Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

"ДВОЕ. НА КАЧЕЛЯХ" ФЕМИДЫ ("Мемуары" дрессированного автора)

Ольга Шапаровская

  

(picture 2)
Ольга Шапаровская. Фото из личного архива автора.

        

                                                      "Я говорю себе в тиши ночной:         

                                                      Нехорошо подглядывать за спящей…        

                                                      Так вор музейный смотрит, не таясь…"

                                                              В. Дозорцев (Посвящение О.Ш.)             

ПОСЛЫШАЛОСЬ

Господи, если б я могла предположить, сколько еще горя мне принесут судебные тяжбы с так называемым "Оборотнем", вряд ли бы пошла на эту битву за так называемую "справедливость".

Три года моих взываний о помощи к полиции и прокуратуре г. Юрмалы закончились прекращением уголовных дел против бывшего спутника жизни. Справедливости ради отмечу, что к Фемиде в "правоохранительные" органы я обращалась вовсе не для того, чтобы "засудить" и "привлечь", а просто за помощью. Просила оградить меня от возможного кулака пока еще супруга и помочь войти в собственное жилище, которое имела несчастье купить вместе с ним еще до брака, в счастливый период надежд на идеальное супружество.

Дело, однако, было возбуждено и полицией, и прокуратурой. Что тут началось! – Фемиду "понесло" по кочкам моей жизни.

Начала ощущать атаки на всех фронтах: не знала, куда деваться от бесконечных звонков и набегов супруга на мое нынешнее жилище. Угрозы казались более чем реальными: обещания "чудовищных" последствий в случае моего появления в нашем доме, "остро заточенной лопаты", потерю дочери, ареста и наручников в случае моего приезда в Израиль. "Прямо в аэропорту". По… его "указанию". За… "подрыв пенсионной системы страны".

Бывший депутат, вероятно, и не предполагал, что я воспринимала его обещания как угрозы. И вообще, наверное, просто шутил, когда стращал разоблачением, судами и тюрьмой за мое «незаконное нахождение на территории Латвии», покупку квартиры на имя дочери, обман клиентов, получение зарплаты в конвертах и маминой пенсии с ее счета.

Говорят, "у страха глаза велики", видно, и мне только с перепугу послышались угрозы заодно «привлечь» и Лато Лапсу, и вендиспансер, и фирму "Латио" (за слишком высокую оценку нашего дома). Часть этих перлов записали на диктофон друзья, находившиеся в соседней комнате на всякий «пожарный» случай. Наяву же, разумеется, ничего подобного не происходило.

ПРИСНИЛОСЬ

Одновременно мне приснился и дурной сон, в котором, кажется, поэт начал объезд общих знакомых, приятелей и моих клиентов с «характеристиками» в мой адрес.

В другом сне мне слышалось: "Ты будешь терять каждый день! Ты потеряешь всех! Ты зря потратишься! Я буду суды тянуть годами! Мне хватит на это здоровья. Мой пафос в том, что я посвящаю этому жизнь!".

А наяву посыпались звонки с недоуменными вопросами про мои "аферы", "длительное криминальное прошлое", "уголовные методы захвата Земельной книги", "пьянство до сердечных приступов", "перверсии", "фиктивный брак", "мое"(?!) трансмиссивное заболевание.

В полиции при "дознании Фемиды" тоже узнала о себе много интересного. О том, что я, со слов, знакомого по снам человека, аферистка, воровка и вымогательница 120 тысяч, уже и не помню, в какой валюте. Кстати, еще мне привиделось, что сама читала и другие пояснения этого "знакомца" Фемиде: параллельно он обвинял и прежнюю жену все в том же вымогательстве, правда, 50 тыс. латов, уверяя суды, что бывшая снова рвется к нему в жены. Слышала, что это ему не помогло, и решением Фемиды алименты на ребенка ему якобы все же присудили.

