Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Экономику Латвии спасут русские инвестиции!

Latvijas Avīze, перевод Иносми.ру

  

(picture 2)
Советник премьера Василий Мельник. Кадр телекомпании LNT.

Интервью с советником премьер-министра Латвии, сопредседателем Совета по латвийско-российскому деловому сотрудничеству и президенту SIA "EiroНoldings" Василием Мельником.

- Вы являетесь советником премьера, при этом ваше имя в практическом плане связано с экономической сферой. Вы стоите очень близко к политике. Каковы ваши непосредственные обязанности и что вы премьер-министру стараетесь объяснить?

- Непосредственно в политике я не работаю. Я был также советником предыдущего премьера Айгарса Калвитиса и консультировал по вопросам сотрудничества с государствами Восточного блока (вероятно, имеется в виду постсоветское пространство, за исключением Прибалтики - прим. пер.). Когда премьер-министром Латвии стал господин Годманис, то мне предложили делать ту же самую работу. Поле моей деятельности связано не только с Россией, но также и с Украиной, Белоруссией и остальными странами Восточного блока.

- Таким образом, в сфере вашей ответственности - развитие восточного направления.

- Именно так. Конечно, экономическое сотрудничество в восточном направлении невозможно развивать без сотрудничества с Западом. Мы видим, что сейчас в Латвии фиксируется большая инфляция. Поэтому правительство страны сейчас пробует что-то сделать. Одновременно необходимо увеличить объем инвестиций. Других возможностей быстрого снижения инфляции просто нет.

Где найти инвестиции? В девяностые годы в Латвию много вкладывали страны Скандинавии, но сейчас в инвестиционных потоках оттуда наступила стагнация. Быстрее всего инвестиций мы можем привлечь из стран Восточного блока - Украины, России, Казахстана и других государств данного направления, но для этого необходим договор об избежании двойного налогообложения. Важно, чтобы инвестиции приходили от малых и средних предпринимателей государств Восточного блока, которые в Латвии вообще бездействует. У нас в Латвии работают олигархи и полуолигархи с Востока, у которых имеется очень крепкий политический тыл. Сейчас российские предприниматели сюда входят через оффшорные компании, например, через Кипр, потому что у этой страны имеется статус наибольшего благоприятствования в отношениях с Россией.

- Будут ли заключены договоры об избежании двойного налогообложения с Украиной, Казахстаном и другими восточными государствами?

- С Украиной, Казахстаном и Белоруссией такие договоры уже подписаны. Поэтому, например, казахстанские предприниматели инвестируют в Вентспилсский порт, где они занимаются как зерновым, так и нефтяным транзитом. Присутствуют также инвестиции в недвижимость.

Белорусы к нам в столь серьезных масштабах не идут, потому что США из-за режима Александра Лукашенко блокируют банковские счета крупных предприятий из этого государства. Таковы действия США, поддерживаемые к тому же и Европейским союзом, в составе которого мы находимся. Таким образом, политические отношения с Белоруссией мы не можем формировать. Что же мы можем сделать? Это государство является нашим соседом, поэтому можем использовать директивы ЕС о сотрудничестве с приграничными странами. Поэтому надо встречаться и вести переговоры о том, как мы могли бы сотрудничать.

- Эти вопросы относятся к вашей зоне ответственности?

- Я являюсь советником, нам все зоны ответственности в этом отношении определяет министерство иностранных дел Латвии. Я стараюсь расширить возможности сотрудничества предпринимателей.

Пробуем это сделать, как удается - вы видите. Еще год тому назад у нас с Россией были различные точки зрения о сотрудничестве в банковском секторе. Это касалось предоставления информации о лицах, имеющих в Латвии счета, и происхождении денег. Мы все время говорим о газе, электричестве, но свою независимость сохранили благодаря финансовому сектору. Потерять ее было бы вовсе не здорово. Поэтому в результате последовательной работы мы достигли компромисса, Россия согласилась. Сейчас соглашение об экономическом сотрудничестве парафировано, в ближайшее время его будут обсуждать в правительстве, затем ратифицируют в Сейме. Предполагаю, что это будет происходить уже в октябре либо в ноябре.

