Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Ушаков: мы не русская партия!

Latvijas Avīze (Перевод www.pctvl.lv)

  

(picture 2)
Нил Ушаков.

С лидером партии «Центр согласия» Нилом Ушаковым беседуют корреспонденты Latvijas Avīze.

- Недавно вы были в Вашингтоне, где встречались с должностными лицами Госдепартамента. Ваш коллега Б. Цилевич высказался, что этот визит не был случайным, и «Центр согласия» является американским «последним ресурсом» в надежде восстановить в Латвии демократию.

– Это было бы для нас большой честью... Говоря об этом визите, я должен сказать большое спасибо госпоже Вайре Паэгле. Она помогла его организовать и также договорилась о моей встрече с латышами Америки, которая была очень интересной. Для меня эта поездка была очень важной и потому, чтобы развеять мифы о «Центре согласия» как русской партии, которая в своей деятельности ориентируется только на Россию. Это не так! Мы - объединение, которое работает на социал-демократической идеологической основе и защищает интересы и латышей, и русских. Так же и во внешней политике - по-моему, неправильно, если выделяется только одно направление - будь то Москва, Брюссель или Вашингтон. Все эти направления для Латвии важны! До этого мне довелось больше разговаривать с должностными лицами и политиками из Москвы. Поэтому считаю, что настало время эту ошибку исправить и расширить кругозор. Важно было информировать американцев, что в Латвии действует такое объединение «Центр согласия», которое стремится стать межэтнической политической силой. На мой взгляд, визит удался, и я полон решимости эту работу продолжать.

– Со слов господина Цилевича можно было понять, что это было особое приглашение, каких другие партии Латвии не видали...

– Я допускаю, что любой руководитель латвийской партии, приложив немного усилий, мог бы организовать такой же точно визит. Вопрос в другом - важно ли это для него? Может быть, политики других партий довольствуются тем, что происходит здесь, в Латвии, - зачем еще куда-то ехать?

– Значит, это был не только интерес американцев, вы к этому делу тоже приложили руку?

– Конечно!

– Вы сказали, что являетесь межэтнической партией, представляющей как латышей, так и русских. Есть ли у этого утверждения какие-то доказательства?

– К примеру, в Партии народного согласия, входящей в «Центр согласия», 70 процентов всех членов - латыши.

– Среди депутатов Сейма «Центра согласия» преобладают русские.

– Честно говоря, не знаю, почему. Также для меня сюрприз, что среди наших депутатов нет ни одной женщины. У меня нет ни одного рационального объяснения, ибо в партии у нас нет недостатка в активных, знающих женщинах. Но таков выбор избирателей. Если говорят о разделении наших избирателей по национальности - исследования показали, что на последних выборах Сейма 20 процентов наших избирателей были латышами. Но нельзя проверить это точно.

– И все же, чтобы создать межэтническую партию, надо бы дать конкретные ответы на многие вопросы. К примеру, один из таких вопросов – об оккупации Латвии. Вы ее признаете?

– Я могу сказать то же, что говорил раньше, - в 1940 году власть в Латвии была сменена недемократическим путем, при помощи угрозы насилия. Была ли это оккупация, аннексия или инкорпорация, - это вопрос для историков.

– Почему вы так очень избегаете употреблять слово «оккупация»?

– Я использую слова, которые, на мой взгляд, очень точно поясняют, что произошло в Латвии в 1940 году.

– Речь не только о 1940 годе, а о периоде времени в пятьдесят лет в истории Латвии. Как вы его назовете?

– Из-за недемократичных и насильственных действий Латвия была включена в состав недемократичного государства - СССР.

- Как вам кажется, почему Россия не желает признавать факт оккупации, если так часто подчеркивается, что сегодня это другое государство, которое не может нести ответственность за «грехи» СССР?

– Об этом, наверное, надо бы спросить у российских политиков, мне трудно об этом судить. Я, наверное, не та правильная персона, которая могла бы комментировать направления внешней политики России...