Понимая, что помощи от Фемиды ни во сне, ни наяву ждать не приходится, решила обратиться в прессу с "исповедью" - воспоминаниями и впечатлениями о своей жизни с известным человеком. Хотела хоть как-то реабилитироваться хотя бы в глазах знакомых, которых, судя по снам, объездил супруг, рассказать правду о своем "счастливом" браке и известить об угрозе, казавшейся мне все более опасной. Но и газетчики не отважились встать на мою защиту, возможно потому, что, сам В. когда-то был журналистом и, возможно, сохранил связи.

Близкие друзья, заподозрив реальную угрозу, посоветовали обратиться в KOMPROMAT.LV. Посчитали, что таким образом мне удастся избежать, пусть не оговора и сплетен, но хотя бы "ликвидации". Так появился мой литературно-публицистический рассказ, как мне казалось, крик души "Оборотень без погон", который в дальнейшем перепечатали и некоторые латышские издания.

Тем временем я подала иски в суд с требованием развода и установления порядка пользования нашим домом из двух этажей. Да, просила у представителей Фемиды не раздела, не каких-либо компенсаций, отступных или продаж, а именно установления порядка пользования. Дом был полностью отреставрирован, в нем я прожила пять лет, старательно обустраивала, принимала гостей и родственников.

ПОМЕЩЕРИЛОСЬ

В свою собственность с "боем", но все же иногда попадала, как мне тоже померещилось, исключительно с помощью охранных фирм или муниципальной полиции. Летом 2007 года и я, и, возможно, супруг получили от ее руководства "Разъяснение", что любой собственник до решения всех судов имеет полное право находиться в своем доме.

В последний раз, ожидая приезда дочери с детьми, вооружившись этим "Разъяснением", в сопровождении охраны и под надзором нескольких работников муниципальной полиции мне удалось таки попасть в свой дом. Ошалевший от такой многочисленной компании, работник фирмы SOS поменял замки и выдал по комплекту ключей мне и второму собственнику – моему мужу.

В тот день же день у меня гостила 7-летняя дочка супруга, планировалось, что и она сможет перед школой побыть на воздухе, а заодно сблизиться с папой, по которому скучала. Папа, как показалось, не расчувствовался, и, наверно, мне приснилось, что под утро с матом влетел в комнату, где спала девочка с мамой. Пока готовила завтрак, снова, видимо, спросонья почудилось, что это он - «папа» с проклятьями метался по двору, отмахиваясь от ничего не понимающей дочки, которая тщетно пыталась завладеть его вниманием. Сон продолжался – казалось, что досталось и маме - бывший муж, не общаясь с ребенком годами, грозил… отобрать ребенка.

ПОКАЗАЛОСЬ

Расправа "в рамках Фемиды" была с нами жестокой. Конечно, это не мой супруг отключил воду, электричество, газ, телефон, а сам … съехал на виллу сына (в судах эту виллу называл недостроем, времянкой, и слезно жаловался, что во избежание провокаций со стороны Шапаровской вынужден жить посреди двора). Все это, видимо, было фантазией моего воспаленного мозга. Казалось, и все тут.

Фемида тем временем старательно доказывала правоту похожего на когда-то близкого мне человека, который заблокировал часть помещений, в том числе спальню, где остались постельные принадлежности и мои «цацки» в прикроватной тумбочке. Мне мерещилось, что еще несколько дней подряд он наезжал в общий дом, вывозя бытовую технику, садовую мебель, газонокосилку, посуду. Но я приспособилась, воду таскала от соседей, готовила на барбекю во дворе, а вечером при свечах играла с дочкой именитого поэта. Ей-то вообще впервые довелось пожить в загородном папином доме и вволю поплескаться в морской водичке, благо, и погода стояла чудесная до самого 1-го сентября.

Но, увы – некто, имеющий доступ к дому "в рамках Фемиды", в наше отсутствие воду выливал, конфеты с лимонадом выкидывал (или забирал?), зато в гостиной оставлял привезенные мешки с мусором, так что первым делом нам приходилось избавляться от дикой вони и облепившей мусор мошкары.