Уже после заключения пограничного договора с Россией улучшились политические отношения, и началась другая деятельность. Недавно вместе с предпринимателями и послами я был в Пскове, в котором встретились с местной администрацией и бизнесменами. Из общего объема латвийских инвестиций в 100 миллионов долларов, вложенных в Россию, 80 процентов размещено именно в Пскове (по данным Администрации Псковской области, в 2007 году инвестиции латвийского происхождения в экономику региона составили 23,7 млн. долларов - прим. пер.). Там я понял, что у наших предпринимателей с этой областью России формируются очень хорошие отношения - как с органами власти, так и с партнерами по сотрудничеству.

- Кто больше удовлетворен - Псков или мы?

- Довольны все. Вложенные в Псковскую область 80 миллионов долларов - это много. В основном инвестиции вкладывали деревообработчики.

Во время встреч обсуждали также возможности ввоза в Псков нашей рабочей силы - инженеров. У них есть квоты рабочей силы, которые согласуют с губернатором. Когда я спросил наших предпринимателей, были ли у них проблемы в этом отношении, то получил ответ - никогда. Единственные проблемы связаны с пунктами пересечения границы, в которых приходится проводить много времени. Спрашиваю псковичей: помогло бы им соглашение об избежании двойного налогообложения с Латвией? Ответ был - "конечно". Бизнесменам не выгодно платить налоги одновременно и в Латвии, и в России. Предприниматели очень ждут этот договор.

- Итак, развитию предпринимательской деятельности способствовали бы как избежание двойного налогообложения, так и защита инвестиций.

- Что касается защиты инвестиций, то мы выступаем против российских условий. Почему? Если предприниматель из России в Латвии на свое имя регистрирует фирму, то мы этому предприятию даем национальный статус. В Латвии иностранные предприятия неотделимы от местных. В России такое разделение есть. Это означает, что если латвийский бизнесмен регистрирует фирму в России, то он не может осуществлять инвестиции во всех отраслях этого государства. Конкретно этот запрет касается того, что невозможно инвестировать в промышленность по добыче газа, нефти, золота и других полезных ископаемых. В таких предприятиях иностранным гражданам в России не может принадлежать более половины долевой собственности.

- Я так понимаю, что это в интересах государственной безопасности?

- У нас этого нет. В Латвии любой иностранный предприниматель, который приходит сюда со своими деньгами и платит здесь налоги, рассматривается как латвийское предприятие. У нас нет отраслей, которым был бы присвоен национальный статус. Мы очень открыты, предприниматели могут легально работать в Латвии в любой отрасли.

- В России существует термин "государственные интересы".

- Да. Но мы сейчас в составе Европейского союза. Мы знаем, что Великобритании, Германии совместно с Россией принадлежат месторождения нефти. Если мы подпишем договор, отказываясь от возможностей инвестировать в каких-то конкретных отраслях российской экономики, это будет прецедент. Тогда Россия Евросоюзу сможет сказать: Латвия подписалась за то, что не участвует, а почему вы участвуете? Вы ведь вместе с Латвией - ЕС! Поэтому мы под такими условиями не можем подписываться, пока вопрос защиты инвестиций не согласовали с ЕС. Потому что мы будем первыми, кто подпишет с Россией договор о защите инвестиций.

- Но мы же ни к российской нефти, ни к газу и близко не подберемся!

- Мы, в первую очередь, к этим отраслям не подберемся близко из-за условно небольших объемов денег, которые у нас есть. Но это принципиальный вопрос для всего Европейского союза. Мы знаем, что между ЕС и Россией будет подготовлен новый общий договор о сотрудничестве. Это тот самый договор, против которого долгое время выступали Польша и Литва. Так как Латвия заключит отдельный договор о сотрудничестве, то закладываемые в него неблагоприятные условия могут стать прецедентом для уменьшения возможностей, относящихся к остальным странам Евросоюза. Поэтому мы не стремимся поспешно заключать этот договор, хотя нам, так же как и России, он необходим.

Несколько недель тому назад в Риге состоялся экономический форум в рамках проведения саммита Совета государств Балтийского моря (СГБМ). Представители десяти государств в первую очередь хотели выяснить планы России в отношении развития энергетики, транзита и других отраслей. Об этом дискутировали также и на политическом уровне.

Одновременно прошла также встреча премьер-министра Латвии Ивара Годманиса с российским вице-премьером Игорем Шуваловым, о чем известно меньше. Впервые была согласована программа действий между двумя государствами. Мы положили на стол проекты соглашений о сотрудничестве в области туризма, авиации и других сферах, в общем количестве двенадцать штук. Мы обсудили то, в какой стадии подготовки находятся эти договоры, и заключение каких документов из этого перечня нужно было бы ускорить. Пять лет тому назад ничего подобного не могло бы происходить. Это заслуга Айгара Калвитиса и нынешнего премьер-министра Латвии Ивара Годманиса.

