Главная  Архив  Обращение к читателям  Пишите нам  Персоналии   Законы  Консультации
[EN] [LV]

В Латвии выслеживают и вербуют высших должностных лиц

Neatkarīgā Rīta Avīze (Перевод ИноСМИ.Ru)

  

(picture 2)
Ветеран Народной партии Гундарс Берзиньш. Фото с сайта www.mk.gov.lv.

Обладающий большим опытом в латвийской политике ветеран Народной партии Гундарс Берзиньш в интервью газете Neatkarīgā Rīta Avīze (NRA) упоминает о фактах, свидетельствующих, что Бюро по защите Конституции (SAB) стало политическим оружием; анализирует дальнейшие шансы всевозможных политических сил и прогнозирует для общества 'холодный душ' после того, как будут осуществлены пока еще только запланированные политические мероприятия.

- В предыдущем интервью NRA вы иронизировали над низкопоклонством директора SAB Яниса Кажоциньша перед сильными мира сего (США и их посольство в Риге - прим. пер.). Политики сразу спохватились, что у директора SAB вот-вот закончатся полномочия (в мае 2008 года - прим. пер.). Были ли ваши высказывания в тот раз дружественной критикой? Или имел место косвенный призыв его не переизбирать?

- В тот раз я говорил о неприятном, о том, что публично озвучивать многие уклоняются. Эти темы, как правило, обсуждаются конфиденциально. Говоря о деятельности SAB и ее директора, прежде всего, следует подчеркнуть, что в работе руководителя этого учреждения Конституция Латвии должна быть высшей ценностью. Во-вторых, этот человек должен быть политически нейтральным. В третьих, профессиональным. Если мы посмотрим на спецслужбы других государств, то там внешней разведкой и контрразведкой занимаются не милитаристы, а люди с выдающимися способностями к аналитическому мышлению. Дееспособность служб безопасности в значительной мере обуславливает и жизнеспособность самого государства. Владение информацией о рисках и угрозах - одно из самых важных условий государственного существования. Если эти службы слабы, либо служат иным целям, то государственной безопасности и конкурентоспособности страны причиняется существенный вред.

- Можно ли из этого сделать вывод, что во времена Яниса Кажоциньша SAB служил не интересам Латвии, а иных властей?

- Есть дела, по которым следовало бы подискутировать, и которые можно было делать по-иному. Хотел бы подчеркнуть, что я выражаю исключительно свою собственную точку зрения. Например, очень большие ресурсы затрачиваются на ведение мониторинга внутриполитических процессов в Латвии. Недопустима вербовка высоких должностных лиц государства для сотрудничества с SAB. Неприемлема также и слежка за ними. Интересная получилась история с высылкой российского шпиона (в январе 2008 года был объявлен 'персоной нон грата' второй секретарь посольства России в Латвии, вице-консул Александр Рогожин). Если допустим, что только один человек в российском посольстве шпионит, тогда это большая катастрофа для России. В свою очередь, если SAB знает только одного русского шпиона в диппредставительстве, тогда это катастрофа для Латвии. На мой взгляд, скандал с высылкой российского шпиона был устроен потому, что приближалось время переизбрания директора SAB и грозила развернуться дискуссия о том, что происходит в наших спецслужбах. Например, в то время стало известно, что SAB завербовал одного из членов Кабинета министров Латвии. В мире такая практика не принята. Притом нужно учитывать, как происходит вербовка - обычно человека, который что-то плохое сделал, ловят и заставляет сообщать о внутриполитических процессах в правительстве и представляемой им партии. На мой взгляд, это неприемлемо.

- Кто этот осведомитель?

- Это не 'оранжевый' (партийный цвет 'народников' - прим. пер.) Но спросите об этом у Кажоциньша. Сейчас глава SAB утверждает, что прослушивание телефонов идет на спад. Все случаи проверяет прокурор, и все законно. Но при этом используется иной прием - чтобы формально получить законную санкцию на прослушивание, пишутся всякие спецдонесения на любого человека. Например, недавно один осведомитель написал следующее: ему показалось, что в связи с заключением Договора о границе между Россией и Латвией премьер-министр Айгарс Калвитис, министр иностранных дел Марис Риекстиньш и советник премьера Петерис Устубс, возможно, получили акции 'Газпрома'. Хотя ясность в данном вопросе можно легко установить, но на основании этого абсурдного спецсообщения было возбуждено проверочное дело, начаты прослушивание их телефонных разговоров, наблюдение, контроль переписки. И это сделано на основании одного, на мой взгляд, полностью абсурдного сообщения! Это может продолжаться месяцами, полгода и дольше! Я не удивляюсь, что такие действия были санкционированы: одно дело - глупое сообщение, совсем другое, если с такой заявкой приходит столь серьезное учреждение, как SAB. Тогда это уже пахнет государственной изменой, поэтому судья не будет рисковать, отказывая в санкции. Итак, с помощью 'бдительных осведомителей из народа' сейчас формируется законное прикрытие для фактически незаконной слежки за должностными лицами. В службах безопасности думают: "Так как хотелось бы министра 'послушать', но есть опасения по поводу того, что это будет незаконно, то 'состряпаем' какое-нибудь спецсообщение, вот и появится законное основание".

