Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Генерал Алоиз Блонскис: в Латвии каждая спецслужба по мере сил собирает компромат, в том числе на президента

Neatkarīgā Rīta Avīze (Перевод ИноСМИ.Ru)

  

(picture 2)
Многолетний шеф Криминальной полиции Алоиз Блонскис рассказал о "закулисной жизни" правоохранительной системы. Фото с сайта ludzasbiblio.lv.

Ветеран системы внутренних дел Латвии, многолетний шеф Криминальной полиции, эксперт в области уголовного права и криминалистики Алоиз Блонскис внимательно следит за происходящими процессами в правоохранительной системе Латвии. По его мнению, расширение власти этих органов приведет к безответственности, вседозволенности и преступлениям в среде самих правоохранителей.

- В период вашей работы в системе МВД правоохранители были столь же сильно вовлечены в политические игры?

- Тогда были другие акценты. В тот период главным приоритетом было создание независимого национального государства. Более злобная межпартийная борьба началась тогда, когда подошла к завершению приватизация государственного имущества. Началось сравнение, кто больше или меньше приватизировал, и тогда друг на друга начали писать доносы. Начался передел собственности в самом прямом смысле этого слова. Поэтому теперь появились такие дела, как "закон о стукачах" (проект закона, позволяющий прокурору во внесудебном порядке освобождать от уголовной ответственности обвиняемого, если он согласится дать компрометирующие свидетельские показания в отношении другого лица по более тяжкому или "важному" делу - прим. пер.)

- Можно ли сказать, что представители правоохранительных органов охотно вовлекаются в эти игры?

- Они в них втягиваются различными методами. Например, руководителем учреждения назначается человек с изначально благими намерениями, но со временем он на чем-то попадается или ловится, и тогда он вынужден молчать, а также выделять в своем учреждении работника, который будет решать отдельные вопросы так, как это выгодно одной или другой группе интересов. Например, та же "революция зонтиков" (антиправительственные выступления под антикоррупционными лозунгами, организованные осенью 2007 года в Латвии рядом заинтересованных сил - от подконтрольных Фонду Сороса организаций и СМИ, до одного из кланов вентспилсских транзитчиков - прим. пер.). Что это была за революция - со стороны хорошо было видно, как все это организовывали и финансировали конкретные группы интересов. В результате пало правительство.

- Говорят, что "зонтики" финансировались некими предпринимателями из Вентспилса. Что вы об этом знаете?

- Так говорят. Сам не знаю ни одну, ни вторую сторону из числа вентспилсских оппонентов. Айвара Лембергса я видел только один раз - на церемонии инаугурации президента Вайры Вике-Фрейберги. Но это не важно. Важно, что передел собственности начался и среди вентспилсских предпринимателей. Что-то там произошло, и тогда было решено отодвинуть Лембергса в сторону. Пошли доносы в соответствующие инстанции. Появилась такая организация, как Бюро по предотвращению и борьбе против коррупции (КNAB), которая за это взялась. Возбудили дело против Лембергса. Это только один пример, но таковых много.

- Правоохранители тоже заинтересованы в этом процессе передела?

- Этот передел собственности наблюдается в глобальном мире, с которым мы тесно связаны. Нам нужно считаться, что в мире все определяют три силы - Америка, Россия и Европейский Союз. Но у них различные интересы. Хотя каждая из этих сил достаточно мощная, все же им нужно сосуществовать, посматривая при этом друг на друга с подозрением - кто кого в какой момент укусит. Понаблюдайте, что сейчас происходит с Латвией. Ее в прямом смысле слова перекупают граждане Европейского Союза и России.

- Открылось, что сами сотрудники КNAB не в ладах с законом. Это вас удивило?