Иварс Годманис в ходе переговоров с Игорем Шуваловым поднял также вопрос о сельскохозяйственной продукции. Шувалов сказал, что сейчас Россия покупает все, что производят в Белоруссии, потому что там дешевле. Сегодня самым предпринимателям нужно ездить и искать в России партнеров для сотрудничества. Игорь Шувалов признал, что никаких препятствий для ввоза товаров латвийских производителей в Россию не существует. Так что теперь нужно владельцам хуторов сказать: не меняйте направление ведения своего хозяйства, а езжайте и ищите рынок, где ваша продукция требуется.

- В какие отрасли народного хозяйства Латвии, на ваш взгляд, могли бы прийти российские предприниматели?

- Бизнесмены из России знают, что мы производим очень много строительных материалов, и это вызывает у них интерес. В России сейчас быстрыми темпами ведется строительство всевозможных зданий, но строительных материалов им не хватает. Таким образом, у них есть заинтересованность в производстве строительных материалов. Еще их интересует посредничество, сфера транзита, порты, финансовая отрасль.

Все только и говорят, что в России есть олигархи. Но у них также имеется очень большое количество мелких и средних предпринимателей, которых интересует сотрудничество с Латвией. Нужно только улучшить договорно-правовую базу, заключить соглашения об избежании двойного налогообложения и о взаимной защите инвестиций.

- В последнее время в Латвию въезжает много всевозможных товарищей из России. Один из них - президент 'Альфа-Банка' Петр Авен - заявил, что в Латвии негде развернуться. Российским бизнесменам, если только они не покупают местные банки, тут негде вложить те деньги, которые у них имеются.

- Господин Авен в качестве сопредседателя Латвийско-российского делового совета очень многое сделал для продвижения этого договора о сотрудничестве. Когда в свое время тут велись межгосударственные переговоры представителей Латвии и России, представитель министерства финансов России заявил, что этот договор по важности находится на каком-то пятнадцатом месте. Конечно, мы как эксперты, в том числе господин Авен, сказали, что нам - предпринимателям этот договор очень нужен. Мы хотим, чтобы он по важности стоял первым. Так и получилось.

- У Авена хорошие отношения с Владимиром Путиным.

- Да. Поэтому я могу сказать, что с помощью господина Авена этот договор мы в России "выбили". По сути, ему все равно, но он полагает, что необходимо сделать что-то хорошее для Латвии. Мне лично также этот договор не нужен, я не строю корабли для русских, я строю их для западных стран. У меня нет никаких обязывающих связей с Москвой, разве что металл покупаю в России, потому что там дешевле.

- Разве на судостроительном заводе предпринимателя Мельника не было на ремонте ни одного российского корабля?

- Были, конечно. Разве русские люди не покупают вашу газету? Конечно, покупают.

Почему я включился в эту работу со странами Восточного блока? Мне как налогоплательщику необходимы еще и другие предприниматели, которые платили бы налоги. Если нас, предпринимателей, становится все меньше, то кто тогда будет выплачивать государству налоги? В этих условиях, чтобы пополнять государственную казну, нужно будет увеличивать налоги. Таким образом, государство будет вынуждено "удушить" и меня самого. Я должен стимулировать в Латвии процессы, чтобы появлялось больше налогоплательщиков, и в госбюджете было больше денег. Если я этого не сделаю, то у меня также возникнут проблемы в бизнесе из-за возрастающих налогов. Или я переведу свое дело в другую страну. Если я могу помочь своему государству, то почему бы мне это не сделать.

- Господин Калвитис был премьером с директорской сноровкой, причем, может быть, не всегда умел свои действия объяснить. Годманис же является своего рода премьером - лектором. Меня волнует следующее: мы столь много говорим, но где же при этом достижения?

- Что касается энергетики, то на эти процессы не может повлиять ни господин Годманис, ни кто-либо другой.

- Это понятно, но есть же и внутренние процессы, которые нужно приводить в порядок.