НЕКТО ЮНЫЙ. ДО 14-ти

Конечно, с наступлением холодов бывать в доме стало невозможно. Тот же не существующий в жизни "некто" продолжал орудовать "в рамках Фемиды": разрушил трубы газового отопления, отопительный котел "Юнкерс", возможно, похитил. Красивую лестницу, ведущую на второй этаж, как мне показалось, демонтировал, выломав ступени. Одновременно кто-то сообщил в прокуратуру, что лестница, мол, еще не готова, поэтому именем Фемиды этот «некто», как мне почудилось, требует запретить и самой Шапаровской жить в «недострое», и, тем более, подвергать опасности жизни «посторонних людей», бывающих в доме.

Я снова тщетно жаловалась в полицию, которая отказалась возбудить дело против самоуправства, и по-прежнему не «догоняла» Фемиду на ее крутых поворотах: полицейское начальство ссылалось на статью, по которой "возможного" нарушителя невозможно привлечь к ответственности, ибо ему не исполнилось… 14 лет!

"Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно": мой юрист полицию таки высмеял, и следствие все же началось, длилось долго. Дело растолстело, в результате его с благословения все той же Юрмальской прокуратуры снова прекратили – неисповедимы пути Великой Фемиды, ее друзей, господ и слуг.

Мне приснилось и собственное чтение протокола полицейской дамы-инспектора. В этом сне оказалось, что она обследовала не наш дом, а… ту самую виллу – как я поняла, новое место проживания супруга, прилежно констатировала цвет стен, стола, на котором стоят компьютер и фотоаппарат… (возможно, принадлежавшие г-ну Юркансу), телевизор… (кажется, сына), каких-то два стула. Исчезнувшая новенькая стиральная машина якобы находится в ремонте. На наш автомобиль «Вольво» бывший депутат, кстати, тоже, возможно, приобрел расписку о том, что это якобы подарок от супруги другого известного политика и бизнесмена. В Деле я обнаружила расписку еще одного уважаемого бизнесмена. Как мне, очевидно, показалось, он тоже предоставил моему мужу письменное «свидетельство», заверяющее, что именно он одолжил деньги на покупку нашего дома и что мой супруг с ним рассчитался.

Разрушенные, изрезанные, сломанные кем-то на прощанье вещи, да и полный погром на месте происшествия, выкинутая со второго этажа в пыльную подсобку моя одежда стражей Фемиды, видимо, не заинтересовали, хотя все эти подвиги отражены в Актах судебных исполнителей и муниципалов. Окончательный ответ оберпрокурора вслед за госполицией гласил: Дело закрыто, В., как совладелец, имеет право распоряжаться собственностью по своему усмотрению. Да-да, так я и поняла этот вираж Фемиды – кто-то имеет право похищать, ломать и «хранить» совместное имущество, как вздумается.

ПОЧУДИЛОСЬ

Дважды я подавала я в суд за дикие, как мне почудилось, оскорбления в присутствие судебных исполнителей, друзей, юристов и даже прессы при моих попытках попасть в свой дом.

Суды, это, наверно, отдельная тема, и чудеса Фемиды представали там во всей красе, не раз меняя линию защиты лица визави. Поначалу с помощью принесенных словарей лицо утверждало, что слова «бандитка» в русском языке не существует, а остальные унижения якобы сопровождалось словом «как», хотя эти оправдания опровергли несколько свидетелей, включая журналистку газеты и судебного исполнителя.

Позднее мне послышалась еще более оригинальная версия: мое появление в собственном доме в сопровождении девяти человек не что иное, как провокация в отношении его, больного человека, перенесшего тяжкую операцию на глаза (это про лазерную коррекцию, сама я после похожей «операции» отправилась на работу). То, что я имею права входить в свой дом с сопровождающими или без, Фемидой в расчет не принималось.

Наконец, мне показалось, что В., возможно, ухватился за главный козырь: его-де так расстроила моя публикация в KOMPROMAT.LV, что не сдержал эмоций. По той же причине, дескать, и оскорблял, и рассказывал всем присутствующим про жену-воровку и ее равнодушное хождение с дочкой мимо своего мертвого мужа еще в Израиле. Читала и про его обещание показать газету с этим жутким эпизодом моей биографии. Но так и не показал. Как не показала ни Фемида и никто другой.

