Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Девальвация лата: почему нет?

Егор Рошенбург

  

(picture 2)
Латвия, согласно данным Центробанка Швеции, менее всего зависит от шведских банков: в ней их доля составляет

В Латвии будет дефолт, но в случае девальвации он будет быстрым, а в случае удержания курса лата – медленным, считают эксперты. Удивительно, но Нобелевский лауреат Кругман – за быстрый дефолт и за девальвацию лата.

Google News размещает у себя статью эксперта Europe EconoMonitor Мэри Стоукс (Mary Stokes). В её статье также приводятся мнения всемирно известных экономистов – с точки зрения Латвии, злонамеренных вредителей. Если нобелевский лауреат Пол Кругман, всемирно известные экономисты Эдвард Хью и Эдвард Харрисон (Edward Hugh, Paul Krugman and Edward Harrison) выступают за девальвацию лата – то почему латвийские спецслужбы их до сих пор еще не выкрали и не привезли в Латвию для сурового суда? Ведь, согласно практике применения статьи Криминального закона 194-1, их действия классифицируются как злонамеренное распространение лживых данных о финансовой системе Латвии, и караются сроком до шести лет тюрьмы с конфискацией имущества.

Впрочем, автору указываемой статьи, эксперту Europe EconoMonitor Мэри Стоукс, бояться нечего, так как она является противницей девальвации. Хотя она и отмечает, что Латвии будет плохо в любом случае. Хотя девальвация лата была бы болезненной, но быстрой, а удержание курса лата будет болезненным и долгим – Мэри Стоукс всё-таки считает, что второе решение предпочтительнее, так как девальвация лата вызовет дефолты и крахи с эффектом домино вначале в прибалтийских странах, затем в Швеции и Скандинавии, а потом по всей Восточной Европе. В случае же удержания курса лата пострадают только жители Латвии, хотя для них это и будет очень болезненно, но зато они не потянут за собой остальную Восточную Европу.

Девальвация в Латвии: почему нет?

Mary Stokes | Dec 30, 2008

МВФ недавно объявил о соглашении с Латвией на получение ею кредита в $ 2,4 млрд., заявив при этом, что хворые страны Балтии не будут обязаны отказаться от курса своих валют (в настоящее время лат привязан к евро с ± 1% колебаний). Это довольно необычное действие, противоречивое и нехарактерное для МВФ.

Всемирно известные экономисты Эдвард Хью, Пол Кругман и Эдвард Гаррисон(Edward Hugh, Paul Krugman and Edward Harrison), между прочим, решительно выступают в пользу девальвации. Я согласна с большинством их аргументов; в своей майской статье я даже утверждала, что фиксированные валютные курсы в странах Балтии являются важным фактором в этих странах для наращивания массового дисбаланса их госбюджетов (на сегодняшний день текущий дефицит их платежного баланса характеризуется двузначными цифрами). Тем не менее, доказательства в пользу девальвации не столь уж однозначны.

Хью и Кругман утверждают, что большой объем кредитования в иностранной валюте (на долю которого приходится более 85% от общего объема кредитования в Латвии) не является уважительной причиной для удержания курса валюты. Они справедливо отмечают, что массовые дефолты (отказы платить по долгам и кредитам) происходили бы в любом случае, какой бы способ решения Латвия не предпочла – или с помощью девальвации, или же через болезненный, длительный процесс дефляции (падения, обесценения) внутренних цен [как известно, это выбранный правительством Латвии путь]. По существу, как первый, так и второй способ корректирования экономики приведёт к массовым дефолтам. Так почему бы Латвии и не принять это горькое лекарство одним махом – через девальвацию – и не преодолеть всё это сразу?

Чтобы проанализировать, почему в случае Латвии девальвация не столь уж однозначное решение, давайте смотреть на 1) как девальвация скажется на финансовой стабильности в Латвии и за ее пределами и 2) каким образом она повлияет на экспортную конкурентоспособность.

Что касается финансовой устойчивости, девальвация, как правило, предпочтительнее болезненного, длительного процесса внутренней дефляции. Украина, например, была вынуждена отойти от своей привязки к доллару в сторону более гибкого валютного курса по условиям соглашения с МВФ на получение кредита в 16,5 млрд. долларов в ноябре 2008 года.

Как уже говорилось выше, массовые дефолты, насколько можно ожидать, произойдут, независимо от выбора Латвии в сторону или девальвации, или внутренней дефляции, но отличие, очевидно, в той или иной протяженности дефолтов во времени.

Девальвация привела бы к волне дефолтов, происходящих в концентрированный период времени. Результатом внутренней дефляции стали бы также дефолты, но они, надо думать, будут в течение более длительного периода. В конкретном случае Латвии и с учетом нынешней глобальной экономической среды есть основания полагать, что результатом выбора в пользу более затянутой внутренней корректировки экономического пути [выбранного латвийскими властями] станет меньшая финансовая нестабильность в Латвии и за ее пределами.

