Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Президентский историк Инесис Фелдманис: в Саласпилсе погибла какая-то тысяча евреев

Neatkarīgā Rīta Avīze. Перевод ИноСМИ.Ru

  

(picture 2)
День легионера Ваффен СС в Риге.

Это произошло ровно двадцать лет назад - 21 июля 1988 года. У памятника Свободы в Риге собрались люди с красно-бело-красными флагами и прикрепленными к ним траурными ленточками, чтобы в ходе акции протеста помянуть насильственное присоединение Латвии к Советскому Союзу.

Когда рижская милиция это собрание разогнала, люди подались на Комсомольскую набережную. Была объявлена тревога, и милицейское начальство Риги вызвал к себе заместитель министра внутренних дел ЛССР Бруно Штейнбрика Юрий Астахов. Он приказал группы демонстрантов окружить, красно-бело-красные флаги сорвать, людей задержать, затолкать в милицейские машины и увезти в участок, чтобы там соответствующим образом разобраться, что с ними делать. Однако офицеры, которым надлежало выполнять этот приказ, отказались это делать. Без слов - отказались. В глазах демонстрантов была такая отчаянная радость, которую не отважились убить даже офицеры советской милиции. Одним из них был латыш Юрис Ясинкевич, который позднее присоединился к народно-освободительному движению - Атмоде, став одним из тех, кто преобразовал советскую милицию в полицию Латвийской Республики.

Однако до 21 июля 2008 года Латвии пришлось пережить долгий и трагический период времени, который отчерчивала также дата 21 июля 1940 года. Тогда после произошедшей 17 июня оккупации стала актуальной реализация непоколебимого требования рижских трудящихся: незаконно избранный 14-15 июля народный сейм 21 июля провозгласил в Латвии советскую власть. Другим решением, которое внес любимый народом писатель и новоиспеченный народный комиссар внутренних дел ЛССР Вилис Лацис, была ликвидация независимости Латвии. Бывший фаворит Карлиса Улманиса представил годы независимости как период мрачной тьмы и рабства и предложил обратиться с просьбой к Москве принять Латвию в состав СССР. 5 августа в Москву униженно поползла делегация латышских просителей, и наша страна всемилостивейше была принята в дружную семью СССР в качестве его 15-ой республики...

Об оккупации и аннексии Латвии уже много чего написано: в 2005 году вышла книга "История Латвии: ХХ век", в 2008 году увидела свет книга "Латвия во Второй мировой войне (1939-1945)", есть и много других изданий. Научным редактором и соавтором обеих книг является профессор истории Инесис Фелдманис (член Комиссии историков при президенте Латвии - прим. пер.). С ним - сегодняшняя беседа.

Лицемеры отмываются

- Книга "История Латвии: ХХ век" в свое время вызвала грозные протесты в Москве. С момента выхода в 1974 году книги Александра Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ" официальная Москва ни разу не выказывала такого негодования.

- Да, так и было. Сейчас эта книга издана на пяти языках. Сначала книга привлекла к себе внимание не столько историков, сколько СМИ, так как ее подарила тогдашнему президенту России Путину действовавшая президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. В то время в книге были найдены такие вещи, необходимость доказывания которых сегодня уже кажется излишней и абсурдной. Например, о Саласпилсском лагере. Советские и российские историки всегда утверждали, что он был лагерем смерти. Ничего подобного! Под лагерями смерти в научной литературе понимают лагеря, где жертв убивали сразу после их привоза. Ничего подобного в Саласпилсском лагере не происходило. Некоторые русские историки, по меньшей мере, в пятьдесят раз преувеличили численность погибших в этом лагере: всего там было уничтожено каких-то 2000 человек, а не 100000. Одновременно там могли находиться только от двух до трех тысяч человек - такая вот расширенная тюрьма.* Лагерь строили привезенные из Германии евреи, и из них какая-то тысяча в Саласпилсе погибла.** Заключенные лагеря представляли собой различный контингент людей: уголовные преступники, те, кто отказывался работать на благо немцев, а также лица, уклонявшиеся от призыва в Латышский легион Ваффен СС, были и пересыльные из других лагерей. Однако русские историки все еще публикуют глупости о сотнях тысяч погибших.

- Откуда такие факты?

