Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Ингуна Судраба – руководителям: «Зачем вы это делаете?»

KOMPROMAT.LV

  

(picture 2)
Государственный контролер Ингуна Судраба.

Госконтроль (ГК) открыл перерасход средств при строительстве Южного моста в Риге на 27 млн. латов, кроме того, из-за аэропорта Rīga, возможно, Айнар Шлесерс пошёл на иммунитет, взяв, вопреки своим обещаниям, депутатский мандат. Что говорит глава ГК И. Судраба?

В последнее время в прессе то и дело появляются новые сообщения о проверках, которые провел Государственный контроль. Читая их, создается впечатление, что в Латвии такой беспорядок, который очень трудно, если вообще возможно, ликвидировать. Что делать? Об этом разговор с государственным контролером Латвийской Республики Ингуной Судрабой.

- Некоторые говорят, что вам не хватает полномочий, чтобы навести в Латвии порядок.

- Вряд ли речь должна идти об увеличении полномочий. Да, в первой Латвийской Республике было так, что государственный контролер был приравнен к министру и был членом правительства. Однако не считаю, что нужно полностью копировать ту схему. Ныне государственный контролер стоит вне исполнительной, судебной или законодательной системы. Мы имеем право проверить и правительство, чего не могли бы делать, если бы я была министром. Так что, считаю, нынешняя расстановка сил правильная.

- Что нужно сделать, чтобы в государстве не расходовали так бесшабашно средства налогоплательщиков?

- Трудно что-то изменить, пока не изменится это мышление. Все начинается в головах. Почему человек на этой должности. Идеал в том, чтобы он на ней работал не ради зарплаты, а ради конкретных задач и достижения результата. И пока это мышление не восторжествует, что требуется конкретный результат, а не работа ради работы, процесс ради процесса, у нас в стране мало что изменится.

У нас же зачастую мышление такое, что вот, есть проекты, под которые тратятся деньги, потому, что деньги есть. А результат – дело десятое.

- А как надо?

- В государственном управлении и в самоуправлениях надо знать ответы на два вопроса: «Сколько тратить денег?» - и: «Зачем тратить именно столько?» Сегодня мы зачастую знаем ответ только на один вопрос: «Сколько было потрачено денег?» Да и то, не всегда.

Мало где есть понимание, что деньги тратятся не ради процесса их траты, а ради достижения конкретного результата. То есть, как я говорю, нужно менять мышление. Нужно же так, выдвигается результат, под него ищутся наиболее оптимальные решения его достижения, так оно было бы в идеале.

Следует задаваться вопросами: «Каким методом и подходом было бы наиболее эффективно достичь результата?.. Или, если траты велики, то – стоит ли игра свеч?»

- Какие тут могут быть конкретные примеры?

- Вот, например, рижский Южный мост, который обойдется в более чем полмиллиарда латов. Если бы вам дали полмиллиарда для решения проблем сообщения в городе Риге – то стали бы вы строить Южный мост?.. Боюсь, что нет.

Была ли у организаторов строительства Южного моста перед началом проекта общая концепция движения транспорта в городе Риге?.. Не похоже. Решены ли транспортные проблемы Риги Южным мостом?.. Тоже вряд ли.

Организаторам из Рижской думы стоило бы, перед тем, как тратить такие огромные деньги – причем не их, а налогоплательщиков – задаться вопросами: «Какие существуют проблемы движения транспорта в городе Риге?» И: «Каковы варианты их решения, первый, второй и третий?»

А что, если бы потратить эти же деньги на изменение схем движения в Риге без строительства данного моста? На приведение в порядок улиц, на строительство стоянок и так далее – может, так надо было делать? Кто подсчитал эффект этих улучшений и улучшений, которые вызовет Южный мост? Кто-нибудь этим занимался?..

- Есть ли еще примеры?