- Есть препятствия. В первую очередь - это правящая коалиция. Когда начинается дискуссия о том, как сократить расходную часть бюджета, каждая партия защищает свое министерство, и общую точку зрения очень трудно выработать. Когда премьер-министр говорит о том, что наступила критическая ситуация и необходимы решительные действия, то каждая партия тот час же встает в позу и заявляет: наши министерства очень нужны и им необходимо конкретное количество работников. Это происходит не первый раз. Айгару Калвитису было легче работать, так как у его партии (Народная партия - прим. пер.) было больше министерских портфелей в правительстве. В свою очередь, чтобы Иварс Годманис мог осуществлять мероприятия, ему необходимо решение коалиции, потому что у его партии (Латвийская первая партия / "Латвийский путь" прим. пер.) в правительстве нет столько министров. Ему приходится больше искать политические компромиссы. Это весьма непросто. Но это и есть демократия. Мы сами этого захотели и сами за это голосовали. Если не нравится - поменяйте. У нас есть возможности это делать.

- Правительство Латвии может заниматься отдельными политическими дискуссиями, но в экономических делах необходимы действия. Иначе мы раздражаем общественность. Люди не могут слушать непрерывные объяснения или оправдания. Нужно наконец-то делать!

- В коалиции, я чувствую, есть небольшие внутренние проблемы. Или все уже начинают думать о выборах (летом 2009 года в Латвии состоятся выборы в местные самоуправления и депутатов Европарламента - прим. пер.), или разворачивается какая-то внутренняя борьба другого рода. Я не знаю, так как не нахожусь внутри политических процессов, не состою ни в одной партии. Работаю только с премьером, встречаюсь также с другими министрами, когда это необходимо для моей работы в качестве его советника.

- Калвитис также говорил, что надо экономить, ненужно расточительно брать деньги в долг. Говорили и о том, что правительству нужно экономить. Теперь мы слышим - нет, столько экономить нельзя, потому что тогда не будет торгового оборота, начинается стагнация.

- Без рационального расходования финансовых средств и экономии ничего невозможно будет достичь. Инвестиции, которые через конкретное время в не дают государственный бюджет определенную налоговую массу, сегодня надо блокировать. В данном случае я подразумеваю, например, сегодняшние инвестиционные проекты Рижской думы, которые влияют на экономические процессы во всем государстве. Какой смысл рижским городским властям было покупать трамваи фирмы "Шкода", а не Рижского вагоностроительного завода? Эти трамваи год курсировали по улицам Риги, впоследствии Рижская дума сказала: извините, фирма "Шкода" выиграла. Поэтому у нас будут чешские трамваи. Это не было правильным решением. Рижский вагоностроительный завод дает людям работу, платит налоги. Почему же надо предоставлять заказы и платить деньги предприятию другого государства. Представляете, трамваи "Шкода" будут с дизайном от "Порше", и народ такими трамваями сможет гордиться! Мне все равно, какой у трамвая дизайн. Лучше, чтобы народ на трамваях мог нормально перемещаться. Деньги, не доставшиеся нашим предпринимателям, также влияют на экономику. Это значит, что деньги выведут из страны и налоги с них пополнят казну другого государства. Я хочу, чтобы местный предприниматель был приоритетным. Я не могу в Германии участвовать в тендерах (в опросах по заказам - 'ЛА') и выиграть.

- То есть вы признаете необходимость протекционизма?

- Да. Надо поддерживать местных производителей. Я выступаю за это, потому что являюсь промышленником, экономистом. У меня такое мышление, потому что наши предприятия платят налоги в Латвии и поддерживают тут рабочие места.

- Что советуете Годманису делать с инфляцией?

- Предложения Годманиса хороши, но чтобы их осуществить... Что премьер может сделать? Он - человек, который в этой должности оказался по итогам соглашения правящей коалиции. Без коалиции он ничего не может сделать. Поэтому не спрашивайте, что может сделать премьер-министр, а спросите - что может сделать коалиция. Премьер может реагировать в бюджетных рамках, опираясь на уже принятые решения. Чтобы что-то новое сделать, необходима поддержка правящей коалиции и большинства Сейма.

Народ вводят в заблуждение, подталкивая к мысли, что раз есть премьер, то он может все. В действительности это не так. Коалиционный договор сковывает по рукам и ногам. Если премьер хочет двигаться, ему нужно считаться с принципами коалиции.

Мне порой кажется, что слишком большую силу набирают внутриполитические игры, отсутствуют решительные действия для достижения быстрых изменений. Политики слишком много думают о том, как они будут выглядеть на трибуне, стоя перед народом, одновременно стараясь ужиться с политическими принципами. Но надо больше думать о самом народе, государстве, а не о политических принципах. Внутренние политические игры партий мешают работать.