- Они базируются на сфабрикованных источниках. Например, была так называемая чрезвычайная комиссия (Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР - была образована указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 года - прим. пер.), которая работала в Латвии после войны. Она работала под крылом органов безопасности и была создана, чтобы обобщить сведения о жертвах нацистов. Благодаря этой комиссии, были преувеличены размеры нацистских преступлений в целях подкладывания их Нюрнбергскому трибуналу. Одна из важнейших задач современных историков состоит в том, чтобы показать, как формировались и использовались эти сфабрикованные источники.*** Они, конечно, легли в основу советской пропаганды: в десять, двадцать или пятьдесят раз нужно было преувеличить количество жертв, чтобы в как можно более худшем свете представить нацистов, причем к их жертвам еще и причислить самими уничтоженные миллионы.

- Да, чтобы самим отмыться добела. Страшное лицемерие.

- Одним из ярчайших эпизодов преступного лицемерия русских является Катынская трагедия, где убийцы из советской армии уничтожили офицерство и большую часть интеллигенции Польши. Это массовое убийство русские позднее в Нюрнберге пытались приписать немцам.

- Что разозлило русских историков после выхода упомянутых книг?

- То, что мы доказали факты оккупации Латвии - как первой, так и второй оккупации. Однако сейчас достигнут известный прогресс: не знаю ни одного русского историка, который бы резко выступал против утверждения, что Латвия была оккупирована. Однако они, конечно, пытаются вопрос об оккупации как-то обойти, косвенно указывая, что об этом факте можно и не говорить. Все же трудно понять, почему русские уворачиваются от слова оккупация... Наверное, нужно понимать русский менталитет.

- Менталитет освободителей.

- Быть может, осознание миссии? Тогда, наверное, все должны были радоваться тому, что они пытались здесь ввести свои законы и образ жизни... Между прочим, в конце октября мы организуем конференцию о периоде советской оккупации стран Балтии с 1940 по 1991 годы, пригласим также и российских историков (организатором данного мероприятия выступает Комиссия историков при президенте Латвии, недавно обретшая нового члена из России - д.и.н., ведущего науч. сотр. Санкт-Петербургского Института истории РАН (СПбИИ РАН) Александра Рупасова, включенного вместо выбывшего после критики со стороны российской общественности академика Александра Чубарьяна - прим. пер.)

Два незаконных решения

- Как можно было Латвии докатиться до событий 21 июля 1940 года? Как латвийское руководство могло опуститься до такого и подчиниться чужим решениям? Как Улманис в 1939 году мог подписать договор о взаимопомощи с Советским Союзом?

- Балтийские государства были запуганы! Их запугивали тем, что если не подпишут договоры, то их тот час же оккупируют. У эстонской границы уже были вырублены десятки гектаров леса, чтобы в любой момент широким фронтом можно было войти вглубь этого государства. Русские использовали и откровенно провокационные методы, например, 26 сентября 1939 года в Балтийском море затонул корабль "Металлист", и в этом были обвинены эстонцы. Ну и, конечно, его потопила сбежавшая из Таллинского порта интернированная польская подводная лодка "Orzel". Но корабль утопили сами русские! Потому, что Россия для обеспечения порядка в Эстонии пыталась добиться того, чтобы прибывший в Москву министр иностранных дел Эстонии Карл Сельтер подписал договор, по которому в Эстонию вошли бы несколько десятков тысяч русских милитаристов (речь идет о заключенном 28 сентября 1939 года между Молотовым и Сельтером Пакте о взаимопомощи между СССР и Эстонией и Конфиденциальном Протоколе к нему, по которому на территории Эстонии арендуется земля под советские военные базы. (По договору разрешалось ввести до 25 тысяч военнослужащих РККА, а не "несколько десятков тысяч русских милитаристов", как утверждает Инесис Фелдманис - прим. пер.) Сельтер отказался его подписывать, сказав, что это означало бы военную оккупацию страны (умонастроения главы МИД Эстонии характеризует, например, тот факт, что накануне нападения Германии на Польшу Сельтер в беседе с польским представителем заверил, что лично он "предпочел бы три года немецкой оккупации двум неделям советского господства" - прим. пер.).

