Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

Президент Латвии: "Политические требования России все равно не будут учтены"

Latvijas Avīze, перевод Иносми.ру

  

(picture 2)
Валдис Затлерс.

Беседа журналистов Latvijas Avīze с президентом Латвии Валдисом Затлерсом.

- Каково ваше ощущение от скепсиса накануне праздника (4 мая - День провозглашения Декларации о восстановлении независимости Латвии - прим. пер.), когда избиратели идут ставить подписи за право роспуска Сейма, когда зачастую говорится, что правительство не прислушивается к людям, и таких насчитываются тысячи. Едва ли не выходит, что, вот, распустим Сейм, и тогда будет праздник!

- Сам я оптимист. Я редко бываю скептически настроен. В то же время хочу сказать, что скепсис многих, достигая критической массы, превращается в положительную активную деятельность и позицию. Например, предложения, как сделать общество лучше, как ему развиваться. На это мне позволяет надеяться именно большая человеческая активность, то, что ропот сменяется действиями.

- Параллельно сбору подписей за право роспуска Сейма работает ваша экспертная группа Конституционной комиссии над этими поправками в Основной закон. В этой связи теперь нередко звучит тезис о том, что-де президент будет торпедировать наши 200 тысяч подписей, "выстрелив" свои предложения.

- Моя инициатива и инициатива созданной мной Комиссии по конституционнному праву - это профессиональный анализ вопроса совершенствования Конституции. Мысль о необходимости таких экспертов в области права у меня появилась еще прошлым летом, когда открылись бреши в законодательстве. Отсутствие такой экспертизы создавало препятствия как для полноценной деятельности конституционных органов государства, так и, возможно, для полного осознания и использования народом своих прав. Поэтому необходимы улучшения. Нужно качественное и дальновидное совершенствование Конституции. Я уяснил для себя, что Конституция до сих пор подвергалась изменениям девять раз - иногда очень поспешно, под влиянием эмоций.

Всего лишь один раз, когда мы вступали в ЕС, вопрос был тщательно изучен, получены заключения экспертов по конституционному праву. Следует напоминать, что в тот раз также инициатива шла от президента страны Вайры Вике-Фрейберги. Уверен, что народ вправе влиять на изменения в Основном законе, и я очень положительно оцениваю такую волю народа. Но задание комиссии заключалось в более широком анализе этих процессов: если править Конституцию, то нужно понимать, что в ней поменяется, каковы будут предусматриваемые достижения и потери, какие механизмы еще следует приспособить. Такой всесторонний анализ могут дать только эксперты по конституционному праву высокого уровня.

- Было бы хорошо, если бы среди экспертов, которые подключены к этому делу, не выделялись бы одни "соросисты" или, наоборот, их оппоненты. Чтобы была представлена достаточно широкая аудитория, вызывающая доверие общества, а не господа, которые обычно собираются и говорят одно и то же.

- По таким вопросам, как изменения в Конституции, я уже с первого дня призываю высказываться всех, у кого имеются ясные аргументы. Решать, конечно, будут депутаты Сейма и народ. Поэтому первым шагом на пути к изменениям в Конституции будет моя встреча с Юридической комиссией Сейма, когда я изложу свои предложения относительно дальнейших действий. Это будет происходить после того, как я получу полный текст с позицией Комиссии по конституционному праву, в котором эксперты поставят в исследовании точку. Но и сейчас ни одному гражданину, ни одному эксперту-правоведу ничто не мешает высказаться по поводу предложений: что в них хорошего и что плохого. Это Основной закон государства, и он должен служить большинству наших граждан, а не меньшинству. Да, меньшинство вправе выражать свою точку зрения, стараться повлиять на процессы, быть неудовлетворенным, и в Конституции есть механизмы, которые прекрасно это предусматривают. Уже сейчас права меньшинства защищены достаточно хорошо.

- Господин президент, много говорится о том, что вы отправитесь в Россию, только еще не известно - когда. Но если я правильно понимаю, еще скорее, чем в России, вы окажетесь в Америке?