- Вспомним, что такое антикоррупционное бюро. Его работники в большинстве своем пришли из полиции - как Алексей Лоскутов (начальник КNAB - прим. пер.), так и Юта Стрике (его заместитель - прим. пер.). Из полиции в КNAB ушли те, у кого была склонность к карьеризму. И жалование там было побольше, чем в полиции. КNAB могло использовать завесу секретности, также и закон там могли свободнее интерпретировать. Несчастье в том, что КNAB слишком зарвалось в борьбе за свою самостоятельность. Не должно быть такого, что какая-то маленькая группа работников провозглашает: их никому, кроме генерального прокурора, нельзя контролировать, и они сами могут писать себе законы. Но что генеральный прокурор может у них потребовать? В лучшем случае он может потребовать исполнения Уголовно-процессуального закона. Все остальное, происходящее в бюро, прокуратура может знать только опосредованно, так как она не является субъектом оперативной деятельности.

Государством управляет правительство, Сейм и президент. В стране не может существовать учреждение, которое никому не подчиняется и может творить, что захочет. Этого не было даже в Советской России в 1937 году. Большая независимость привела к тому, что в КNAB начали пропадать деньги.

- В законе написано, что КNAB находится под надзором премьер-министра. Почему премьеры его не осуществляют? Это трусость или халатность?

- Я не думаю, что это безволие или халатность. У определенных групп имеется интерес, чтобы этого контроля не было вообще или чтобы он не застиг руководителей учреждения врасплох. Как может такое быть, что у руководителя правительства, который должен принимать важные решения, нет информации о том, что происходит в стране?

- У кого же есть такая информация?

- У каждого учреждения в отдельности: у SAB (Бюро по защите Конституции - прим. пер.) - своя информация, у КNAB - своя, у Госполиции и Полиции безопасности - своя. Они могут собранную информацию передать, например, главе правительства Латвии Ивару Годманису, а могут направить только ту ее часть, которую захотят. Это бардак. В первые годы независимости Латвии у премьер-министра был советник или помощник по вопросам безопасности. У него было право в любое время суток зайти в любое учреждение и получить необходимую информацию, оценить ее, и если необходимо, то доложить премьеру.

Когда к власти пришла президент Вайра Вике-Фрейберга, она захотела быть первой леди, знать обо всем - и эту систему запутала. В стране только одно лицо должно быть ответственным за безопасность и порядок. Сегодня такого нет. У нас вроде бы есть комиссии Сейма. Но что они из себя представляют? Они состоят из коалиционных и оппозиционных депутатов, которые неделями спорят, чтобы решить один вопрос. Если начнется война, кто смог бы молниеносно принять правильные решения?

- Сейчас и в самой прокуратуре, которая расследует нарушения в КNAB, открылись недостатки в денежных делах. Это означает, что ворон ворону глаз будет выклевывать?

- Но нет же никого другого, кто мог бы проверить антикоррупционное бюро. Прокуратуру вообще никто не может проверять. Если бы в прокуратуре внезапно открылись большие нарушения, то Сейм мог бы поднять вопрос о досрочном прекращении полномочий генерального прокурора, но чтобы возбудить этот вопрос, нужно провести проверку и внести ясность, что именно нарушено. Но нет того, кому можно было бы доверить эту проверку.

- Может все же нужно внести поправки в закон, чтобы парламентский контроль имел право привлекать независимых экспертов?

- Самоубийц нет. Кто пойдет с таким предложением? Ни американцам, ни русским, ни самим этим структурам не понравится, что кто-то их будет контролировать. Чем больше беспорядка в учреждениях, тем слабее наше государство. Это многих устраивает.

- Как вы оцениваете упомянутый "закон о стукачах"?

- Очень негативно! Такого закона не должно быть. Это мне напоминает 1937 год в Советском Союзе. В других государствах также пытались пробовать что-то подобное, но практика показала, что это ни к чему хорошему не приведет. Стукачи были и будут. Они вербуются для проведения определенных заданий и работают под руководством оперативного сотрудника. Нельзя призывать народ "стучать" на всех подряд. Это приведет к взаимному стравливанию людей. В этой ситуации невиновных можно очень легко обвинить в вымышленных преступлениях. Наконец, это аморально. В свое время я читал донесение "тройки", в котором отражено, как в 1937 году был расстрелян генерал-латыш. Два соседа написали доносы: "Товарищ Гулбис каждое утро забирается на сопку и смотрит на запад". Под доносом подпись: "Абрагимов". Второй донос такой же. На основании этих двух доносов "тройка" постановила: "Расстрелять". У нас будет так же, если примут этот "закон о стукачах".