– Мы хотим слышать не мнение России, а ваше.

– Я считаю, что после распада СССР Россия по сути стала новым государством. Ей потребовалось время, чтобы понять свою историю. Чтобы сделать выводы. В этом ничего уникального. Вся Европа, по сути, состоит из рухнувших империй. Великобритании потребовалось довольно долгое время, чтобы освободиться от своего имперского мышления. А, к примеру, Зимбабве по-прежнему винит во всех своих проблемах британских колонизаторов.

– И все же нас больше интересуют отношения России и Латвии.

– Конечно, я это упомянул просто для примера. Для бывших империй обычно требуется более длительное время, чтобы понять свою роль и место в мире. В России эти процессы все еще происходят, и от дальнейшего развития государства будет зависеть и ее внешнеполитическое направление, и отношения с Латвией.

– Член Народной партии Гундарс Берзиньш высказался, что после следующих выборов самоуправлений власть в Риге перейдет в руки русских партий. Вас этот этот прогноз радует или пугает?

– Если господин Берзиньш подразумевал «Центр согласия», тогда это сообщение не совсем точное, ибо, как я уже сказал, мы себя считаем не русской партией, а социал-демократической силой. Конечно, мы готовы участвовать в выборах самоуправлений и бороться за власть.

– Вы думаете, чтобы придти к власти в Риге, сможете обойтись только своими силами?

– Вряд ли мы получим 51 процент голосов. Сейчас «Центр согласия» идеологически близок к Латвийской первой партии/Латвияс цельш, поэтому логично, что мы могли бы создавать коалицию с ними. Еще можно было бы сотрудничать с ЛСДРП.

– Но городской голова, надо думать, был бы из Первой партии?

– Это еще трудно предугадать. В Латвии в политике все может измениться в течение недели. Год назад никто не мог подумать, что Калвитис будет вынужден покинуть должность руководителя правительства. И до выборов самоуправлений еще есть время.

– Айнар Шлесерс высказался, что с удовольствем хотел бы попасть в руководство Рижской думы.

– Учитывая опыт и энергию Шлесерса, он бы мог быть руководителем любого города, однако, я думаю, и у нас будет свой кандидат на эту должность.

- Вы сказали, что считаете ЛПП/ЛЦ идеологически близким партнером. Эта близость выражается в хозяйственных вопросах или все же больше в вопросах интеграции и языка?

– ЛПП/ЛЦ центристы, что ближе к идеям социал-демократическим, чем у правых партий. У нас совпадает мнение в вопросах внешнеполитических - Шлесерс как министр сообщений понимает, что Латвии выгодны хорошие отношения с Россией. У нас со Шлесерсом совпадает мнение и в том, что негражданам надо разрешить участвовать в выборах самоуправлений.

- Это мнение Шлесерса или всей партии, то есть и премьера Годманиса?

- Я допускаю это как мнение руководителя партии, которое в известной мере определяет и позиции партии.

- Если бы вы пришли к власти в Риге, появились ли бы в столице таблички с названиями улиц на русском языке?

- Нет, в нашей программе это не предусмотрено.

-Ликвидируете ли улицу Дудаева?

- Смена названия улицы Дудаева была бы рациональным и правильным шагом. ЦС его бы поддержал.

- Установили ли бы в Риге памятник Петру Первому?

- В Риге много красивых парков, где можно разместить как памятник Петру Первому, так и другие красивые памятники. Я считаю, что вопрос о памятнике Петру Первому политизирован.

- Введете ли в Рижском самоуправлении официально русский язык?