ВОСХИТИЛАСЬ

Но все это мне лишь снилось. А наяву, в судах, мой все еще супруг, кажется, защищается и правда мастерски, многочасово и убедительно. Блестящий оратор! Сказывается опыт политической деятельности: не только меня обличает в провокациях, но и себе дает блистательные характеристики по поводу собственной чистейшей биографии защитника свободы Латвии, которой якобы «посвятил жизнь».

Внимая его «последнему слову», Фемида вообще могла торжествовать. «Последнее слово» вдохновенно повествовало притчу про зайца и лису, которая отобрала у зайца избушку. Заяц – это, возможно, он, а я – понятное дело, лиса! При всем драматизме своего положения не устаю наяву восхищаться артистизмом своего оппонента. Воистину, сцена в его лице, кажется, много потеряла!

РАСТЕРЯЛАСЬ

Еще на одном судебном заседании по моему Иску о чести и достоинстве прямо в зале мне снова сквозь дремоту слышалось невероятное: супруг перечисляя мои устрашающие якобы диагнозы и операции, объясняющие, почему от меня «действительно воняет» и почему якобы оправдывают мое унижение. Растерявшаяся в который раз! от эпитетов в свой адрес, я, похоже, не уже не защищалась, а мяукала. Помню, как побледнела и судья, послышалось, что даже пригрозила ему новым процессом, а на следующий день вынесла … оправдательный приговор. Переводчик, видно, тоже не поверив своим ушам, прокричал «Что-что, я не понял?!», но Фемида уже удалилась. А я и без переводчика все поняла.

«ИЗОЛГАЛАСЬ»

Когда, по обыкновению, впадала в спячку, на всех вместе взятых судебных заседаниях, снились обвинения уважаемого супруга в лживости Шапаровской. Может, я действительно изолгалась? Ведь САМА неподкупная Юрмальская госполиция дважды (!) закрывала уголовное дело о самоуправном захвате моей собственности и нанесению мне телесных повреждений при попытке в эту собственность войти. И вообще слуги Фемиды констатировали, что не супруг, а чья-то неустановленная рука «нечаянно» двигалась «на поражение». Кажется, более года мне давали ознакомиться с материалами уже закрытого Дела.

ПРОНИКЛАСЬ

Иногда, просыпаясь, ощущала, что защита у моего оппонента отменная - целое адвокатское бюро. Сама очаровательная хозяйка этого бюро, как мне кажется, на процессы ходить перестала, вероятно, по известным нам обеим причине, зато другой юрист блистает не меньше клиента, и я это признаю без малейшей иронии, даже с завистью. Мало того, несмотря на всю его лишь кажущуюся казуистику (вполне объяснимую), прониклась уважением и даже симпатией, тем более, после заседаний он превращается просто в милейшего молодого человека и даже демонстрирует мне седины, возможно, нажитые при общении со своим энергичным подзащитным.

ОЦЕНИЛА

Пресса время от времени комментировала эту «интифаду». Я очень признательна тем латышским изданиям, которые, несмотря на мои скудные знания государственного языка, сочувствовали и поддерживали. А возможно, не только понаслышке знали своего бывшего коллегу. Когда случается горе, любая поддержка на вес золота.

Часто освещала конфликт и моя любимая газета «Час», в которой работают известные мне смолоду корреспонденты. В свое время я сама сотрудничала с «Молодежкой», а позже и с «Часом», когда писала исключительно о женской красоте и об уходе за собой. Конечно, мне показалось, что газета, как и лукавая Фемида, на стороне обиженного - там служат друзья и папы, и сына, возможно, их многое связывает.

РАССТРОИЛАСЬ

Вскоре после появления моих «мемуаров» (так их называет сам мой супруг) газета опубликовала интервью, в котором он грозил подать на меня в суд за, цитирую, «размазывание фекалий и испражнений».

