает, что скомпрометирует меня своей же болезнью, а дело о телесных повреждениях и самоуправстве снова закроют», потому что полицейские «все ему передают» и «смеются надо мной».

Реалист предвещает мне также другие «чудовищные последствия»:

- отобрать «квартиру и имущество дочери»

- «поджидать с остро заточенной лопатой»

- ликвидировать мою Земельную книгу

- доказать, что мое «пребывание в Латвии – афера, уголовно наказуемая» и выселить за «преступления» на территории нашей страны.

Еще провидец сообщает, что побывал и за рубежом и «вернулся не с пустыми руками»:

- по его «личному указанию» подняты на ноги «службы внутренней безопасности», и против меня будут возбуждены уголовные дела, а «наручники наденут прямо в аэропорту» … за «финансовые операции» и за… «получение зарплаты в конвертах».

Заодно стращает адвокатом Грутупсом, арестом, тюрьмой, потерей дочери, посадкой и сроком Лато Лапсе, работникам фирмы «Латио», вендиспансеру за якобы разглашение его «тайны».

Все это произойдет, если не отзову свое заявление из полиции и не перепишу на него свою половину дома. А если не отзову и не перепишу, то «получу в ответ историю, о которой даже не догадываюсь». Я не отозвала и не переписала и … получила. Много историй. Просто бесчисленное количество. Самое забавное, что моему персонажу удается, если не все, то почти все.

Действительно, и полиция, и прокуратура почему-то закрыли оба уголовных дела. Оказывается, в нашей стране некоторым ВИПам и ВИПчикам разрешено не только угрожать ближним, похищать имущество, оказывать сопротивление и оскорблять судебных исполнителей, но и безнаказанно наносить увечья, захватывать чужую собственность, разрушать и демонтировать отстроенный заново дом.

Причины прекращения Дел против моего обидчика правозащитные органы придумывали на редкость оригинальные:

- не смогли вычислить обладателя руки, нанесшей мне удары, однако установили, что «обладатель» напал нечаянно.

- после моих настойчивых жалоб ответили, что пожилому карателю еще не исполнилось 14 лет, а посему «привлечь» его не представляется возможным.

Сами же Решения полиции с прокуратурой разнообразием не отличались, противореча друг другу:

сначала Дело прекращалось, потому это, дескать, просто семейный конфликт, а чуть позже - потому что - не семейный. И вообще, не убил же … еще.

Короче, «врачу, исцелися сам»!

Вот я и попыталась. Сама. С помощью гласности. Ну, если не исцелилась, то жизнь продлила точно – и себе, и дочери.

Поиски справедливости привели меня в Бюро по правам человека. После двух лет расследования моей жалобы Омбудсмен и следователи признали: все виды и подвиды правоохранителей преступили закон и что я имею право на возмещение нанесенного мне ущерба. В том числе прокуратурой.

Да только где сейчас эти прокуроры? В прессе вычитала, что одна – обвиняемая за взятки, арестована, другая, заподозренная в том же, сама уволилась. Непонятно, с кого спрашивать.

Между тем пострадавший за «честь и достоинство», ссылается на решения все тех же замаравших себя закрывателей Дел.

К сожалению, и суд не пожелал ознакомиться ни с содержанием этих Дел, ни с отписками прокуроров, ни с вердиктом Омбудсмена, как … не относящимся к сути (?). Прищемила «достоинство» – и все тут.

Интересно, что, став заложником нашей судебной системы, нередко испытываю то, что называют «бельгийским синдромом» - это когда с отчаяния людей охватывают теплые чувства к своим мучителям. Нечто подобное и у меня: красноречивые адвокаты противника уже кажутся симпатичными, а дамы и джентльмены в красивых судейских мантиях и цепях - вежливыми и интеллигентными.

Да и не так уж все плохо: выяснилось, что публичный человек наврал про «дарение» мне дома, поэтому его иск удовлетворили лишь частично - мою собственность отобрать не удалось. Пока что.

Вместо затребованных 196500 латов ему полагается только три. Пока что.

Я же вроде как все равно подлежу «казни». Только, как говорится, казнь через повешение заменили расстрелом. Пока что.

С героем же моего произведения почти сроднилась и почти восхищаюсь.

По-прежнему убеждена - так мне и надо: ведь и по молодости гордилась, даже когда написанный мною (для друзей) сценарий тот же персонаж присвоил себе. Что ж теперь, в моем неэлегантном возрасте, менять милость на гнев, когда присваивается уже не писанина, а дом?!

Лишь по-прежнему вспоминаю последнюю фразу, произнесенную на прощание и в «мемуаре», и в жизни: «Теперь твоя фамилия не Озорцев, а Позорцев». В расшифровке криминалистической экспертизы она хорошо слышна.

PS

Знакомые уже успели мне сообщить, что в одной из газет мой персонаж издал победный клич. Автор заметки и нехороших выражений не указан. Лишь на фотке – я да он.

Рекомендуем на данную тему:

«С широко закрытыми глазами» или Оборотень без погон

"Ну как не порадеть родному человечку!.."

Спрут?

Омбудсмен: Юрмальская полиция нарушила права человека

2009-03-19 15:12:35