Скандинавские банки доминируют в банковской системе Латвии, так же, как и в Эстонии и Литве. Шведские банки Swedbank и SEB особенно представлены (контролируют около 40% кредитов в Латвии и свыше 50% кредитов в двух других странах Балтии). Доминирование этих банков на Балтийском рынке таково, что некоторые уже шутят, что де-факто им принадлежит финансовая власть в этих странах.

Латвия, по сути, составляет лишь малую долю совокупного кредитования и общей операционной прибыли этих шведских банков. Однако, как отмечает ряд аналитиков (в том числе Андерс Ослунд (Anders Aslund) и Эдвард Хью (Edward Hugh)), девальвация в Латвии может вызвать девальвацию у ее основных торговых партнеров - Эстонии и, вероятно, Литвы. Поэтому девальвация в Латвии должна быть рассмотрена в свете того факта, что такая девальвация запустит цепную реакцию обесценения местных валют по всей Балтии.

То есть, эти шведские банки будут иметь дело с массой дефолтов по всей Эстонии, Латвии и потенциально Литве. Это бы дало реальный толчок по финансовой стабильности в регионе и в Швеции. Это могло бы даже заставить эти шведские банки переосмыслить свое присутствие в странах Балтии и уйти с этих рынков, с учетом массы дефолтов везде и сразу. Уход этих банков из Балтии стал бы массированным ударом по финансовой стабильности и, следовательно, он препятствовал бы экономическому подъему в странах Балтии, так как эти шведские банки составляют основную часть финансовых систем этих стран, как видно ниже.

Вероятно, если дефолты случаются в течение более продолжительного периода времени (против девальвации с её дефолтами в сконцентрированный период), этим шведским банкам было бы легче пережить убытки и штормовую погоду. И, приняв этот путь, Латвия может быть уверена, что эти скандинавские банки останутся привержены её региону.

Еще одна опасность заключается в том, что эффект пагубного влияния [девальвации лата] может распространиться за пределы стран Балтии на остальную Восточную Европу. Например, инвесторы могут поставить под сомнение прочность курса валюты в Болгарии - еще одного нового новичка ЕС, который имеет аналогичные диспропорции экономики, что и в Балтии, и чья экономика в настоящее время тоже начинает замедляться. В более широком плане психологический толчок девальвации в Латвии может заставить инвесторов переоценить риски в регионе в целом. Это будет иметь серьезные последствия, учитывая, что Восточная Европа является регионом, где дефицит текущего счета госбюджетов являются нормой, что делает их в значительной степени зависимыми от внешнего финансирования.

Помимо финансовой стабильности, другой важный фактор при изучении возможности девальвации в Латвии, это конкурентоспособность. Увеличит ли реально девальвация в Латвии экспорт с учетом нынешнего глобального упадка экономики во всём мире?

По словам Эдуарда Хью (Edward Hugh), "экспорт – это и есть название этой игры", и единственная возможная площадка для роста экономик. Но непонятно, насколько девальвация будет стимулировать экспортёров, особенно учитывая, что борющийся с собственными экономическими проблемами ЕС покупает 80% всего латвийского экспорта.

Если точнее, то две других страны Балтии (Эстония и Литва) являются ведущими торговыми партнерами Латвии, на долю которых приходится около 30% ее экспорта в 2007 году, далее следует Германия, что занимает около 9%. Поскольку все эти партнеры находятся в середине своего собственного резкого спада экономики, то сомнительно, насколько девальвация в Латвии фактически будет стимулировать экспорт, в особенности, поскольку такой шаг, вероятно, вызовет конкурентную девальвацию в соседних Эстонии и Литве, которые также сталкиваются с резким спадом и имеют двузначные цифры текущего дефицита их платежного баланса.

Между тем, неясно, будет ли снижение относительных цен латвийского экспорта - с помощью девальвации - фактически стимулировать спрос. Например, древесина в ее различных формах - пиломатериалов, фанеры, древесного топлива – в топе латвийского экспорта, и на долю этих видов экспорта приходится свыше 20% от общего объема экспорта в 2007 году. С учетом спада в мире в области строительства и жилищного сектора, неясно, насколько девальвация фактически стимулирует спрос на эти ресурсы.

В общем, болезненная корректировка в продолжительном времени против внезапной девальвации может быть меньшим из двух зол в случае Латвии.

С оригиналом статьи можно ознакомиться здесь: www.rgemonitor.com/euro-monitor/254905/devaluation_in_latvia_why_not.

Рекомендуем на данную тему:

Шведская фискальная диктатура в Латвии

Скандинавы спасают лат

Банк Латвии сжигает резервы

Кто атакует лат?

2009-01-01 21:01:08