- И то же самое что угодно другое. Например, строительство Национальной библиотеки. Кто-нибудь знает, ради чего мы строим Национальную библиотеку? Варианты ответа могут быть такие, проблемы с правильным хранением книг; с получением информации; с доступностью культурных ценностей; что-то ещё. Эта громадная стройка – действительно ли решает проблему, которую нужно было бы решить, и которую, возможно, никто не знает?..

- Нормально ли то, что, как сегодня получается, отмена строительства Национальной библиотеки будет дороже, чем её строительство? Ведь такие заключены договоры...

- Такие выставлены штрафные санкции в договорах, ничего не поделаешь. Цепочка уже включена, и ее философия в том, что строители уже рассчитывают на получение заказа по строительству библиотеки, и, если они его не получат, они действительно понесут убытки, ведь материалы уже закуплены, строители наняты и т.д. Любая остановка сейчас, действительно, будет строить дороже.

- Но нужен ли сам проект?

- Но, почему я об этом говорю. Политические партии привыкли договариваться заранее, объявляя в декларациях: почему мы строим тот или иной конкретный объект, увеличивая социальные гарантии «для своих» или обещая повысить тем или иным категориям работников зарплаты. Но, однако, это никак не связано с желанием улучшить общее положение в государстве.

Я, конечно, не против, чтобы у работников госаппарата или тех, кто получил госзаказ, были бы необходимые социальные гарантии. Но, опять-таки, политики должны работать не для того, чтобы наделять счастливчиков всеми возможными вознаграждениями и гарантиями, а для работы на результат, для улучшения ситуации в Латвии в целом.

Я не против, чтобы повышали зарплаты (хотя это сейчас уже неактуально), но против, чтобы их повышали только потому, чтобы обеспечить ими своих людей или чтобы получить голоса на выборах. Возможно, это одна из причин наших сегодняшних проблем…

- То есть политики должны думать о другом результате – о большей пользе для граждан Латвии, для общего дела, чем – для себя.

- Ну, да! И хотя, конечно, государство не частное предприятие, но общие черты у них имеются. Государству есть чему поучиться у бизнеса. Частный предприниматель, он вкладывает деньги не для того, чтобы понравиться своим работникам, но для некого конкретного результата.

Конечно, в государстве прибыль работает не настолько прямо, как в частном бизнесе. Но для налогоплательщика, который даёт, как акционер, деньги, так же, как и для бизнесмена, нужен конкретный результат, о чем политики в Латвии часто забывают. Как получить более качественное образование, здравоохранение, безопасность на улицах или услуги самоуправления. И выбор наиболее правильного варианта при задействовании той или иной функции должен исходить из того, сколько этот вариант стоит, и от стоимости его эффективности. Насколько велик должен быть, к примеру, административный аппарат, и нужен ли он такой большой, и так далее.

- Возможно, это – проблемы роста? Ведь Латвия – еще слишком молодое государство.

- Понимание, как управлять страной, должно меняться на политическом уровне – и в государстве, и в самоуправлениях – что демократическая власть, это ответственность, а никак не привилегии и тем более не индульгенция на произвол. Не так, что очень простенько перед выборами мы польстим народу и чуть-чуть улучшим его социальное положение, и народ нас опять выберет, как у нас зачастую происходит. Результат для политика и избирателя должен быть не в этом, а в поступательном развитии страны, в привлечении инвестиций и в создании рабочих мест на долговременной основе. Должно быть, в первую очередь, понимание, что нужно улучшать общее качество жизни в стране.

- Есть ещё одна ваша проверка. Министерством сообщений недавно руководил Айнарс Шлесерс (ЛПП/ЛЦ). В его ведомстве был аэропорт Rīga. Там госдотации шли на покрытие убытков этого бизнеса, писала пресса.

- Госдотации – это проблема. Суть в том, что аэропорт Rīga, возможно, убыточен. А дотации государства в аэропорту начали появляться тогда, когда доходность аэропорта встала под вопрос. Мы изучали страны Европейского Союза, так вот, нигде нет такого опыта, чтобы налогоплательщики дотировали бы убыточный аэропорт.