Министр иностранных дел Советского Союза Вячеслав Молотов (на самом деле - народный комиссар иностранных дел СССР - прим. пер.) тотчас же распорядился по заранее продуманному сценарию. Он в присутствии Сельтера позвонил Сталину и пожаловался: мы, видите ли, хотим помочь, а эстонские коллеги используют какие-то невежливые и оскорбительные термины, но ведь нет же того, что они говорят! Уже тогда русские уклонялись от слова оккупация... В свою очередь, министру иностранных дел Латвии Вильхельму Мунтерсу было сказано: из-за немцев мы вас можем оккупировать хоть завтра - будете сильно упираться и отвергать нашу помощь, мы отнимем у вас четверть территории, а именно - Латгалию, где живет много русских.

- Беззаконие и лицемерие со стороны освободителей... События 21 июля также были переполнены ими как болото комарами.

- 21июля 1940 года на свое первое заседание собрался незаконно избранный сейм, на котором были приняты два незаконных решения. Во-первых, по предложению уголовного преступника и руководителя компартии Жаниса Спуре в Латвии была провозглашена советская власть, хотя такое решение (в соответствии с действовавшей Конституцией) - могло быть принято только в результате референдума (на самом деле после государственного переворота 15 мая 1934 года Карлис Улманис не только ввел военное положение, разогнал Сейм и распустил политические партии, но и приостановил действие Конституции Латвии 1922 года - прим. пер.). Второе решение - об уничтожении суверенитета Латвии и присоединении ее к другому государству, к СССР - также могло быть принято только после референдума...

Но перед этим русские обещали, что независимость Латвии будет сохранена. Эта ложь нужна была для того, чтобы все усердно пришли на выборы. Хотя не прийти было нельзя: голосование проходило под строгим армейским надзором. Пустые бюллетени, в которых нужно было проголосовать за единственного кандидата от блока трудящихся, заполняли армейцы и бросали в урны, а списков избирателей вообще не было. То, что проводилась фальсификация выборов, обнаружилось очень быстро: советское новостное агентство ТАСС сообщило об убедительных результатах выборов еще за 12 часов до того, как начался подсчет голосов... Через пару дней после так называемых выборов уже организовывались демонстрации трудящихся, на которых с широким размахом развевались лозунги "Да здравствует Латвия как республика Советского Союза!"

Улманис попался на крючок

- Каковы были главные ошибки, допущенные политиками бывшей независимой Латвии?

- Одна из важнейших: Карлис Улманис сообщил, что в Латвию вошли войска дружественного (!) государства. Это высказывание Улманиса по сей день используют некоторые российские историки, желающие отрицать факт оккупации.

- В свою очередь, до советского ультиматума, а именно - до 16 июня, Улманис приказал Латвийской армии всячески помогать входящей советской армии. Оккупантам!

- Конечно, ничего изменить он не мог, так как судьба Латвии была решена 23 августа 1939 года, когда ей вынесли смертный приговор. В компетенции Улманиса был только выбор вида приведения в исполнение смертного приговора. Но что же ему нужно было делать летом 1940 года? Ему следовало сообщить народу, что Советский Союз выдвинул Латвии ультиматум, и разъяснить все то мошенничество, которое СССР применял в отношении стран Балтии. И еще Улманис должен был хотя бы выразить дипломатический протест против этого ультиматума СССР.

В 1940 году физически сопротивляться уже было бесполезно: в тот период это означало бы уничтожение всей живой силы Латвии. Однако Улманис, очевидно, попался на заброшенный советскими дипломатами крючок. В ультиматуме Советский Союз потребовал сменить правительство Латвии, но в нем не было требования отставки президента. Это Улманису понравилось, так как он думал, что в таком случае Латвия в каком-то виде может остаться независимой, а он сможет сохранить свой пост. Он подчинился этому ультиматуму. Однако его политика была очень близорукой. Уступчивость президента не позволила сохранить хотя бы какие-то крохи независимости, а лишь подбодрила русских действовать еще активнее и беcсовестнее.

- Кто 5 августа находился в Москве, чтобы просить принять Латвию в охапку СССР?

- Аугустс Кирхенштейнс вместе с делегацией из 20 человек. Главная речь была предусмотрена для Кирхеншнейна, и ее сочинили кремлевские дипломаты. Когда нужно было направиться в Кремль, чтобы в торжественной атмосфере провести прием, всем женщинам из делегации приказали одеться в латышские народные костюмы. Вторая жена секретаря ЦК КПЛ Яниса Калнберзиньша Ольга Аугусте категорически отказалась это делать, так как была убежденной коммунисткой. И какой уж тут народный костюм, который она называла лохмотьями... Но 5 августа ничего не значило, это был формальный акт, все уже было решено заранее. На это указывает, например, то, что в Советском Союзе еще 11 июля был издан приказ о включении всех трех стран Балтии в единый Прибалтийский военный округ (данное решение касалось советских воинских частей - прим. пер.)