- Но у нас даже "тройка" не предусмотрена, так как генеральный прокурор единолично сможет вершить суд.

- Такой закон нельзя принимать. Я на самом деле не понимаю, чего этим законом хотят достичь. Может быть, правительство "свалить"? После принятия такого закона можно "валить" любое правительство. Если за этот закон Сейм проголосует, то это будет страшно. Ни в одном государстве нет такого закона. Кто его придумал? Уголовно-процессуальный закон ЛР совершенствуется уже несколько лет. Свои возражения по поводу брешей в нем должен был бы дать суд. Но до сих пор происходят всякие попытки скомпрометировать судебную власть.

- Депутат Сейма Солвита Аболтиня (от оппозиционной "антиолигархической" и проамериканской партии "Новое время" - прим. пер.) публично высказалась о том, что нормы "закона о стукачах" предусмотрены для Айварса Лембергса и Андриса Шкеле. Что вы думаете по этому поводу?

- Такое вполне может быть. Судя по информации в прессе, прокуратура строила обвинение против Лембергса только на основании свидетельских показаний его оппонентов. Можно понять, что никаких других доказательств там нет. Но дело в том, что эти оппоненты сами погрязли во всевозможных нарушениях. Чтобы они подтвердили свои показания в суде, у прокурора должна появиться возможность закрывать уголовные дела в отношении них самих. Иначе дело Лембергса дойдет до суда и его оппоненты скажут, что данные ранее свидетельские показания не являются правдивыми. Сейчас у всех главная задача одна - "закопать" Лембергса. Но Лембергс оказался упругим и цепким как кот, которого можно всячески швырять, но он все равно приземляется на все четыре лапы. Он не дурак, умеет выстраивать коммуникации и руководить. У него есть все данные, чтобы управлять. Такие вот люди многим не нравятся. Так же и со Шкеле. Считаю, что сейчас в политике Годманис является одной из сильнейших персон, способен руководить государством, но и на него давят со всех сторон. Как только он что-то требует, все это переворачивается с ног на голову. В конце концов, из-за этого давления Годманис будет вынужден уйти в отставку.

- Как можно оценить возможную вербовку членов Кабинета министров Латвии со стороны SAB?

- Если бы в Латвии существовал такой порядок, что вся информация доводится до премьера, таких вещей бы не происходило. Например, в советское время было строго определено, каких должностных лиц вербовать нельзя. Это были первые секретари партии, милицейские начальники, прокуроры и так далее. Они по закону должны были информировать. И сегодня латвийским министрам надо бы идти и сообщать, но не Янису Кажоциньшу (директор SAB - прим. пер.), а своему начальству - премьеру. Но так как в стране сложилась система, в которой каждый делает что хочет, то, наверное, Кажоциньшу нужна информация, и не для премьер-министра он ее собирает, а обычно кладет в свою папочку.

Правительства все время меняются, и если на некоего человека есть компромат, то его можно использовать. Он пригодится в хозяйстве, например, в случае, когда некую персону надо переизбрать на второй срок (в апреле 2008 года директор SAB Янис Кажоциньш после череды скандалов и критических оценок в свой адрес со стороны представителей правящей коалиции и некоторых оппозиционных партий был все же переизбран в должности по "настоятельной рекомендации" США, причем абсолютным большинством голосов депутатов Сейма Латвии - прим. пер.) Человек получает угрозы: "Если вы за меня не проголосуете, то завтра я направлю имеющуюся на вас папочку куда следует". Человек испугается и проголосует. Для управления государством нужна информация. Эту информацию должны использовать не SAB, КNAB или прокуратура, а государственная власть - премьер, соответствующие комиссии Сейма и президент Латвии. Не является нормальным то, что каждая структура что-то собирает, в том числе и на президента. Это негодная система.

Публикуется в сокращении.

Рекомендуем на данную тему:

Экс-глава разведки: "В информации органов безопасности правда не превышает пяти процентов"

В Латвии выслеживают и вербуют высших должностных лиц

"Министр! Идя в американское посольство, одень памперсы!"

2008-05-19 15:12:44