Ведь за то, чтобы билеты были дешёвыми у тех, кто улетает в Ирландию или в другие страны, платим мы все.

И, что существенно, государственная дотация была дана аэропорту для покрытия безопасности от полётов птиц. Мы же выяснили, что дотация была потрачена не полностью на те цели, ради которых она была выделена и утверждена. Деньги шли на угрозы от птиц, однако целый год эти деньги пролежали, не будучи потраченными на эту цель, в итоге вообще уйдя на то, чтобы сделать коридор между новым терминалом и старым терминалом.

Кроме того и в главном, мы в своем отчете доказываем, что это, во-первых, не дело государства, покрывать расходы, связанные с безопасностью государственных предприятий, как аэропорт Rīga.

И что эти расходы [на безопасность] аэропорта уже включены в пошлины, которые берет аэропорт с арендующих его компаний.

Говоря в общем про аэропорт Rīga, мы в своём отчете (который пока не может быть опубликован из-за содержащейся в нем конфиденциальной информации) ставим вопрос, выжил ли бы аэропорт Rīga без государственных дотаций.

Подобная же практика, поддерживать на плаву бизнес за счет государственных средств, не в законах и не в обычае стран ЕС, к которым мы сейчас принадлежим. Мы изучили опыт разных стран ЕС, и нигде не видели такого дотирования бизнеса аэропорта за счет госбюджета.

Мы изучили все конкурирующие с аэропортом Rīga аэропорты, и нигде не было таких дотаций, как те, которых добился в Латвии министр сообщений Айнар Шлесерс (ЛПП/ЛЦ).

- Однако сторонники министра А. Шлесерса говорят, что в этом и есть идея: дотирование аэропорта приводит к росту туристов, а туристы оставляют в Латвии деньги.

- Мы никак не отрицаем того, что снижение пошлин в аэропорту Rīga способствовало росту пассажиров и туристов. Другой вопрос, что некий рост пассажиров был бы всё равно, и без этого снижения пошлин. Пошлины повлияли, но никто не знает, насколько. Оправдывали ли они себя?.. Ведь дотируем эти пошлины мы все, все налогоплательщики.

- Недавно вы открыли нарушения в Государственном агентстве недвижимости, причём, на несколько десятков миллионов латов, однако директор агентства [член Народной партии] Марис Кайякс, ознакомившись с вашим заключением, дал многочисленные интервью прессе, в которых дал понять: «Ну и что?»

- Это не наша, это его проблема. Наше учреждение не может возбуждать криминальные процессы, мы можем только отдавать дела в прокуратуру и сигнализировать обществу. Если такой руководитель говорит: «Ну, и что?», - то это руководитель не только не будущего, но и не сегодняшнего дня, он – остался в прошлом.

- Спасибо за беседу.

Государственный контролер Ингуна Судраба

Образование:

Гулбенская 1 средняя школа (золотая медаль), 1983 год; экономический факультет Латвийского государственного университета по специальности планирование народного хозяйства, 1988 год (с отличием). Дополнительное образование впоследствии получено в международной организации OECD, в Joint Vienna Institute, Австрия, и на курсах в Латвии.

Карьера:

1988-1992 – научная сотрудница экономического научно-исследовательского института агропромышленного комплекса.

1992 – начальница отдела социального развития и анализа министерства благосостояния.

1992-1994 – главный экономист, руководитель сектора, заместитель директора департамента министерства финансов.

1994-2003 – заместитель госсекретаря министерства финансов.

2003-2004 – вице-президент АО “Parex banka” по вопросам кредитования клиентов.

22 декабря 2004 года избрана государственным контролёром Латвийской Республики.

Рекомендуем на данную тему:

Шлесерс пожалел 1290 латов

У Шлесерса мошенничают

Шлесерс прячет скелеты

2009-03-19 08:51:52