В свое время в Сейме Латвии актуализировался вопрос насчет содержимого 'мешков ЧеКа' (картотека агентуры КГБ ЛССР - прим. пер.). Сегодня я уже не призываю открыть 'мешки', потому что прошел изрядный период времени, и делать это было бы смешно. Но интересно, что люди, которые могли быть в этих 'мешках', завербованы в качестве осведомителей SAB.

- Это означает, что несколько фамилий из 'мешков' пропало в обмен на сотрудничество с SAB?

- Да. Из чекиста - в стражи Конституции! Соглашаясь сотрудничать с БЗК, человек уже не выдается и становится полностью защищенным. Этим путем пошли многие очень тесно связанные с политикой люди, особенно после вступления Кажоциньша в должность директора бюро. Я вижу этих 'мешочников' и во вновь создаваемых партиях. Следовало бы оценить, какой вклад в государственную безопасность и защиту Конституции сейчас могут внести бывшие осведомители ЧК. Нет сомнений, что со сменой политической системы агенты предыдущего строя обычно используются. Но нужно понимать, что наследник старой системы в России все еще жив. В Москве на этих агентов хранятся еще более убедительные бумаги, и если будет нужно, то Россия их перевербует. Я полагаю, что не правильно стараться любой ценой использовать этих людей из-за того, что у них есть пятно в прошлом, и поэтому они становятся управляемыми.

Еще одно дело. У Владимира Вашкевича случился конфликт с SAB, и у него возникли проблемы с допуском к государственной тайне (начальник Криминального управления таможни Службы госдоходов Латвии, на которого 21 мая 2007 года было совершено покушение путем подрыва автомобиля - прим. пер.). Результаты борьбы с контрабандой у руководимого Вашкевичем учреждения хорошие - этого нельзя не признать. Вопрос: а в чем проблема, почему не выдается допуск? Латвия с точки зрения спецслужб является довольно заманчивым местом. Порты и транзитные пути затрагивают интересы многих служб. Чтобы добыть информацию, службы сотрудничают не с 'Армией спасения', а со всевозможными весьма сомнительными людьми, иногда даже преступниками. Не удивительно, что платой за сотрудничество может быть поддержка со стороны таможни. Она может выражаться в том, что какому-нибудь осведомителю спецслужбы позволяется, например, провозить маленькую контрабанду. Напротив, Вашкевич к таким делам относился очень принципиально. При нахождении большой контрабанды расследование доводилось до конца, несмотря на интересы наших или дружественных спецслужб. Поэтому Вашкевич попал в список нежелательных лиц, и делается все, чтобы его охаяли.

Еще один пример 'политической нейтральности' SAB. У одного известного в политике человека, побывавшего в кресле премьер-министра, были проблемы с доступом к государственной тайне (имеется в виду экс-премьер Эйнарс Репше, партия 'Новое время' - прим. пер.). Они возникли, потому что в соответствии с руководящей линией НАТО человеку, у которого имеется финансовая зависимость от каких-то непонятных лиц, допуск не может быть выдан - на это даже указали дружественные спецслужбы. Однако Янис Кажоциньш принял решение выдать допуск высшей категории этому человеку - с условием, что в течение года он должен избавиться от финансовой зависимости. Таких полномочий у Кажоциньша не было. Это указывает на двойные стандарты. Так, не было формальных причин не давать допуск Вашкевичу, однако с этим случилась 'задержка'. Напротив, другому деятелю, в отношении которого были очевидные причины отказать в допуске, он был предоставлен. Если в службах ничего не будет меняться, мы так и не узнаем, скольким людям допуски выданы подобным образом.

- Есть ли еще какие-то примеры действий SAB против политиков?

