Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Сколько стоит акция Parex

Бизнес & Балтия

  

(picture 2)
Миноритарные акционеры Parex banka.

Государство планирует перенять и 15% акций банка Parex, находящихся в собственности малых акционеров. Полный контроль над проблемным кредитным учреждением может обойтись казне недешево.

В намерении получить 100% акций Parex banka вчера признался министр финансов Атис Слактерис. Он сообщил, что правительство уже ведет переговоры с его миноритариями-совладельцами. "Для полной уверенности, что помощь государства, которую оно осуществляет на средства латвийских и зарубежных налогоплательщиков, стабилизирует банк, следует позаботиться о том, чтобы он был под полным контролем государства", — пояснил А. Слактерис.

Первый из миноритарных акционеров — шведский Svenska Handelsbanken — в минувшую среду достиг соглашения о продаже государству своего пакета. На внеочередном заседании правительство согласилось выкупить 200 тыс. акций Parex banka (около 0,3%) за символическую сумму в 1 (один) евроцент.

Почем нынче ничего?

Президент компании по корпоративным финансам Laika stars Вадим Ерошенко уверен: у акций, остающихся на руках у миноритариев, ценность нулевая: "Если уж крупнейшие владельцы банка продали свои акции за 2 лата, то стоимость пакета в 15% измеряется сантимами". По его мнению, держателям небольших пакетов нужно последовать примеру Валерия Каргина и Виктора Красовицкого и не требовать от государства больших отступных.

Бывший совладелец Parex Виктор Красовицкий, однако, настаивает на том, что сделка с Handelsbanken вовсе не означает, что акции Parex ничего не стоят. Он полагает, что шведы решили избавиться от своих акций во избежание ситуации конфликта интересов, в которой средства шведского государства пошли бы на спасение Parex, совладельцем которого является шведский частный банк.

"Ведутся переговоры о том, что Северные страны, включая Швецию, предоставят финансовую поддержку оживлению латвийской экономики. И в том числе средства могут пойти на капитализацию Parex. Именно поэтому Handelsbanken отказался от своих акций", — предположил В.Красовицкий.

Маленькие и сварливые

С остальными миноритариями государству, скорее всего, придется договариваться.

Поскольку акции Parex banka не котировались на бирже, задействовать процедуру принудительного откупа акций у меньшинственных совладельцев не получится. А достичь согласия о цене может оказаться крайне сложно. Уже сейчас очевидно, что представления о стоимости акции радикально расходятся.

"А вы имеете представление о том, какой я акционер? — вопрошал Бизнес & Балтию президент газовой компании Itera Latvija Юрис Савицкис. — Мои 60 тысяч акций составляют всего 0,01 процента капитала банка. Но я в свое время, в 2003 году, приобрел их за большие деньги. И я ни в коем случае не собираюсь продавать свой пакет дешевле этой цены, плюс инвестиционные проценты, плюс дивиденды, которые мне, кстати, ни разу не выплачивались".

"Верю в судьбу банка"

"Никто не может заставить миноритариев продать свои акции или поступить с ними как-то иначе. Малые акционеры сами должны принимать решения, что им делать", — подчеркивает Рафаил Дейфт, председатель правления и крупнейший акционер инвестиционного холдинга Dominante Capital, владеющий пакетом акций Parex с 2003 года.

Он полагает, что реальная стоимость его пакета акций может быть видна при следующих условиях. Либо — не дай бог — после официального завершения процедуры банкротства банка, когда станет ясно, сколько активов осталось на одну акцию. Либо в случае продажи банка, когда он нормализует свою деятельность.

Продажа акций Handelsbanken за один евроцент государству, по его мнению, не является индикатором стоимости акций. "Этот банк — давний партнер Parex. Плюс сейчас идут разговоры о будущей сделке между латвийским государством и финансовой системой Швеции. И хотя мы не знаем деталей сделки Handelsbanken, там явно есть какие-то закулисные подробности", — предполагает он.

Что показательно: Р. Дейфт верит в судьбу Parex. "Верю, что удастся воcстановить его работоспособность, и тогда можно будет говорить о реальной стоимости пакета акций миноритариев, в том числе и моей доли. Я также верю, что наша страна должна на деле доказать, что она поддерживает местный, а не зарубежный бизнес. И случай Parex, если удастся наладить работу в нем на благо латвийской экономики, станет реальным примером того, что Латвия при всех имеющихся трудностях ориентирована на поддержку местного бизнеса", — надеется глава Dominante Capital.