- Я не слышал, чтобы Годманис жаловался на то, что ему руки или ноги сковывают политические принципы. Председатель правительства, выступая публично, оставляет убедительное впечатление, что всем распоряжается именно он.

- Он выступает как премьер. Если министры что-то нарабатывают, то Годманис все берут в свои руки, он как премьер-министр защищает свою команду, и это правильно. Вместе с тем сейчас рассуждают: если Годманис что-то не позволяет, значит осенью нужно формировать новое правительство.

- Что это за государство, в котором больше думают о смене правительства, а не о ликвидации инфляции? Что делать, гражданин Мельник?

- Я за то, чтобы количество партий уменьшилось. Партиям нужно сойтись вместе и договориться. Но мы живем в демократическом государстве, в котором могут существовать многие партии. Чтобы прийти к сокращению числа партий, нужно время.

- Я спрашивал политиков, почему им не нравится Мельник. Я говорил, пусть решают экономические вопросы, призвав в качестве министра предпринимателя-практика. Призовите людей, которые практически работают. Когда я спрашиваю, почему таких людей нет в партии, мне никто конкретно ответить не может.

- Я в свое время касался темы министерского поста и немедленно получил болезненные толчки... Говорю, хорошо, хотите - работайте сами. Мне есть чем заняться. Хотел государству помочь. Не нужно? Я ухожу.

Предприниматели не хотят идти в политику. Когда я слушаю, как некоторые из них говорят, то спрашиваю: у тебя же есть ясная точка зрения, почему ты не идешь в политику? Пойдем вместе со мной, скажешь, что нужно сделать. Тогда обычно звучат ответы: нет, я лучше буду работать на своем предприятии, в политику не хочу вмешиваться.

- Бизнесмены с журналистами также неохотно обсуждают проблемы, которые связаны со средой предпринимательской деятельности в стране. Почему?

- Из-за того, что боятся всевозможных репрессий.

- Различные академики и экономисты говорят, что правительство не является достаточно расторопным. Один вопрос касается экспорта. Вы правильно сказали, что возможности экспорта у нас ограниченные, потому что нет столько сырья и нет таких заводов. Но у нас есть довольно много сырья для производства строительных материалов. Предусматривает ли правительство Латвии какую-то поддержку для промышленности строительных материалов?

- У нас есть предприятие "Cemex", что находится Броцены. Там сейчас действуют зарубежные инвесторы. Год тому назад они начали строительство нового завода. Кто боролся за то, чтобы им досталось больше квот на выбросы? Премьер-министр. Калвитис говорил с руководителем Европейской Комиссии Жозе Мануэлем Баррозу, чтобы мы эти квоты получили. И в следующем году "Cemex" сможет начинать производить полтора миллиона тонн цемента в год. Завод своими силами эти квоты не получил бы.

К сожалению, мы не живем в теплом климате. Нам нужно электричество, газ, тепло. Цены на них сейчас в нашем государстве очень высоки. Если вы спросите, в которой отрасли сейчас выгодно начинать производство, то я скажу - ни в какой. При таких ценах открытие производства просто невозможно. Производство строительных материалов очень энергоемко. Вообще производство, в котором значительную долю составляют энергозатраты, будет очень дорогим. Эти отрасли какое-то время Латвия развивать не сможет.

- И ситуация меняться не будет?

- На нас еще влияет инфляция. Такой инфляции, как отмечается в Латвии, нет нигде в Европе (по прогнозам министерства экономики ЛР, среднегодовая инфляция в стране по итогам 2008 года может составить 16%, по оценкам экспертов - до 19%). Можно только упомянуть, что же послужило причиной ее стремительного роста. Конечно, виной тому главным образом является рост цен на энергоресурсы, нефть, газ, электричество, но мы на этот процесс не можем повлиять. Это происходит везде в мире. На мой взгляд, причиной может быть также неудачно выбранный курс лата, который в свое время был привязан не к евро, а к валютной корзине. Литва свой лит сразу привязала к евро и там инфляция ниже. Что теперь делать? Нам нужно вступать в еврозону, но с такой инфляцией нас туда никто не возьмет. Пригласят только тогда, когда мы инфляцию уменьшим. А достичь этого можно, лишь уменьшая траты и увеличивая экспорт.

- Что вы советовали премьеру сделать для уменьшения инфляции?

- Самое главное - уменьшить расходы по тем программам, которые нам не нужны. Создано несметное количество государственных агентств, функцию которых вполне могли бы выполнять на конкурсной основе частные структуры.