- На этот раз хватит. Наступит время, и я расскажу о троице латвийских разведслужб (традиционно к ним относят SAB, Полицию безопасности и Службу военной разведки и контрразведки, однако в данном контексте Г. Берзиньш может иметь в виду и Бюро по предотвращению и борьбе против коррупции (КNAB) - прим. пер.). Это вовсе не 'святая троица'. Рука руку моет, и формально соблюдая закон, в массовом порядке нарушаются права человека, ведется слежка за людьми, контролируются разговоры.

- В предыдущем интервью вы сказали, что бывший американский посол Кэтрин Тодд-Бейли причинила большой вред интересам США в Латвии. Новый посол США Чарльз Ларсон вскоре после прибытия заявил: то, что в Латвии делала Бейли, было государственной политикой США. Как формируются отношения наших политиков с новым посолом?

- США - это наш стратегический партнер. Америка является великой державой, которая определяет мировые политические процессы. Для Латвии очень важно поддерживать хорошие отношения с США. На мой взгляд, новый посол на голову компетентнее предшественницы в правовых вопросах, от чего как США, так и Латвия только выиграют. На мой взгляд, приступивший к работе посол - очень открытый и сердечный человек. Мне импонирует его желание выучить латышский язык. Например, госпожа Бейли даже не старалась этого сделать. Это вопрос отношения. Уже одно то, что именно он сюда был направлен, а Бейли - отозвана, свидетельствует, что ее деятельность была оценена неудовлетворительно. Жаль, что новый посол был прислан столь поздно. Я надеюсь на очень успешное сотрудничество.

- Какова главная причина того, что правящая коалиция не может набрать обороты: ее слабость или сила внепарламентской оппозиции?

- Сложный вопрос, который связан с общим настроением общественности. Хотя мы и можем говорить о нехватке денег, но материальное благосостояние людей улучшилось. Однако общая социальная среда стала очень депрессивной. Мы оказались на распутье, так же, как это было во времена 'первой' Латвии после шестнадцати-восемнадцати лет независимости. В тот раз образовался хаос, за которым последовал переворот Карлиса Улманиса (в 1934 году - прим. пер.). Слава богу, такие перевороты уже невозможны и не нужны. Видно, что сейчас все чем-то не удовлетворены. Каким образом добиться умиротворения - на это ответить нелегко.

Эскалация неудовлетворенности порождается беспрестанным тиражированием негатива. Например, канал TV3 с октября по март растерял крупную аудиторию, в чем немалая заслуга еженедельной новостной передачи, переполненной 'чернухой'. В какой-то момент людям нравится негатив, но в конце концов, хочется и чего-то красивого. Тем временем, у телеканала LNT аудитория растет.

Схожие процессы наблюдаются и на рынке прессы. Аудитория NRA увеличивается, потому что в этой газете представлены различные точки зрения. Которые могут нравиться или нет, но они у вас присутствуют, причем всевозможные. В свою очередь, Diena - самое подцензурное СМИ в Латвии, в котором преподносится извращенная односторонняя точка зрения, не дающая полного представления о событиях и процессах.

Сейчас происходящее в политике сравнивается со строительством дома. Чтобы построить дом, нужны кирпичи. Но одними кирпичами здесь не обойтись. Требуется цемент и гравий, что их соединят. В политике сейчас собраны только кирпичики, формируются новые партии, происходит процесс дробления действующих партий, сознательно расщепляется латышский правый электорат. На мой взгляд, уже сейчас в Риге победа русского электората неизбежна (выборы в Рижскую думу состоятся летом 2009 года - прим.пер.). За это нам нужно отблагодарить тех людей и те силы, которые подрывают правые партии.

После муниципальных выборов существующим правым политическим силам нужно будет оценить перспективы и продемонстрировать способность консолидироваться. Нынешний политический цикл в Латвии я называю 'Играми хамелеонов'. Хамелеон - существо, которое под влиянием внешней среды перекрашивается и приобретает формы окрестной среды, но он не формирует среду. Сейчас многие политики также только меняют расцветку. После выборов в самоуправления я не вижу для правых партий иных возможностей, кроме объединения.

- Кто раскалывает партии?

- Для латышей характерно влечение к единоличности, к расколам. Другое дело, что присутствуют личные амбиции политиков, побывавших во власти. Они разрушали партию 'Новое время', это из-за них партия 'Латвийский путь' потеряла свои позиции. В-третьих, все еще активно действуют люди, которые со своими деньгами и влиянием желают руководить процессами. Посмотрите, какие деньги тратятся на всевозможные кампании. Финансирование этих кампаний не проверяется, потому что средства негосударственных организаций нельзя контролировать.