"Пойду в суд"

Юрис Савицкис настроен более решительно: "Если банк ликвидируют, я пойду в суд. На мой взгляд, есть шансы продать его, если хорошенько постараться и привести в порядок. Теперь все зависит от правительства, от того, как оно отнесется к банку, насколько профессионально обойдется с ним".

Он также считает, что как миноритарий имеет право первой руки при продаже банка. "Я приобрел его, купив акции, и не собираюсь от него отказываться. Если цена предложения мне подойдет, я, несомненно, воспользуюсь этим правом. И вообще буду более тщательно следить за судьбой банка, чего, признаюсь, не делал прежде", — предупредил Ю.Савицкис.

Большие и маленькие

Является акционером банка и политолог и бывший советник по общественным отношениям Parex banka Филипп Раевский. Он был очень воодушевлен разрешением Еврокомиссии на покупку государством контрольного пакета акций. По его мнению, это свидетельствовало о жизнеспособности банка, что подтвердил европейский аудит. Раевский приобрел 30 тысяч акций в 2003 году, как и Дейфт, и Савицкис, когда владельцы Parex впервые привлекли инвесторов со стороны. И через год получил причитавшиеся ему дивиденды. Правда, они были выплачены всего однажды.

Возможность покупки Parex по удобной цене он отмел сразу и с усмешкой: "Денег нет. Вы же понимаете, что это несерьезно". Едва ли стратегического инвестора будет беспокоить право первой руки, принадлежащее миноритариям, считает Раевский: "Если бы раздроблен был пакет в 49, скажем, процентов, это внушало бы опасения, а 15% — это не та цифра".

Продаст ли свои акции? Пока таких предложений от правления, имеющего право первой руки на их выкуп, не поступало.

Если банк будет ликвидирован, акционеров ждет самая печальная судьба, поскольку в очереди за своими деньгами они окажутся в самом хвосте, после вкладчиков. Участь миноритариев Parex, по мнению Раевского, сейчас вообще очень напоминает участь вкладчиков.

"Жду собрания акционеров"

"Если же банк будет жить, — говорит он, — выполнять свои обязательства по вкладам, обслуживать счета, одним словом, успешно функционировать, то рано или поздно я смогу продать мой пакет стратегическому инвестору за ту цену, о которой он договорится с главным акционером — правительством. Такая возможность закреплена законом. Логично предположить, что инвестор захочет приобрести весь банк и скупит миноритарные пакеты. Так уже происходило в Латвии — с Unibanka и Hansabanka".

Того, что государство отберет у него акции силой, Филипп Раевский не боится: "Закон не дает государству возможности отчуждения акций миноритариев. Если такая потребность возникнет, придется принимать соответствующий законодательный акт, это будет уже национализация. У Валерия Михайловича (Каргина. — Бизнес & Балтия) и Виктора Евгеньевича (Красовицкого. — Бизнес & Балтия) никто их пакетов насильно не отнимал, они отказались от них в пользу государства добровольно".

Но в целом, отметил Раевский, наше законодательство толкует различные права миноритариев неоднозначно: "Мы все ждем собрания акционеров 19 декабря, когда будет официально объявлена политика правления (то есть государства) по отношению к миноритарным акционерам".

Без принуждения

Советник по общественным отношениям Комиссии по рынку финансов и капитала (FKTK) Иева Уплея заверила Бизнес & Балтия, что принудительный откуп акций у миноритариев на малых совладельцев Parex не распространяется, поскольку банк не котировался на бирже. Но, предположила она, если Минфин распространяет заявления о переговорах с ними, "значит, какой-то план у него есть".

Представитель финансового ведомства Диана Берзиня подтвердила Бизнес & Балтии, что переговоры с миноритариями ведутся, но о принудительном откупе речи не идет. Более она ничего не пожелала сообщить.

Рекомендуем на данную тему:

Основатели "Парекса": "В тюрьму нас не посадят"

Генеральная прокуратура начала подбираться к Каргину

Повторят ли Каргин и Красовицкий судьбу Лавента?

Убрали Красовицкого и Каргина - и начали появляться покупатели

Вместо Каргина будет тот, кто не понимает по-русски

Государство обиделось на Каргина

Parex сделал больно

Каргина и Красовицкого выгоняют из "Парекса"

Продолжается игра вокруг банка Parex

Латвия закачалась на весах истории

Каргин прятался от жены, а не от государства

Каргин и Красовицкий прячут недвижимость?

Шкеле в "Парексе", а Maybach продали

Parex может вернуться к владельцам через год

Parex banka национализировали за два лата

Андрис Шкеле "толкнет" Парекс-банк

2008-12-16 09:07:51