Латвийская Республика прервала свое существование. Фактически это произошло уже 17 июня, формально - 5 августа. Газета Jaunākās Ziņas 6 августа 1940 года цитировала слова благодарности латышей: "Дорогой Иосиф Виссарионович! С искренним восторгом от принятия Советской Латвии в большую семью Советских Социалистических Республик посылаем Вам, наш вождь и учитель, дорогой товарищ Сталин, самые сердечные и искренние поздравления и выражаем глубочайшую благодарность за полученную нами возможность строить под Вашим руководством социализм на своей земле".

Этот образчик влезания без мыла подписал член Коминтерна, заключенный, позднее первый секретарь Компартии Латвии Янис Калнберзиньш и любимый народом писатель и министр внутренних дел просоветского правительства Вилис Лацис.

* * * * * * *

Примечания переводчика

* Латышский историк предпочитает не упоминать о том, что Саласпилсский концлагерь имел своего рода филиалы в каменоломнях Сауриеши, Бема и на других объектах, а также то, что к "гражданскому" лагерю вплотную примыкал лагерь советских военнопленных, содержавшихся за колючей проволокой даже не в бараках, а в норах, вырытых самими в чистом поле. В свою очередь, утверждениям Инесиса Фелдманиса о численности заключенных в центральном концлагере противоречит даже опубликованный в книге "История Латвии: ХХ век" рисунок с общим видом лагеря, сделанный по памяти бывшим заключенным Карлисом Бушем. В полном варианте этого рисунка видны не менее 24 бараков, рассчитанных на 200-250 человек, но в отдельные периоды вмещавших в себя до 500 человек.

** Отрицание членом Комиссии историков при президенте Латвии Инесисом Фелдманисом Холокоста в Саласпилсском концлагере противоречит данным многих источников, например, свидетельствам бывшего узника Карла Симсена из Шверина, опубликованным в номере газеты "Нойес Дойчланд" за 1 июня 1960 года: "Эйхман лично руководил истреблением людей, когда приезжал в Ригу. В течение четырех месяцев (столько я находился в лагере) здесь было уничтожено около 2000 евреев. Под предлогом, что их переводят на работу вне лагеря, сто-двести больных, нетрудоспособных людей ежедневно грузили в специальные автомашины и в пути их умерщвляли (как тогда обычно говорили - "газировали")".

*** Инесис Фелдманис (Inesis Feldmanis) фальсифицированными документами считает, например, Акт судебно-медицинской экспертизы Чрезвычайной республиканской комиссии ЛССР от 28 апреля 1945 года, в котором эксперты, включая зав. кафедрой патологической анатомии медицинского факультета Латвийского государственного университета Я. Апсе, пришли к выводу: "На основании данных судебно-медицинского освидетельствования эксгумированных трупов, результатов судебно-химического исследования и детального изучения имеющихся в деле следственных материалов по истреблению советских детей, комиссия судебно-медицинских экспертов приходит к следующему заключению: размеры ям-могил, количество находящихся в них трупов и изучение мест массового погребения замученных детей убеждают в том, что на старом гарнизонном кладбище Саласпилс и близлежащих участках из концентрационного лагеря было погребено не менее 7000 трупов советских детей. Могилы расположены в различных участках по взгорьям и на равнинах Саласпилсского перелеска и занимают общую площадь 2500 кв. метров. На расстоянии 150 метров от кладбища по направлению железной дороги Рига - Огре имеется площадь сожжения трупов размерами 25 х 27 кв. метров, глубина сожженного слоя достигает одного метра, среди костей взрослых людей обнаружены во множестве и кости детей 5-7-9 летнего возраста - зубы, суставные головки бедренных костей, ребер, плечевых и других костей. С костями смешана черная липкая масса, похожая на чернозем, издающая неприятный запах. Эта масса состоит из сгоревших мягких частей организма - кожи, мышц, крови, внутренностей и проч..." (ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д. 52. Л. 20-23.)

Рекомендуем на данную тему:

Латыши не любят советских освободителей

Камни преткновения

2008-07-24 09:52:26