- В понедельник (21 апреля - прим. пер.) я начну свой первый двусторонний визит в США. Планирую встретиться с президентом Бушем и другими должностными лицами. У визита есть и другая цель - выступить с речью на конгрессе Объединения латышей Америки и вручить соотечественникам высшие награды нашего государства. На мой взгляд, это будет значимый визит, потому что у двустороннего официального рабочего визита к нашему стратегическому партнеру иной вес, нежели у отдельных встреч на саммитах или тому подобных больших мероприятиях. Это важное внешнеполитическое событие. Притом круг обсуждаемых вопросов достаточно широк - от сотрудничества в области безопасности с США как нашим стратегическим союзником, развития экономических связей между Латвией и США, до того, что мы вместе с союзниками можем сделать, чтобы помочь Грузии и Украине, которые встали на путь евроатлантических реформ. Мы находимся в числе тех стран-членов НАТО, которые граничат с Россией, которые находятся в конкретном географическом пространстве, и у нас в этой сфере также есть задания на будущее, которые нужно осознать самим и осознать вместе со своими союзниками.

- Что же будет с Россией до вашей встречи с Медведевым в Москве или до его прибытия в Ригу? Итак, треугольник взаимоотношений между Америкой, Россией и Латвией. В последнее время в СМИ ведется речь о том, что мы в своих симпатиях вроде как скатились на Восток. Я осторожен и не использую столь ужасные выражения, как "продались России" и т.п.

- Мы не можем поменять ни свою географию, ни историю, и нам нужно осознать важную геополитическую роль своего государства в международной системе. Порой в отношениях с соседней страной мы опираемся на эмоции, которые притом колеблются от одной крайности к другой. И здесь я хочу вспомнить саммит НАТО в Бухаресте, где позиция Латвии, Балтии, еще нескольких восточноевропейских государств была очень твердой в отношении того, что надо предоставить Грузии и Украине План действий по членству в НАТО. Это было также твердой позицией США.

Нам важно осознать, что НАТО и ЕС - альянсы ценностей, и что мы ясно понимаем, почему там находимся, какова наша ответственность в рамках систем коллективной безопасности. Мы никогда не будем военной сверхдержавой, поэтому мы все больше внимания должны обращать на те сферы, в которых можем дать свою "прибавленную стоимость", как например, гражданские проекты в Афганистане, помощь в развитии Молдовы, Украины, Грузии. Еще говоря о Бухаресте, хочу напоминать о Совете Россия-НАТО, на котором обсуждались возможности сотрудничества. Мы совершенно не согласны с тем, что Россия опасливо говорит: 'НАТО приближается к нашим границам'. Уже сейчас у Норвегии и государств Балтии, участниц НАТО, есть общая граница с Россией. И никакой угрозы со стороны НАТО России нет. Речь идет о том, как ЕС и НАТО формировать дальнейшие отношения с Россией. И тут важно, чтобы среди нас самих был единый подход для того, чтобы Россия уважала альянс как серьезного игрока. Саммит НАТО показал, что и мы, восточноевропейцы, со своей твердой, сплоченной позицией можем повлиять на общую позицию. На мой взгляд, это идет на пользу как нашим двусторонним отношениям с Россией, так отношениям Европы и НАТО с Россией. Будут уважать только таких партнеров или соседей, у которых есть осанка, аргументы и прагматичный подход к сотрудничеству. Когда спрашивают, боимся ли мы влияния извне, то я говорю, что нам нужно чувствовать себя столь крепкими, чтобы на нас невозможно было повлиять, и чтобы мы были самостоятельными в принятии решений и как Латвийское государство, и как равноценный игрок ЕС. В Европейском союзе все более происходит осознание энергетической безопасности и связанных с ней вызовов, потому что зависимость стран Европы от энергетических ресурсов России существенна. Но как только будут категоричные и ясные условия сотрудничества ЕС-Россия и их юридическое основание, то и наши взаимоотношения нормализуются, и экономическое сотрудничество станет теснее, потому что это будет обоюдовыгодно. Мы в Латвии стали немного заложниками своего безволия, потому что не сформулировали, каковы же на самом деле наши интересы в отношениях с Россией, потому что улучшение отношений само по себе не может быть определено как интерес. Отношения начали улучшаться, но при этом на бумаге нет списка, что в наших интересах является пуктом первым, вторым или третьим. Латвия должна это сделать.