Осталось только кому-нибудь поинтересоваться неясными моментами финансирования 'зонтичного митинга' (массовый протест у здания Сейма с участием около пяти тысяч человек, организованный 18 октября 2007 года проамериканскими правонационалистическими силами, обвинявшими правительство Айгарса Калвитиса в недемократичности и коррумпированности, а также выступавшими в защиту увольняемого руководителя КNAB), так сразу окажется, что проявление такого любопытства 'рушит демократию'. Например, кампания за пенсионный закон. Блок Штокенбергса-Лиепниекса удачно нашел нишу, в которой можно спекулировать на эмоциях и отрицательных лозунгах. Денег у них хватает. Кампания за пенсионный закон еще впереди - готовьте носовые платочки.

В качестве одного из выходов вижу человеческую инициативу - я призываю людей максимально активно включиться в работу партий. С точки зрения стабильности это очень важно. В стане пикетчиков, держателей свечечек и критиканов людей предостаточно.

- Нужно ли ожидать внеочередных выборов?

- Эти реакционные силы, вновь образуемые политические партии, а также их финансовые спонсоры сделают все, чтобы это произошло.

- У каких политических сил вы прогнозируете самые большие достижения: у тех, которые уже заявили о своем существовании, или иных, кто о себе пока открыто не говорит?

- Если выборы будут проводиться в привычное время, тогда еще останется время для появления какой-нибудь 'плеяды спасителей'. Но политика требует узнаваемости. В значительной мере будут доминировать известные сегодня силы, однако остается такой вопрос: в каком сочетании кто с кем станцует, кто станцует польку, а кто - казачка? Абсолютно новые влиятельные политические фигуры появиться не могут. Однако нужно подчеркнуть, что в формировании новых сил есть и позитивные признаки. Они показывают слабые места находящимся сейчас у руля и позволяют им собраться с духом. Действующие партии не могут в политике почивать на лаврах. Нынешняя политическая среда в Латвии слишком скучна и самодовольна. Теперь эти появляющиеся маленькие 'щуки' заставляют всерьез собраться с духом.

- Поддерживаете ли вы принятие 'закона о стукачах'?

- Я считаю его очень опасным. В сталинские времена были, по крайней мере, 'тройки'. Это значило, что тогда вопрос об уничтожении человека, либо его освобождении, решался тремя лицами. После принятия 'закона о стукачах' судьбы людей будут решаться единолично. Это какое-то сумасшествие. В проекте 'закона о стукачах' содержится очень много опасных моментов. Некоторые аспекты уже сейчас становятся публично заметными. Так, из телесюжета я узнал, что в одном из дел, касающихся заказных убийств, полиция хотела выдвинуть обвинение в отношении подозреваемых лиц, но прокуратура посчитала, что доказательств недостаточно, поэтому обвинение не было предъявлено. Теперь посмотрим на дело Гринбергса, после которого прокурор Марис Лея в телеэфире заявил: если поддаваться влиянию сомнений по поводу выигрышности дела в суде, то до судебного разбирательства не доводилось бы ни одно уголовное дело. Можно согласиться с этим, только тогда возникает вопрос: почему в случае заказных убийств эти сомнения препятствовали даже выдвижению обвинения?

Сейчас гипертрофированное внимание обращено на один вид преступлений - на коррупцию, мешая борьбе с другими угрозами. Как же быть с распространением наркотиков, убийствами? Но я говорю, что нам нужна сильная независимая служба по борьбе с наркотиками. Разве для Латвии это сейчас не важно? Давая в распоряжение КNAB все, что только можно, и оставляя без должного внимания борьбу с другими преступлениями, разве мы не подрываем государственную безопасность Латвии?

Возвращаясь к 'закону о стукачах' - если речь идет о сотрудничестве преступника с правоохранительными органами, это может найти поддержку. Наказание такому лицу можно уменьшить, можно даже освободить его совсем, но это должен решать суд, как и делается в большинстве стран мира. В соответствии с нынешнем вариантом проекта закона, осведомители знают, что их освободят. А затем окажется, что предоставленные сведения были неправдой, либо их недостаточно для раскрытия преступления.

На мой взгляд, этот 'закон о стукачах' будет на руку криминалу. За это мы тяжко расплатимся ростом преступности.

P. S.

Как сообщает агентство LETA, Бюро по защите Конституции (SAB) обратилось в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить обоснованность скандальных высказываний Гундарса Безриньша...

Рекомендуем на данную тему:

"Министр! Идя в американское посольство, одень памперсы!"

Мобильные телефоны стали подслушивать меньше

2008-04-01 00:22:03