- На наш взгляд, очень неправильно говорить, что русский язык в Латвии иностранный. Это игнорирование жизненной реальности. Иностранным может быть английский, немецкий, французский, но не русский язык. Русский язык - язык национального меньшинства, родной для более 30 процентов жителей Латвии. Это даже госпожа Друвиете признала. По-моему, языковую политику в Латвии надо формировать так, чтобы у латыша были все права не знать русский язык, однако, принимая во внимание этнический состав, Рига могла бы обеспечить возможность того, что заявление в самоуправление принимаются на русском языке. Конечно, позже они бы были переведены, и делопроизводство велось бы на латышском языке.

- Зачем это нужно?

- В Риге есть люди, которые не в состоянии общаться с самоуправлением на латышском языке, но коммунальные вопросы не связаны с политикой и ником образом не угрожают позициям латышского языка.

- Неужели вы действительно считаете, что люди за 20 лет не способны овладеть государственным языком?

- Я согласен, что государственный язык надо знать. Однако коммунальные вопросы - сфера специфическая. Недавно агентство государственно языка даже издало пояснительную книгу для латышей, в которой разъясняется соответствующая терминология. Почему нельзя подобным образом помочь и людям русской национальности? Я предполагаю, что со временем число заявлений на русском определенно бы снизилось.

- Каково ваше отношение к организациям, которые говорят, что представляют «русскую общину»? Например, возглавляемая Алтуховым организация, которая активно выступает за то, чтобы на выборах все русские партии шли единым списком?

- Очень хорошо, что общественные организации интересуются политикой и высказывают партиям разные предложения, но для нас неприемлемо создание политического списка по этническому принципу. Мы можем говорить о сотрудничестве, но не на этнической, а на идеологической основе. Если говорят об «общинах», для меня это слово неприемлемо распространять на отношения латышей и русских. Как можно разделить Ригу на какие-то общины? У нас очень много смешанных браков, как разделить эти семьи на общины? Люди разных национальностей работают на одном рабочем месте. Живут в одном районе. Об общинах можно говорить, к примеру, в Бельгии, где совсем другая ситуация.

- Согласны ли с тем, то латвийское государство никоим образом не должно способствовать деятельности таких организаций, которые призывают к изоляции и расколу общества?

- Это очень зависит от того, что эти организации делают. К примеру, в Лиепае действует возглавляемая господином Кравцовым «русская община», которая оказывает людям финансовую и иного рода помощь. Эта организация делает хорошее дело. Но не надо слово «община» использовать для политических целей, чтобы раскалывать латвийское общество. К этому надо относиться жестко! Между прочим, то, что у русских на выборах есть выбор голосовать за разные партии - ЦС, ЗаПЧЕЛ, ЛПП/ЛЦ, - уже свидетельствует, что такой единой общины не существует. Латвийские русские идеологически разные.

- В этом своем мнении вы солидарны с газетами «Вести» и «Час»?

- Эти газеты стараются отразить разные мнения, которые могли бы заинтересовать русскоязычных читателей. Там есть как мнение тех организаций, которые поддерживают создание «общины», так и наше мнение. Я не могу сказать, что в этом вопросе у «Вести» и «Часа» есть какое-то особое редакционное мнение.

- Перед выборами Сейма руководящие лица этих газет – издатель «Вестей» Козлов и главный редактор «Часа» Загоровская – поддерживали ЗаПЧЕЛ, однако после выборов уже сообщили о поддержке вашего объединения. Поэтому хотелось бы узнать, насколько мнение этих газет совпадает с мнением ЦС?

- Если не ошибаюсь, Андрей Козлов - член «Нового центра», - это одна из партий, образующих ЦС, а Ксения Загоровская не состоит ни в одной партии. Однако политические симпатии этих людей вряд ли влияют на содержание обеих газет. Ни «Вести», ни «Час» не являются партийными газетами, это коммерческие продукты.