Я вижу два главных направления такого сотрудничества: прежде всего, развитие экономического сотрудничества Латвии с Россией, которое для нас важно и как для страны-члена Европейского союза, а затем продолжать формировать понимание сложных вопросов между двумя странами, в том числе оккупации и преступлений тоталитарного режима.

- Но есть силы и отдельные лица, которые здесь непрерывно перемалывают одно и то же - вы не можете организовать нормальные отношения с Россией, пока не будете считаться с ее интересами. Чувствуете ли вы или предчувствуете эти "особые интересы", которые мы как бы обязаны реализовывать для России?

- Отделим экономические интересы от политических. Экономические обычно опираются на взаимную выгоду. Что касается политических интересов, то я думаю, что нам с каждым моментом нужно все строже стоять на том, что никаких политических требований Россия к Латвии как суверенному государству выдвигать не может. Они все равно не будут учтены, потому что нужно придерживаться того, что одно государство в политическую жизнь и законодательство другого не вмешивается. Это должно стать твердой руководящей линией, от которой не следует отступать ни на миллиметр, ни на волосок. Если будем стоять на этом, то и Россия нас больше будет уважать.

- В ходе вашего визита к Медведеву или в случае его пребывания в Риге нужно сказать, что никакая "дружба" не может существовать, если вы нас обвиняете, выставляете счета за какую-то несправедливость, "угнетение русских".

- Хорошая новость заключается в том, что риторические упреки за последние пятнадцать лет не изменились. Никаких новых аргументов не появилось, хотя возможно, что могли появиться. Хозяева на этой земле - мы, народ Латвии, и против риторики есть два варианта поведения. Либо опровергать, либо не обращать внимания.

- Как эстонский президент советовал - отнестись с благожелательным невниманием.

- Мы хорошо знаем озабоченности по поводу вопроса о "негражданах", о языке, но это те дела, где уступок не будет. Защищая эти дела, я думаю, мы сами могли бы больше сделать на месте.

- И что, на ваш взгляд, нужно сделать?

- Думаю, нужно выполнить известную "профилактическую проверку здоровья" Государственной языковой инспекции и остальных структур, которые заботятся о сохранении и развитии нашего государственного языка. Нам нужно оценить, каково положение дел с защитой государственного языка за последние пятнадцать лет. Нам самим нужно понять, где допущены ошибки, а также где и почему сохраняется то, что не способствует освоению государственного языка. Скоро в независимой Латвии вырастут уже два поколения, для которых после окончания школы не должно быть проблем с владением латышским языком.

- Да, вы правы, но для кого следовало бы сделать такие оценки?

- Есть два министерства - юстиции и образования - которые полностью за это отвечают и которым нужно выяснить состояние языкового "здоровья". А также для начатой работы по созданию объединенной образовательной системы, независимо от того, является ли это школой с латышским языком обучения или школой на языке меньшинств, которая должна приблизиться к завершению. Конечно, ученик по окончании школы должен быть не только приготовлен к повседневной жизни, но и воспитан патриотом Латвийского государства. Этот процесс время от времени нужно оценивать, проверять, в каком направлении мы идем, потому что, в конце концов, это наше новое поколение. Мы его воспитываем, никто другой этого не сделает.

- Мне хотелось бы еще узнать вашу точку зрения по вопросу, за который мы боролись - в конце концов, нужно ли в школе изучать историю Латвии как отдельный предмет?

- Историю Латвии определенно нужно изучать, в первую очередь, как отдельный предмет, чтобы понимать течение истории, какой она была непосредственно для Латвии. Конечно, историю Латвии нужно изучать в контексте мировой истории. Я знаю, что сейчас некоторые учителя считают - лучше историю освоить только в контексте. Я полагаю, что можно и так, но нельзя забывать, что на историю Латвии особое внимание должно обращается для того, чтобы в каждом школьнике представление о своем государстве укреплялось бы как можно тверже. И нужно учитывать то, что несмотря на различие точек зрения, история главным образом - это факты. У нас здесь, на территории Латвии, должно быть единое, ясное представление о том, какова наша история. В школе нужно прививать латвийский взгляд на историю Латвии.

Публикуется в сокращении.

2008-04-22 12:45:11