- А самих министерств не многовато ли?

- Может быть и так. Но об этом нужно дискутировать тогда, когда формируют правительство. Я полагаю, что есть министерства, которые не нужны, но я не формирую правительство. Правительство образует коалиция, и сегодня об этом можно только спорить.

- Такого ведь не наблюдается, что предприниматели не вкладывают деньги в политику.

- Вкладывая деньги, проще можно достичь влияния в своей партии. Принципы в партиях формировались под влиянием Айвара Лембергса, Андриса Шкеле, Айнара Шлесерса (известные латышские "олигархи", выступившие учредителями или спонсорами ряда партий, занимавших на протяжении многих лет ведущие позиции в руководстве страны - прим. пер.) и других персон. В свое время они финансировали партии, вложили в них свою душу, поэтому и руководят ими. Другие предприниматели, которые вступают на политическую площадку, возможно, не хотят быть связанными с предшествующими финансовыми благодетелями, поэтому образуются новые партии. Так как в них можно легче получить влияние.

- Вы сказали, что в правительстве все регулирует коалиция. Если будете стоять в стороне и говорить, что все регулирует коалиция, то ничего не достигнете. Вам в игре нужно участвовать, а не стоять в стороне и говорить: я не хочу рискнуть, не желаю пачкаться, мне это не нужно.

- Конечно, все хотят быть ближе к людям, которые что-то регулируют. Здесь есть вопрос насчет глобальных принципов, которые также создают эти проблемы. По убеждениям я являюсь антиглобалистом. Все глобальные игроки борются за цену на нефть, все зарабатывают. Теряют те, у кого нет нефти и газа. Мы - проигравшие. Так же как и все остальные маленькие государства. Поэтому мы подвержены влиянию с восточной стороны. Я был бы рад, если бы мы электричество получали, топя торф.

- Разве вы против строительства газовой электростанции в Латвии?

- Я против, потому что газ займет очень большие объемы в производстве энергии. Я не могу поднять цены и как "Латвияс газе" заявить, что с октября увеличу цены от 25 до 45 процентов. Здесь ничего нельзя поделать, потому что "Газпром" увеличивает цены. Можно было бы что-то предпринять, если бы, по крайней мере, 33% предприятия "Латвияс газе" осталось у государства, как я в свое время призывал. Сегодня мы ничего не можем сделать.

- Можно добиться, чтобы "Газпром" к своим газопроводным сетям допустил "голубое топливо", принадлежащее энергокомпаниям других стран, как этого хочет достичь Европейская Комиссия.

- Всемирная торговая организация (ВТО) также склоняет Россию к этому. Если Россия вступит в ВТО, то не сможет ограничивать транзит по своим трубопроводам. Я слышал от различных политиков, что Россия в этом году договор о вступлении в ВТО может и не подписать.

- Как вы относитесь к ввозу в Латвию иностранной рабочей силы?

- Очень позитивно. В Техническом университете инженеров выпускают очень мало. В основном обучают будущих экономистов, менеджеров, политологов и так далее.

- К нам же не везут специалистов, а привозят чернорабочих.

- На сегодня из Латвии выехало много рабочей силы. Выезжают за границу на заработки не пожилые люди, а молодые семьи. Нет людей, кто мог бы работать. У меня, например, есть трудности с привлечением сварщика пятой категории. Приходит специалист низшей квалификации, которого мне еще нужно обучить. На рынок рабочей силы выбрасывают менеджеров, которые мне не нужны. Прибавочной стоимости на производстве такие специалисты не создают.

- Тогда, будучи советником, скажите господину Годманису, чтобы он в целях экономии бюджетных средств уволил всех этих пресс-секретарей, которые стоят за каждым начальником.

- Годманис уже сказал, что сделает это. В государственных и муниципальных предприятиях скопился слишком большой состав советников, большое количество непроизводящего персонала. Если этих людей уволят, то, возможно, появится рабочая сила, которую я также смогу использовать. Но для этого необходимо решение правящей коалиции и правительства.

Оригинал публикации: «Ekonomiku glābs krievu investīcijas!» (Latvijas Avīze)

Рекомендуем на данную тему:

Фронтовой участок внука латышского красного стрелка

Петр Авен: "30 миллионов долларов — вообще копеечная цифра"

Радио Свобода: "Банки Латвии обналичивали незаконные денежные переводы из России"

В Риге за полмиллиарда построили ненужный мост

2008-07-07 10:05:51