- Каковы ваши отношения с ЗаПЧЕЛ? Пусть вы сейчас несколько отмежевались от этой партии, ваши ранние высказывания свидетельствуют о чем-то ином. К примеру, полтора года назад Янис Урбанович высказался: «Если речь о наших отношениях с ЗаПЧЕЛ, мы исполняем одну песню - они взяли на пару нот выше, мы – ниже. Но музыкальная композиция от этого становится только лучше! Нам очень нужны «пчелы» с их радикализмом, бескомпромиссным подходом». И ваше высказывание: «Интересы избирателей ЗаПЧЕЛ для нас так же важны, как интересы своих избирателей».

- Мы социал-демократическое объединение, поэтому для нас важны интересы не только тех, кто поддерживает нас, но интересы всех избирателей. Избиратели ЗаПЧЕЛ в большинстве русские, но одна из главных целей нашей программы - помочь интегрировать общество. Мы не хотим, чтобы русские отчуждались, как раз наоборот - им надо помочь стать полноценными членами общества. Как это сделать? Я уже упоминал пример, что самоуправления могли бы принимать от живущих в Латвии русских заявления на русском языке. Многие считают, что у нас другие цели, нежели у латвийского государства, что мы как-то сопротивляемся политике интеграции. Это не так. У нас те же цели, только мы считаем, что для достижения нужны другие инструменты. Избиратели ЗаПЧЕЛ зачастую люди, которым, к сожалению, в жизни не повезло, и они чувствуют себя оскорбленными. Мы хотим им помочь, чтобы это оскорбление уменьшилось.Зачем нам нужны радикализм и бескомпромиссный подход ЗаПЧЕЛ? Именно для того, чтобы показать, что наш подход более правильный, и им можно достичь больше.

- В вопросе о реформе образования ваша позиция совпадает с ЗаПЧЕЛ. И ЦС, и ЗаПЧЕЛ за то, что эту реформу надо отменить.

- Главная цель - чтобы любой молодой человек, заканчивая школу в Латвии, знал латышский язык. Вопрос - каким образом этого достичь? Один из показателей - результаты централизованных экзаменов. Если средняя оценка плохая, это свидетельствует, что в школе что-то не так. Тогда можно требовать ответственности от школьного руководства. Но не следует спускать какие-то пропорции свыше. Сколько учебных предметов изучать на латышском языке, сколько - на русском. Пусть это останется в ведении школы! Если бы школам была дана свобода, я думаю, процентное соотношение было примерно таким же, как определенное законом сейчас, - 60 процентов на русском языке и 40 процентов на латышском языке. И не было бы никакого сопротивления.

- Вы считаете, главная задача школы – научить латышскому языку, но школа должна воспитывать гражданина страны. И это не только язык...

- Согласен, но эта проблема затрагивает и латышские, и русские школы.

- Представители правящих партий нередко высказываются, что могли бы сотрудничать с ЦС, если бы у вас не было Рубикса. Похоже, это только отговорка. Что, по-вашему, отпугивает другие партии от сотрудничества?

- Я думаю, что партии преувеличивают роль этничности в политике. На бытовом уровне у латышей и русских проблем нет, но в политике они выражаются довольно остро. Рейтинги партий невысоки, поэтому они боятся экспериментировать, ибо считают, что избиратели могут этого не понять. Потому и такая воздержанность в отношениях с ЦС.

- И единственно Шлесерс не боится...

- Во-первых, он моложе лидеров других партий. И эластичнее, в лучшем смысле этого слова. Он готов экспериментировать, потому что уверен в себе и считает, что делает правильно.

- Он понимает, что при дружбе с вами можно больше получить, чем c латышами потерять. С вашей помощью он может придти к власти в Риге.

- Шлесерс понимает, что время этнических партий кончится, и будущее за межэтническими партиями.

- Какие главные проблемы видите вы в преддверии будущих выборов?

- Меня тревожит, что может быть низкая активность избирателей. Это означает, что в выборах могут победить или получить хорошие результаты некие открыто популистские силы типа партии Зигериста.

Рекомендуем на данную тему:

Шлесерс и Ушаков пугают Сейм своей дружбой

2008-05-10 21:30:28