Газете остроумие персонажа, видимо, понравилось, и далее последовала статья о закрытии «Дела парикмахера Шапаровской» полицией. Я ужасно расстроилась, в ней «перепутали» не только мою профессию, но и все факты, известные, видимо, лишь со слов самого Озерцева.

А наяву заместитель редактора этой газеты В. Зайцев предоставил моему оппоненту в качестве «доказательства» распечатку частного письма из Интернета некоего фотографа Глаголева-Голана, живущего в Израиле. В этом письме сообщалось, как меня любил бывший муж, а я, «чудовище», не обращала внимания на его кончину, проходила мимо (???). Подозреваю, это письмо мой супруг и выдавал за ту самую «газету», которую не показал приехавшим полицейским и журналистке. Зато предъявил суду, и оно приобщено к Делу. Помню, и я в письменном виде обратилась к замредактора с вопросом «Что бы это значило?». Почему-то г-н Зайцев не ответил, может, стесняется.

И вот на днях снова публикация в «Часе» под названием «Шапаровская против Дозорцева: 0:4», в которой газета сообщает, что я наделала «много шума в определенного жанра СМИ» и что, цитирую, «два дела были прекращены юрмальской полицией (причем каждое по два раза)».

Имея с младых ногтей представление о работе журналиста, в который раз недоумеваю, а какой же жанр избрал уважаемый «Час», публикуя сомнительные «факты». Ведь, если бы уважаемая редакция обратилась заодно и ко мне, уже бы знала о результатах длительного расследования деятельности и поэта, и полиции и прокуратуры. Ну что поделаешь, «Платон мне друг…». А истина…? В чудотворной Фемиде…?!

ПОЧИТАЛА

Истина заключена в результатах следствия, которое в течение почти двух лет проводило Бюро по правам человека, ответ Бюро за подписью Омбудсмена гласит – Дело закрыто незаконно и противоправно. Суд полицией обманут. Это вкратце. А полный текст документа публикуется ниже. Неужели наконец-то и Фемиду признали неправой?

Честно говоря, попав в судебные жернова Фемиды, которые длятся уже три года, я даже и не надеялась, что в нашей стране сохранился хоть какой-то оазис справедливости. И еще не знаю, как быть дальше. Очень устала.

Перечитывая и прослушивая материалы, заверенные судебной экспертизой, мне снова и снова кажется, что все это дурной сон в виде этих трех лет кошмара, который и предрекал экс-супруг, если я не пойду на его «условия».

ОБРЕЛА

Однако за это время были и светлые моменты. Мне дали звание Почетного мастера (не парикмахера, а косметолога!), которым обладают единицы из представителей моей профессии. Меня наградили латвийским «Оскаром» «за вклад в индустрию красоты Латвии», этой награды удостоилось всего 12 человек. Зал аплодировал стоя. Получая награду, так расчувствовалась от контрастов своей жизни и так разревелась прямо на сцене, что еле удержала своего тяжеленького «Оскара».

Я приобрела родственницу в лице маленькой Валерии, дочери своего супруга. Моя собственная дочь Владочка, названная так когда-то в честь потерянной любви (лучше б я ее больше не находила!), радует поддержкой и частыми приездами из-за рубежа. А здесь, в конце концов, у меня своя семья – котик Патрик, которому я обязана выживанием, и песик Лорри, от которого просто с ума сойти, оба голенькие и ласковые.

Ну и самое главное, в такой жизненной ситуации, наконец, точно понимаешь, кто тебе подставил по-настоящему дружеское плечо, а кто лишь играл в дружбу за рюмкой кофе, радуясь, как лихо заносит лукавую даму Фемиду на качелях законов латвийских.

Рекомендуем на данную тему:

«С широко закрытыми глазами» или Оборотень без погон

Громкий развод. Дозорцев хочет денег. Много

А судьи кто?

Аргумент драматурга Дозорцева: письмо из Израиля заместителю главного редактора газеты «Час» Валерию Зайцеву

Кто помогает Дозорцеву

Жена Дозорцева попадает в свой дом только с помощью полиции и взломщика

2008-09-07 21:02:19